Желанная зависимость. Часть 1

     Таня была моей дальней родственницей. Поэтому мой поход на ее тридцать пятый день рождения в одиночку, без моей супруги, ни у кого не вызвал вопросов. Да и жена к моим редким похождениям относилась спокойно.

     Татьянка была женщиной не замужней, в одиночку растила дочь от неудавшегося брака. На личном фронте без особых подвигов. “Числилась” второй год любовницей моего женатого друга. В свои года, имея достаточно связей с мужчинами была дамой закомплексованной в интимном плане. Мужчины ее интересовали не мало, но вот в постели, по рассказам друга, практиковала один классический секс. Но, несмотря на всю ее внешнюю привлекательность, то ли мужчины не решались предложить большее, то ли связи с ними были не столь продолжительными и постельное разнообразие не успевало раскрыться во всей красе перед очередным неизбежным разрывом. В общении, конечно, она была своеобразна. Отсутствие регулярного секса творило в ее голове сумбурные схемы и желания, приводящие к самым неожиданным последствиям. Попросив родителей приглядеть за дочерью она могла пропасть на несколько дней, а затем внезапно появлялась дома. Вся в расстроенных чувствах от того, что очередной потенциальный любовник, обязательно проживающий в соседнем городке или за тридевять земель оказался или женат, или алкоголик или малолетка, решивший попытать удачи с дамой постарше. Вот в таком сумбуре и наступил ее очередной день рождения.

     Официальная часть, с родственниками и близкими подругами, быстро подошла к концу, как и всегда на ее днях рождениях. И гости, испив чаю и откушавши тортика, засобирались домой. Оставив довольно взрослую дочь родителям, Татьяна, неожиданно, предложила мне прогуляться через парк за пивом. Чай с тортом определенно был не тем набором, который мог поднять ей сегодня настроение. Затянув разговор про жизнь, про ее любовные неудачи, мы незаметно дошли до магазина и уже направлялись неспешно к дому. Домой ей явно не хотелось. Поэтому лавочка, стоявшая неподалеку, была откровенно спасением. Можно было в этот светлый летний вечер присесть и, наконец, отбросив все печальные мысли, поболтать о всякой ерунде. Чем мы и занялись.

     За разговором незаметно пролетело два часа. Татьяна была уже изрядно на веселе и в руке маячило дно шестой, подряд, пивной бутылки. Разговор плавно перетек на интимные темы, сначала шуточные, потом всерьез. Приблизившись ко мне вплотную Таня рассуждала о причинах своих неудач. Долгие попытки найти хорошего спутника жизни и отличного любовника так ни к чему и не привели. Мой друг, вопреки его рассказам, не появлялся у нее чаще чем раз в два месяца и тот быстрый секс в классической позе, перед приходом дочери из школы ее не только не устраивал, но и давно не доводил до оргазма. Самоудовлетворение никогда не доводило ее до конца и, в обреченных попытках найти дополнительный источник возбуждения, она тайком подглядывала за стремительно взрослеющей дочерью ибо в мыслях не видела в лейсбийских утехах ничего осудительного. Но это в мыслях. На практике – пустота…

     Моя рука уже давно робко обнимала ее за талию а слова несмело пытались объяснить, что, в общем то, я мог бы помочь избавить ее от всех неудовлетворенностей. Разумеется, если бы не был женат. И тут, посмотрев на меня томным нетрезвым взглядом, она неожиданно сказала – я хочу тебя поцеловать!

     Хорошо, если ты хочешь – ответил я.

     С закрытыми глазами она приблизилась ко мне и робко впилась в губы. Я почувствовал, что это не совсем то, что бы ей хотелось, ведь явно хотелось большего, и не спеша протиснул свой язык между ее губ. Пустая бутылка полетела в урну и мы уже целовались в засос, как страстные любовники. Ее рука, пробежав от моей шеи вниз нашла моментом вставший член и неистово мяла его в штанах. Моя же, давно протиснувшись под короткое платье массировала ее клитор (показавшийся мне неестественно огромным на ощупь) , нижние губки, вызывая глубокий вздох каждым движением. Трусики, как и нижнее белье вообще, она носила не часто. Только по необходимости, пытаясь во всем этом найти дополнительный источник возбуждения.

     Пойдем – сказал я, указам на ближайшую березу в кустах.

     Не произнося ни слова она пошла вслед. Облокотив ее спиной о березку я снова начал страстно целовать Татьяну орудуя языком у нее во рту и иногда впуская в свой. Отстранившись я спросил – хочешь я сделаю тебе хороший подарок на день рождения?

     Да – еле ответила она.

     Тогда делай то что я скажу и ничего не бойся, в общем расслабься. Она уже и не переживала ни о чем, кроме того, чтобы сегодня, наконец, получить долгожданный оргазм.

     Вынув ремень из джинсовых штанов, я обошел березку сзади, свел Танины руки за спиной и связал их, прицепив, заодно, ремень за сучек, так удачно оказавшийся с другой стороны дерева. Таня была надежно привязана. Малейшее желание податься вперед вызывало дискомфорт и даже боль в лопатках, так как сук, к которому я прицепил ремень, был довольно высоко. Я вернулся к ней. Пьяный и недоуменных взгляд смотрел на меня с истомой. С одной стороны вся происходящее явно было в новинку, но, зная меня хорошую часть своей жизни, Таня решила всецело мне доверится. Мои руки опустились на ее груди. Хороший третий размер как будто сам пытался вырваться наружу и, не заставляя их долго ждать, я расстегнув несколько пуговиц, выпустил наружу. Набухшие соски заколыхались перед моим лицом, как бы вопрошая, нет – умаляя уделить внимание сначала им. Чем я и занялся. Помассировав их руками я прильнул ближе, покрывая поцелуями все вокруг сосков, но не трогая их.

     От одной груди я переходил ко второй, наигравшись возвращаясь к первой. Потом, поднявшись поцелуями вверх по шее, впивался страстным поцелуем губами в Танины губы. Одна рука продолжала массировать грудь, другая медленно опустилась на колени. Они были мокрые. Таня текла от вожделения на столько сильно, что ее ноги до самых пят были все мокрые поблескивая в свете фонаря, стоявшего неподалеку. Надо было разряжать ее напряжение. Спустившись, так же поцелуями, обратно от губ, вниз по шее и на грудь, я свел ее груди руками вместе и взял, слегка покусывая, сразу оба соска в рот. Оргазм к ней пришел мгновенно. Издав, приглушенный моей рукой вздох, Таня затряслась, окончательно залив из своей киски ножки, туфельки и еще недавно белоснежные носочки.

     Ее тело стало оседать вниз в сладкой истоме, совершенно не обращая внимания на связанные сзади руки. Этого я допустить не мог. Выставив коленку между ног я приподнял ее в исходное положение, вызвав прикосновением ткани к клитору протяжный вздох и сладкую судорогу. – Это еще не все, сказал я. – Ведь сегодня твой день рождения! Прильнув, вновь, поцелуем к ее губам я схватил Таню за ягодицы и подсадил поудобней на выставленную коленку. В ответ она немедленно начала ерзать, недвусмысленно намекая на вновь нахлынувшее вожделение. Мне захотелось сделать ей приятное. То, что по ее недавним словам не делал никто – поласкать там, внизу язычком, в самом интимном месте. Опустившись на колени, я закинул Танькины ноги на плечи и устроился в зоне досягаемости моим языком всех самых сокровенных мест.

     Тусклый свет отдаленного фонаря открыл моему взору начисто депилированную киску – две розовых дырочки и большой, я бы сказал огромный клитор – сантиметра три – четыре в длинну и в треть толщины моего члена с небольшим подобием головки на конце. Как оказалось, это, часто, было причиной расставаний в ее недолговременных отношениях. Любовники наотрез отказывались разнообразить интимную жизнь с ней оральным сексом. “у тебя как у мужика, а с мужиком я спать не хочу” , говорили они на робкие Танькины попытки намекнуть на куннилингус. У нее же, это, видимо, было сосредоточием всей ее сексуальности. Не даром она старалась ходить без трусиков и как правило в штанах. Меня же, это не смущало и я решил удовлетворить ее во всей красе. Мой язычек медленно двигался от дырочки ануса, пробегал по губкам ее влагалища, не раскрывая их и, не доходя до клитора, опускался обратно. Возвращаясь назад я слегка приоткрывал вход в заветное лоно и погружал кончик языка в самое начало входа, но не далее.

     Потом опускался еще ниже и надавливал на колечко ануса перед началом пути наверх. Двигаясь вверх я облизывал ее губки, опускаясь вниз я давал ей робкую надежду на проникновение. Проделав эту пытку с ней где то с минуту я решил взяться за дело основательней. На очередном “заходе “вниз я ввел свой язычек в киску на всю длину, вызвав вожделенный вздох и новую порцию соков на ее ножки. Я играл языком в киске со все увеличивающейся скоростью. Содрогания ее ног говорили о приближающимся оргазме. Но я решил не торопить ход событий. Остановившись на пол минутки и дав спасть надвигающейся волне – решил заняться центром ее удовольствий.

     Проведя языком от основания до кончика по ее длинному отвердевшему клитору я взял его в рот целиком и начал посасывать. Это было явно новое и неизведанное для Таньки удовольствие. Ответом стали недвусмысленные движения бедрами в попытке проникнуть в мой рот как можно дальше. Засосав как можно глубже ее клитор я стал ласкать его у себя во рту языком и концовка не заставила себя долго ждать. Сжав мне шею ногами Таня затряслась в мощнейшем оргазме, оросив мне футболку своими соками. Обессилевшее тело повисло у меня на шее и, посадив снова ее на коленку, я освободил руки. Обессиленная и довольная Таня села на траву.

     Время приближалось к полуночи. Кое как доведя ее до дома я сел в машину (ибо не капли не пил в этот вечер) и поехал к дому. По дороге, набрав по телефону жену, я произнес одну фразу – Будь готова через 20 минут. Жена знала что мне необходимо. Частенько вечером, когда я был сильно напряжен и измотан, жена к моему приезду одевала полупрозрачные белые кружевные панталоны, только с одним недвусмысленным вырезом над самой узенькой дырочкой, такой же верх и ждала меня у двери. Когда я входил она, не говоря ни слова, опускалась на колени, доставала мой член и, поиграв с ним пол минуты, поворачивалась ко мне уже подготовленной попкой, облакачиваясь на тумбочку.