Зимняя сказка

А на дворе сыпал снег, мелко, но густо. Он уже
завалил крыльцо и грузными шапками свешивался
с крыши, с наличников окон. Весь Муми-дом скоро
должен был превратиться в сплошной пухлый сугроб…
«Шляпа волшебника». Туве Янссон.

     Я тогда ещё в школе учился. И в одном классе со мной училась эта парочка. Его звали Вова, а её Лена. Со стороны их отношения выглядели смешными, и я, да и все остальные уроды, что учились со мной, частенько посмеивались над ними. И действительно она все время командовала им. А может быть, это была просто зависть… Ну, да не важно. То, что вы прочтете ниже придумано, но вполне могло произойти с этими двумя людьми. Чтобы мне удобнее было писать, а вам — читать, я буду писать от имени Вовы, а когда надо, то снова буду писать как автор.

     Елка мерцала блестками и лампочками. За окном было холодно, а в доме растекалось прозрачное тепло. Все это наводило на миролюбивый нрав. Хотелось сидеть так подольше. Но тут у отца зазвонил мобильник. «Да, … да … что … а, конечно», — сказал он в трубку.

     — Мне придется уехать, — сказал он. — Справитесь тут без меня?

     Сделав несколько распоряжений и пояснений по хозяйству, он сел в машину и укатил. Мы с Леной остались одни. Вообще, идея встретить Новый год на даче была не так плоха, ну а теперь она становилась вообще сногсшибательно классной. Я предложил ей выпить вина, и она согласилась. Я наполнил рюмки и мы выпили. Тепло заструилось внутрь организма, а в носу все еще стоял пьянящий аромат вина.

     — Сядь поближе, — попросила Лена.

     Я подсел. Через мгновение мы уже обнимались, а ещё через мгновение я ощутил её острый язычок у себя во рту. Он бегал туда-сюда и как будто договаривался о чем-то с моим. Я начал возбуждаться. Это случалось и раньше, но сейчас было как-то особенно сильно. Тут она оторвалась от меня и сказала:

     — На праздник я хочу подарить тебе…ну скажем, элемент одежды.

     Она засунула руку в карман и извлекла оттуда … презерватив. Я хотел уже снова обнять её, чтобы постепенно снять с неё одежду, но она остановила меня.

     — Если хочешь получить меня, ты должен делать все как я скажу.

     — И что же мне делать, — с нетерпением спросил я.

     — Мы будем делать это в бане, поэтому ты должен подготовить её.

     Зная, что все, что Лена придумывает, всегда заканчивается здорово, я послушно пошел растапливать баню. Не спрашивайте меня, как это делается — я баню никогда не растапливал (прим. автора). Через некоторое время все было готово, и мы стояли посреди небольшого, обитого деревом помещения с кафельным полом. Было жарко — мы ещё не разделись и были в теплой одежде.

     — Теперь иди и разденься до трусов там, а я вон там, — сказала мне Лена, и мы разошлись по разные стороны небольшой перегородки.

     — Ты готова? — спросил я, скинув одежду.

     — Ещё нет… Вот теперь готова. Выходи, — ответила она мне.

     Я вышел, и она вышла. Я стал рассматривать её. Дело в том, что её лицо с большими глазами и пухлыми губками очень здорово гармонировало с увесистыми грудями, кончики которых были увенчаны темными сосочками, которые, в свою очередь, были обведены широкой каймой цвета шоколада. Было видно черные волоски, которые слегка выглядывали из-под розовых трусиков. Она пристально смотрела на мои плавки, ибо они уже вздулись из-за распиравшей их силы моего бойца. Я первым пришел в себя и крепко обнял её. Я ощутил, что кончики её упругих грудей очень твердые. Мы поцеловались как тогда в доме.

     — Где мой элемент одежды? Я одену его, — шутливо спросил я.

     — Подожди, сначала ляг на ту лавку.

     Я лег. Лена нагнулась надо мной. Она поцеловала меня в губы, а потом вынула язык и повела им по всему моему телу. Обвела языком вокруг пупка и приспустила плавки руками. Оттуда сразу же выпрыгнул мой член. Он уже был готов, и на кончике его была прозрачная капля смазки. Рукой она стала одевать-раздевать головку моего члена. От этого он выделил еще больше смазки, а его хозяин слегка застонал. Потом она размазала смазку по головке и подула на неё. Я почувствовал, как приятный холодок окутал маленькую часть моего организма. Я усмехнулся. А Лена заглотила весь мой член и двигалась по нему вверх-вниз. При этом её груди колыхались в такт, что ещё больше заводило меня. Потом она оставила у себя во рту только головку, а её язычок начал бегать по ней. Он то бегал кругами, то точил одну из щечек. Когда же он пробегал посередине, там, где отверстие, меня пробивало, и я чувствовал, что скоро кончу. Я предупредил об это Лену, но она как будто не заметила. И я спустил. Рот Лены наполнился спермой, но она не выпускала её. Она стала затягивать её. Так она и заглотила всю мою сперму.

     — Ты уже выдохся, давай я тебя вымою, — сказала она мне.

     Она окатила меня теплой водой и стала намыливать мочалку. Затем она покрыла все моё тело мыльной пеной и сказала, чтобы я лег на живот. Также она намылила мне спину. Потом она принялась за мою задницу. Она не стала тереть её мочалкой, а взяла в руки побольше пены и стала водить по ней руками. Казалось, что она получала от этого удовольствие. Пару раз Лена не сильно похлопала меня по заду. Потом она стала запускать пальцы мне в задний проход. Когда все было закончено, Лена снова окатила меня водой.

     — Теперь твоя очередь, — сказала она и легла на лавку.

     Я тоже сначала поцеловал её в губы, а затем начал покрывать поцелуями её шею и опустился на грудь. Я сжал губами один сосок. Лена вздохнула и набрала в себя много воздуха. Наверное, я нашел одну из её эрогенных зон. Я начал водить языком по широкой коричневой кайме, окаймлявшей её сосок. В это же время я двумя пальцами сжимал другой сосок. Потом я поменял сосок, что был у меня во рту на другой. При этом я заметил, что Лена закрыла глаза и водила языком по губам. Постепенно я спустился ещё ниже и начал облизывать вход в её штучку. В бане было очень жарко, и мы сильно вспотели. Её губки были солоноваты на вкус от пота. И это меня возбуждало. Я нашел её клитор и провел по нему пальцем. Лена вздрогнула и застонала. Тогда я провел языком по входу в её пещерку. Она снова вздрогнула. Я продолжил лизать, а Лена стонала от удовольствия. Тогда я ввел большой палец руки ей в норку, а средний просунул в дырочку сзади. «А-а-а-а», — услышал я звук удовольствия. Я двигал двумя пальцами до тех пор, пока моя любимая не стала кончать. Тогда я снова прильнул ртом к её пещерке и стал вкушать её соки -сейчас это был нектар богов для меня. Кончала она весьма бурно, содрогаясь всем телом.

     — Теперь вымой меня — сам то ты уже чистый, — сказала мне Лена.

     Я намылил мочалку и стал мыть Лену. Потом я сел, а её усадил на колени. Мой торчащий пенис упирался в её прекрасную попку. Я стал оглаживать её большие, скользкие от мыла и пота груди. В это время она подвинулась назад, так, что мой член оказался впереди неё. Тут я почувствовал, как на моего бойца одевают презерватив. Затем я почувствовал, как он входит во что-то теплое — в пещерку моей Лены. Мы стали синхронно совершать толкательные движения. Это продолжалось некоторое время, но нам показалось, что так не очень удобно. Мы подошли к душу, я открыл его. Затем Лена встала к стене, а я вогнал в неё покрытого латексом бойца. Так мы трахались под душем. Вода стекала по нашим телам, и мы близились к финишной точке. Тут я начал кончать. Мой член был защищен презервативом, поэтому я не боялся кончить в Лену. Как эхо отражается в горах, так и Лена стала кончать вслед за мной.

     Потом мы ещё долго обнимались, стоя под душем. Я шептал ей на ухо, что люблю её. Она говорила мне то же самое.

     — А теперь новая забава, — крикнула она и открыла дверь на улицу.

     Я понял, к чему она клонит. В бане было очень жарко, а на улице холодно — такой контраст нельзя было упустить. Мы выбежали, нет, даже выпрыгнули на улицу — прямо в сугроб. Как потом мы пожалели об этом… Но пока мы кувыркались в снегу, обнимались нагишом. Все это доставляло большое удовольствие. Снег, как будто маленькими иголочками покалывал тело. Ощущения были просто выше крыши. Лена опустилась на колени передо мной и снова принялась отсасывать у меня. Я кончил ей прямо на лицо. Чтобы загладить свою вину я стал целовать её: в губы, в глаза, в щеки. Так я убрал почти всю свою сперму с лица Лены.

     И тут стало жутко холодно, и мы решили пойти назад в баню. Я дернул за ручку. Дверь не открывалась. Она захлопнулась. Я не знаю, с чего моему отцу взбрела в голову эта идея — сделать замок в бане. Там ведь не было ничего ценного. Но хуже всего было то, что ключи от дома я оставил с одеждой — в бане.

     Было очень стыдно, но еще больше ощущался холод — и я побежал на дорогу, чтобы позвать кого-нибудь из соседей на помощь. Но когда я встал посередине дороги, моему взору открылось ужасное зрелище: все дома стояли темными — в них не горел свет, а значит, и не было людей. И тут мне пришла идея.

     Под крыльцом было небольшое помещение для строительных материалов. Там тоже была дверь, но в отличие от банной и двери дома, она легко выламывалась. Мы заползли в это помещение. К счастью, там было много старых пустых мешков. Я укутал ими Лену и накрылся сам. Но все равно было очень холодно. Мне показалось, что Лена засыпает. Я снова принялся целовать её и тереть ей руки, чтобы согреть. Но это не помогало. И тут…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]