Зимний лес. Часть 1

     В конце января я решила показать ученикам зимний лес — сделать пробежку на лыжах. В начале, класс поддержали эту идею, но в субботу пришли только трое мальчишек Антон, его друг Пашка и Гена Белкин. Подождав с полчаса, мы взяли у завхоза гимназии четверо беговушек и подогнали их под себя. На троллейбусе доехали до автостанции, там немного подождали нужный автобус, час езды и мы на месте. Перед нами предстал зимний лес, — нетронутая целина снега и сосны и ели в белом пушистом наряде. Мы быстро сделали свои дела — «мальчики на лево, девочки на право», надели лыжи и отправились в путь. Было уже начало первого, я решила так, час — полтора пробежать, там перекусить и час — полтора назад, ну в запасе еще 45 минут до автобуса в 16-30. Еще подумала, что для мальчишек это будет с головой, тем более что они еще ни разу не ходили на беговушках.

     

     Погода стояла отличная — голубое небо, солнышко светит, где-то 5 градусов мороза.

     Лес встретил нас спокойствием и тишиной. Мальчишки быстро освоились с лыжами и уже даже немного стали баловаться и кидаться снежками. Воздух был изумительным, а кругом лесная тишина. По пути мы встретили следы зайца и наверно лисы, спугнули какую-то птицу.

     Мальчишки разрумянились и были очень довольны. По времени сделали привал, съели бутерброды с бужениной, запили чаем из термоса. Мальчишки хотели разжечь костер, но ничего не получилось и мы двинулись назад.

     

     Наверно, правильнее было бы возвращаться по нашим следам, но мы решили идти параллельно, по новым местам. В результате, пройдя полтора час, затем еще пол я поняла, что мы заблудились. А было уже начало пятого, скоро начнет темнеть, к тому же пошел снег. А нам ничего не оставалось, как двигаться вперед. Я уже начала волноваться, но была уверенна, что мы куда-нибудь, да выйдем.

     

     Так, где-то через час, мы вышли на какое-то поле. Вдали виднелись не то сельские, не то дачные домики, в одном даже горел свет. Сумерки быстро сгущались, и начиналась пурга. Через минут 20 мы подошли в какому-то дачном кооперативу. Тут вдруг Гена сказал, что он знает это место, у них здесь своя дача есть, только надо еще минут 15 пройти, а до дороги минут 30 будет, но автобуса уже сегодня не будет, всего два ходят, один утром, а другой вечером. Ключ у них, на всякий случай, «под половиком» спрятан, и можно пока передохнуть там.

     

     Ну что же, давай пока туда, — решила я, — а там перезвоним своим, тем более пурга усиливалась.

     Дачка оказалась еще старого образца, без газового отопления, но с печкой в одной из комнат. Просто родители Гены постоянно находились за границей и дачей давно никто не занимался.

     

     Мы, оставив лыжи в прихожей, расположились в комнате с печкой. Мальчишки решили разжечь печь, погреться, пока нас заберут, слава богу, сухие дрова были запасены. Но тут выяснилось, что Гена не может внятно объяснить, где находится его дача и как сюда добираться, а дома только старая бабушка, которая по телефону ничего не слышит, а родители приедут из-за границы только через три дня.

     

     Тут я поняла, что возможно даже нам придется здесь и заночевать. Было уже начало седьмого, на улице темно, холодно и метет, а тут все же есть свет, печь и дрова.

     Стали разжигать печь и задымили всю комнату, но все же печь разгорелась. Я сказала, чтобы ребята наносили дров, пока помещение проветрится, а Гена показал, где можно набрать воды, и посмотрел, если ли в доме чай, сухари и какие есть одеяла.

     

     Вскоре комната проветрилась, а мы нашли банку тушенки и кильку в томатном соусе (анчоусы наши) , рожки, чай, сахар и немного печенья. Ребята притащили из других комнат матрасы и одеяла. Вода была в ведре, правда в виде льда. Я поставила ведро на печь и приготовила чайник и кастрюлю для рожек, а тем временем мы соорудили на полу из матрасов и одеял большое ложе на четверых, так как в комнате был только узкий старенький диванчик, на одного. Мальчишки перезвонили домой, сказали, что они на даче у друга, что все хорошо и что будут завтра. Вода постепенно подтаивала, и я наполнила кастрюлю и чайник для ужина.

     

     Оставалась одна проблема — «удобства», которые увы, были на улице, к тому же их основательно засыпало снегом. Тогда Гена притащил старое ведро — вместо горшка. Я налила туда немного воды, и пока оставила его в комнате, так как на улице еще похолодало, наверно было уже минус 12, да и в остальном доме было гаверно где-то минус 5, а у нас в комнате уже стало теплеть. Прошло еще с полчаса. Мальчишки постепенно начали снимать верхнюю одежду и развешивать ее по комнате для просушки. Гена достал старые игральные карты и мальчишки на ложе стали играть, а я тем временем, занималась печкой и ужином. Вода закипела, и я сварила рожки и размешала их с тушонкой, килька была вместо салатика. Гена принес тарелки и кружки, и мы стали ужинать. Хотя еда была и не затейливая, но уплетали ее мальчишки быстро и с большим удовольствием.

     

     Вскоре мне стало достаточно жарко в комбинезоне, и я решилась его снять. Я, конечно, не была готова остаться без комбинезона при своих учениках, ведь я была без колготок, так как комбинезон был достаточно теплым. На мне оставались только легкие трусики, майка, носки и пуловер. Но я подумала, что длины пуловера вполне хватит, чтобы прикрыть трусики, которые были совсем легкие. Я специально такие одела, чтобы не потеть внизу и чтобы резинка от трусиков не давила и не натирала. Ведь я никак не ожидала, что останусь без комбинезона. Слава богу, пуловер был длинным и доходил до середины коленок. Сидя я отвернулась от мальчишек, стянула комбинезон, бросила его в бок и натянула на ноги пуловер, повернулась к мальчишкам, которые закончили кушать, и ждали чай.

     

     Сев я огляделась. Мальчишки были заняты своими мыслями. Никому не было дела до моих голеньких ножек.

     

     Чай пришлось немного подождать, но за это время встала и я ополоснула тарелки над ведром.

     Было только 8 часов вечера. Выпив горячий чай, мы расслабились. Я поставила еще чайник, чтобы была вода для питья. Печка хорошо горела, хотя мы в нее уже не подбрасывали дров, и в маленькой комнате становилось жарко. Окно было закрыто на зиму решеткой, но мы немного приоткрыли дверь, чтобы проветрить комнату, однако холод пошел резко понизу там, где мы сидели, и дверь пришлось закрыть. Но вскоре горячий чай стал выходить из нас потом, и мальчишки сбросили с себя свитера и рубашки, и остались только в футболках, а Пашка Бабичев не обращая на меня внимания, снял и теплые сподни, оставшись в трусах и майке. Вскоре к нему присоединился и Антон.

     

     Я тоже начала угорать в своем пуловере, но держалась до последнего. А голова уже рассматри вала идею: «: А что будет, если вообще снять с себя полувер? . . И: остаться в ничего не прикры вающих трусиках и маечке.:» «Ну, ты совсем рехнулась!» — подумала я: Однако мое тело

     требовало скорее освободиться от жаркого полувера! Но, только представив, что я буду сидеть в таком виде со своими учениками, я почувствовала, что возбуждаюсь.

     

     Дело в том, что мои трусики сидели не плотно, и сильно оттопыривались, и фактически прикрывали только щелку. Вот если смотреть сверху, то все нормально, а посмотреть снизу, — тогда все бока киски прямо на лицо. А мальчишки то будут внизу, если я встану, хорошо хотя бы то, что волосики я там совсем убрала. Киска была совсем гладенькая, а то представляю какой кустарник торчал бы из под трусиков. Так что просто придется не вставать. А маечка, правда тоже легкая, и не плотная, и ровно наоборот — сверху легко можно видеть мои небольшие грудки, и соски, которые вообще, предательски будут выпирать через тонкую ткань маечки:

     

     Но, увы, становилось еще жарче и жарче: Я понимала, что придется снять полувер. «: В конце-концов, я останусь не совсем голая, ведь… Ну как на пляже… Ну, и что ж…» — медлила я. И вообще, это даже забавно будет — понаблюдать за их реакцией, да и за своими ощущениями! Я привстала и: «Ух! Ну, все решено!» И я повернулась к мальчишкам спиной, взялась за пуловер, и стащила его через голову: Но, при этом, легенькая маечка потащилась за пуловером и снялась вместе с ним. И я оказалась с голой спиной к своим ученикам, в одних только черненьких трусиках. Но я быстро освободила маечку и надела ее. Я повернулась к мальчишкам, притворившись, что ничего не произошло, и спокойно и без всякого смущения посмотрела на них.

     

     Мой легкий стриптиз, конечно, не остался не замеченным. Мальчишки замолчали и отвели глаза, но уже периодически посматривали на мои голенькие коленки и выступающие соски. Но мои ноги теперь были плотно сдвинуты, а я делала вид, что не замечаю их взглядов. И, всё-таки чувство стыда у меня присутствовало, и именно оно способствовало моему нараставшему возбуждению. Мне самой стало интересно, а что будет дальше:

     

     — Ну, что будем спать? — спросила я.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]