шлюхи Екатеринбурга

Зеркало

СЮЗАН СУЭНН

     
“ЗАЧЕМ ОНО ТЕБЕ ПОНАДОБИЛОСЬ, дорогая?”

     Вновь взглянув на зеркало, Джози задалась вопросом, а что подтолкнуло ее на это приобретение? Тем не менее, зеркало стоило уплаченных за него пятидесяти фунтов. В резной золоченой раме, со всеми этими гирляндами, завитушками и херувимами, сработанной как минимум сто лет тому назад, зеркало производило сильное впечатление, настолько сильное, что никто из участников аукциона не решился его купить.

     Джози подняла руку, когда цена упала ниже стартовой. Шестое чувство подсказало, что зеркало предназначено именно ей.

     – Куда ставить? – спросил посыльный, теряя терпение. – Не могу я топтаться здесь целый день. В какую комнату? На первом или втором этаже?

     Вопрос озадачил Джози. А ведь она даже не подумала об этом. Что же на нее нашло? Импульсивность в покупках – это не по ее части. Даже наоборот. Вновь она словно услышала голос Сэма, занудно-раздраженный, который она будет помнить до конца жизни: “Как ты могла купить это страшилище? Ты сошла с ума?”

     Решение возникло спонтанно. Будет он еще мне указывать, что хочу, то и делаю.

     – Несите его в спальню, – бросила она посыльному, который еще протискивался во входную дверь. – На втором этаже, первая дверь направо. Прислоните к дальней стене, в алькове.

     Спальня теперь полностью принадлежала ей, потому что Сэм ее бросил. За дополнительную плату посыльный согласился помочь повесить зеркало.Часом позже оно смотрело на кровать, добавляя алькову света и пространства. Когда Джози протерла зеркало, выглядеть она стало куда как лучше. Рукавом футболки Джози стерла с поверхности зеркала темное пятнышко и отступила на шаг. Уставилась на свое отражение.

     А ведь есть на что посмотреть. Волосы цвета спелой ржи, удлиненное, не стандартное, запоминающееся лицо. Свет как-то странно взаимодействовал с поверхностью зеркала. Джози могла поклясться, что видела какое-то движение в зеленоватых глубинах.

     Да. Именно так. Не по всей поверхности, а в овальной зоне в центре зеркала. Что-то там двигалось. По спине Джози пробежал холодок. Вроде бы на нее глянуло чье-то лицо. Джози протерла глаза. И увидела только зеркальную поверхность. Овал исчез. Сердце, вдруг учащенно забившееся, вернулось к нормальному ритму.

     Сэм бы сказал, что она прочитала слишком много “колдовских”, так он их называл, книг. Ее интерес к потусторонним силам стал одной из причин их развода. Она убеждала его, что “оккультное” означает тайное, сокровенное, то есть речь шла о знаниях, еще сокрытых от человека, но он не одобрял ее увлечения.

     – Почему ты не можешь читать романтические истории или пособия по сексу, как все нормальные женщины? – пренебрежительно спрашивал он. – Вместо всей этой галиматьи о духах и призраках.

     Джози печально улыбнулась, не удивляясь тому, в зеркале ей привиделся таинственный овал. Она знала, что переутомлена. Доктор сказал, что она страдает от стресса, болезни двадцатого века. Понятное дело, их же развели лишь два месяца тому назад.

     Рой, ее лучший друг и владелец антикварного магазина, в котором она работала, предложил простое решение.

     – Отправляйся в отпуск и потрахайся вволю, милая. Возьми две недели. Все равно сейчас у нас мертвый сезон. Поезжай туда, где много солнца и песка. Тебе нужен новый мужчина. Поверь мне, это надежное, испытанное средство.

     – Для тебя, возможно, мой старенький гей, – насмешливо ответила Джози.

     Рой нисколько не обиделся.

     – Дорогая моя, что подходит одному, должно подходить и другому!

     Он взяла отпуск, но никуда не уехала. Сэм поработал с ней на славу. По его шкале ценностей она котировалась наравне с насекомыми, и уж конечно не могла идти ни в какое сравнение с его новой избранницей, брюнеткой с пышными формами, которая привлекала Сэма не только сверхактивным либидо, но и толстым кошельком. Но самое ужасное заключалось в том, что мнение Сэма давило на нее, как каменная плита. Возможно, через несколько месяцев она сможет гулять по бережку и оценивающе поглядывать на мужчин, как и предлагал Рой, но на текущий момент ей хотелось разве что напиться. Такое вот желание вызывали у нее мысли о бывшем муже.

     Джози взяла с собой в кровать бутылку бренди. Какое-то время смотрела телевизор. Бренди и один из ее любимых фильмов, “Кто-то следит за мной”*, помогли ей расслабиться. Когда фильм закончился, она выключила телевизор. Вытянувшись во весь рост, еще не раздевшись, пролистала глянцевый фривольный журнальчик. И эту идею подкинул ей Рой. “Дорогая, ты должна войти во вкус, – он рассмеялся. – Признай, милая, ты отстала от жизни. А все потому, что слишком долго была замужем за динозавром”.

     —————————–

     * “Кто-то следит за мной” – фильм 1987 г. Романтический триллер. Режиссер Ридли Скотт, в главной роли Том Беренджер.

     На развороте красовался светловолосый, загорелый красавчик с роскошной фигурой, так и манящий к себе. Джози провела большим пальцем по плоскому животу, могучим грудным мышцам. Потом ее рука спустилась к члену и мошонке. Жаль, что он не стоял. Почему-то во всех женских журналах обнаженных мужчин фотографировали с висячим членом. Это как-то не возбуждало.

     Однако, что-то на Джози подействовало. Возможно, выражение лица пляжного красавчика. Конечно, мужественное лицо, но чувствовалось, что этот мужчина может понять женщину. Так или иначе, но в Джози проснулся интерес к представителям противоположного пола. Рой не ошибся. Конечно же, ей нужен мужчина. Который воспылает к ней безумной страстью, уложит в постель, зацелует, скажет, что трахается она, как никто на свете.

     Проблема, правда, состояла в том, что Джози не была готова к таким отношениям. Она не признавала секс без единения душ. Эмоциональная сторона имела для нее слишком большое значение. Что ж, смиренно подумала она после очередного глотка бренди, придется какое-то время побыть в одиночестве. Она уже чувствовала приятное легкое опьянение. И “киска” вдруг набухла, стала очень влажной. Впервые за долгое время у нее возникло желание помастурбировать. Почему нет? Она имеет право получить удовольствие, пусть и в одиночестве.

     Джози достала вибратор, который купила по рекомендации Энн Саммерс, вновь легла на кровать. Вибратор был еще одной импульсивной покупкой. Она им еще ни разу не пользовалась. Джози пригляделась к инструменту. Прозрачный, розовый, ближе к концу пластиковый шар, наполненный круглыми бусинками.

     Джози расстегнула молнию джинсов, стянула их вниз. Большими пальцами зацепила трусики из хлопчатобумажной ткани и отправила их следом за джинсами. Отражение в новом зеркале еще больше возбудило ее. Выглядела она распутной и сексуальной, обнаженная от талии и до колен, со всклоченными волосами. И глаза горели зажженным бренди пламенем.

     Она все еще не могла понять, что заставило ее купить зеркало, но с каждым мгновением все больше склонялась к мысли, что приняла на аукционе правильное решение. Никогда раньше, мастурбируя, она не смотрела на себя. Но ведь все когда-то случается впервые. “Рождение новой Джози, – радостно, заплетающимся языком, озвучила она свои мысли. – Ты наблюдаешь за мной, зеркало”?

     Рука ее заскользила по животу, и она почувствовало тепло, разливающееся по ее “киске”. Согнула ноги, широко развела колени, наблюдая, как раскрылись наружные губы, открыв розовизну внутренних. Они уже блестели от живительной влаги. А между ними загадочно темнел зев влагалища. Чем-то напоминая темный красный бархат. Тут ее взгляд задержался на зеркале. Неужели у нее такая кожа, цвета густых сливок? Неужели у нее всегда такие роскошные волосы?

     – Тебе же хуже, Сэм. Мерзавец. Лишился такого угощения! – со смешком воскликнула она.

     А и кому он нужен? Джози смотрела на свое отражение в зеркале и по ее телу пробежала волна удовольствия. Господи, ну до чего же я сексуальная, думала Джози. Она наблюдала, какее пальцы еще шире раздвигают внутренние губы, прохаживаются вверх-вниз по влажной щели. Бедра начало покалывать. Она решила не браться за вибратор. Пока. Оставить его на закуску.

     Замурлыкала от наслаждения. Процесс-то еще более интимный, чем обычное совокупление. Когда ты с кем-то, нет никакой возможности полностью расслабиться. Партнер слишком много от тебя требует, думала она, однако ты чувствуешь себя виноватой, если он не сумел вывести тебя на вершину блаженства. Любовь с собой более сладострастна. Потому что нет необходимости думать о ком-то еще, кроме себя, любимой. Странно, но она никогда не разрешала Сэму смотреть, как она ублажает себя.Теперь ее это только радовало. Пусть трахает эту толстуху с каштановыми волосами, к которой он убежал! Ей на него наплевать.

     Между ней и зеленоватым отражением в зеркале словно возникла тайная связь. Ее рука двигалась все быстрее, три влажных пальца легонько массировали клитор, варьируя интенсивность удовольствия. Не отрывая глаз от своего зеркального двойника, она ввела один палец во влагалище. Двойник повторил ее движение. Как блестел ее палец, с какой неохотой розовая плоть отпустила его.

     Когда Джози подняла бедра, еще шире развела колени, выгнула спину, отражение в зеркале затуманилось. Вспышка света пробежала по зеркальной поверхности. Но Джози, занятая собой, поначалу этого не заметила. Максимально широко разведя ноги, она раздвинула ягодицы, открыв розовый анус. Он тоже влажно блестел, окруженный несколькими завитками волос.

     Она коснулась ануса подушечками двух пальцев. Запретный плод. Никогда раньше она не чувствовала себя такой распутной, жаждущей низменных наслаждений. Клитор горел и пульсировал, когда она гладила его. Сочащийся из влагалища сок Джози размазала по всей раздувшейся от прилива крови “киске”. Смочив указательный палец, вставила его в анус. На входе почувствовала сопротивление, но потом кончик пальца без труда проник внутрь. Его словно обернули в горячий шелк.

     О-о-о-о, как это неприлично. И опять впервые. Джози, ты дрянная девчонка.

     Она загнала палец до упора, прислушиваясь к новым ощущениям. В зеркале она выглядела безумной. Глаза сверкали, тело извивалось. Она не могла оторвать глаз от бесстыдного отражения. Широко раскинутые ноги, влажная, блестящая “киска”. Пальцы нырнули и во влагалище, двигались и двигались, подводя ее к оргазму.

     Она чувствовала, что ее ждет неземное блаженство.

     На мгновение Джози прервалась, чтобы потянуться к вибратору, включила его. От низкого гула ее “дырочка” запульсировала в предвкушении приятных ощущений. Поглаживая влажную, набухшую плоть розовым фаллосом, Джози задрожала от удовольствия. И уже на грани оргазма ввела вибратор во влагалище. Бедра заходили ходуном, когда первая волна оргазма накрыла ее. Она вскрикнула, прикусила губу, а потом, еще больше возбудившись от вскрика, дала себе волю в стонах и охах, чего никогда не позволяла при Сэме. А волны оргазма, принося глубочайшее удовлетворение, накатывали одна за другой.

     Наконец, они утихли, и Джози плюхнулась на кровать, вымотанная донельзя, удовлетворенная, как никогда раньше. Какое-то время спустя она промакнула “киску” бумажной салфеткой, вытерла вибратор, убрала его. Плеснула в стакан бренди, подняла его к зеркалу. “За наши грядущие встречи, – широко улыбаясь, воскликнула она. – Их еще будет много. Зеркало, ты у меня прелесть. Лучший художник всех времен”!

     Она выпила бренди, вновь вскинула глаза на зеркало, в недоумении нахмурилась. Приподнявшись, всмотрелась в зеленоватую поверхность. Вроде бы на ней появилось большое пятно. Голова плыла от бренди и полученного оргазма, она пошарила рукой по кровати, чтобы чем-нибудь протереть зеркало. Ее пальцы нащупали смятую бумажную салфетку.

     Джози потерла пятно, стекло заблестело вновь. Видать, это на него осела пыль. Осознав, чем она терла зеркало, Джози захихикала. “О, извини зеркало, я вымазала тебя “кискиным” соком! Надеюсь, ты не возражаешь”!