Зелёный свет. Часть 1

     Наконец-то мы получили зелёный свет и, оформив рабочую визу, переехали в штаты. Я работаю программистом. Мне предложили хорошую работу в небольшой, но крепкой ИТ-компании в штате Алабама. Недолго думая, мы решили сбежать их нашего северного городишки на юга другого континента.

     Город, куда мы переехали, был маленький, очень красивый, по домашнему уютный, с огромным парком посередине. Там можно спрятаться от полуденного зноя. Моя работа была на одном краю парка, который примыкал к деловому кварталу. На другой стороне парка фирма сняла нам дом. По соседству был стадион, где играла местная команда по американскому футболу. Иногда мы, как и все американцы, ходили смотреть их матчи.

     Я работал много, стараясь оформить о себе хорошее мнение. Сначала моя жена не знала чем себя занять. Работу она пока не нашла и сидела дома. Гулять она боялась. Говорила что сложно привыкнуть к тому что большая часть населения черная. В магазинах, в транспорте и вообще на улице она сторонилась афро-американцев. Я сказал что тут не нужно быть расистом, они такие же люди. Я подавал ей пример, здороваясь в парке с незнакомыми чернокожими людьми, когда мы шли домой.

     В этом маленьком городе жители гордились своей единственной спортивной командой. Она сильно выступала на местных играх и на выездах. Конечно, все игроки были чернокожие, так как в этом виде спорта важна мощность, сила и выносливость – качества, которыми они обладали с рождения. Особенно выделялся их тренер – просто амбал величиной с гору. А белые, вроде меня, в основном работали в офисах.

     Что бы меня не скучно было встречать с работы, моя жена начала заниматься бегом и я иногда составлял ей компанию после работы. Она делала круг по парку. Я в конце рабочего дня одевал форму и присоединялся, когда мог. Но если работы было много, то она бегала одна. Как то вечером жена сказала, что игроки местной команды и их тренер бегают там же для разминки. Так как я с ними показательно здороваюсь, они нас запомнили и тоже здоровались, даже когда она была одна.

     Она постепенно познакомились с ними и перестала сторониться. Я был рад что она обрела общение и начала проникать в культуру. Со временем они начали брать ее на свои тренировки. Тренер показывал ей как надо бегать и различные упражнения на силу и на растяжку. Если он был занят, то давал в наставники одного из игроков. Я настаивал чтобы она занималась с профессионалами, чтобы поддерживать форму. Она у меня молодая, русая девушка, обычно очень спортивная. На родине она занималась волейболом и лыжами. Но за время сидения дома подрастеряла форму. После нескольких недель она вновь стала подтянутой, её спортивные формы улучшились и стали даже лучше прежнего.

     Это был результат работы с более сильными спортсменами.

     Как-то я бежал после работы, думая что уже поздно звонить жене и заметил её за кустами на небольшой заброшенной спортивной площадке. Было темно, кажется она с тренером, этим двухметровым негром, занимались растяжкой. Она стояла ко мне лицом, а он сзади нее. Он держал ее за плечо, а второй рукой придерживал бедро, чтобы оно не заваливалось. Жена увидела меня и крикнула по русски, чтобы я бежал дальше, а она меня догонит, как только закончит. Я порадовался, так как тренировки в персональным тренером стоили дорого, а он по доброте душевной занимался с ней бесплатно. Денег мы пока не скопили и экономили на всем. Я побежал дальше, но пришлось сделать целый круг, так как они задержались с упражнениями.

     Она начала часто бегать, и утром и вечером. Для этого жена купила новую форму: короткие шорты и топик с глубоким вырезом. Короткие шорты были весьма кстати для ее ног. Они хорошо смотрелись и в них не было жарко. Пуш-ап топик крепко держал её груди третьего размера вместе, чтобы они не тряслись при беге. От спортивных трусиков она отказалась, сказала будут натирать и в них будет жарко бегать на открытом солнце. Это было разумно, так как тренер спокойно пускал её на стадион. Там была легкоатлетическая дорожка, по которой она бегала вместе с игроками, пока они разминались. А иногда ей позволяли остаться на время тренировки или после.

     Одним вечером я вышел чуть пораньше и нашел ее на той же полянке в парке. Из-за листвы плохо было видно, но вроде она завязывала шнурок. Перед ней стоял тренер и нахваливал за отличную тренировку. Потом он помог ей подняться. Она увидела меня и мы побежали вместе домой. Ее лицо и грудь были испачканы в каком-то белом геле. Я спросил что это, и она ответила, что тренер дал ей спортивное питание, но неловко открыл упаковку. Упаковка оказалась переполненной; из неё выплеснулась больше чем она смогла проглотить и часть попала ей на щеки, губы, подбородок и даже грудь. Было видно, что ей неловко из-за своей неаккуратности и она начала вытирать капельки геля пальцем во время пробежки, слизывая себе в рот. Я раньше слышал о таком виде питания и попросил попробовать. Жена смахнула одну капельку и протянула на пальчике мне.

     Я слизнул капельку. Странно, я думал, что спортивное питание сладкое, но это оказалось немного солёным. Но жена сказала что это новое, с высоким содержанием белков и минералов, для более длинных пробежек. Я посоветовал ей быть осторожнее, так как обычно профессиональная еда очень дорогая. Она обещала проглатывать впредь целиком, не теряя ни капли. Иногда моей рекомендацией она пренебрегала, так как время от времени я находил ее спортивную форму в белых засохших пятнышках. Жена оправдывалась, что тренер на наиболее тяжелых тренировках заставляет употреблять по две упаковки и со второй она может и не справиться, чтобы проглотить и не поперхнуться.

     Однако, судя по всему, она всё равно показала себя достойно. Так как через некоторое время жена сказала, что ее взяли в команду поддержки. Я спросил как так удалось. Она ответила, что было пять чирлидерш и одна забеременела. Тренер начал искать ей замену. Без команды поддержки команда играла хуже. Это было хорошо для моей жены, хоть денег не платили, шел трудовой стаж, так как оформляли в штат. Были дни когда она стала задерживаться на работе дольше меня, если ребятам нужна была помощь и поддержка.

     Оказалось, тренер берет только приезжих девушек. Я встретил его однажды в парке и спросил почему не берут местных девушек. Тренер сказал, что ответит мне честно: все местные девушки шлюхи. Они так и норовят переспать с игроками и женить после этого на себе всеми силами. Но у них много болячек и (тут он показал своими огромными ручищами в воздухе круг) большие дыры с молодости. Поэтому он, как тренер, заботясь о своей команде, берет только самых скромных, красивых и замужних. От этого команда играет лучше, видя перед собой только заботу и добродетель. К тому же замужние девушки не отвлекают игроков от тренировок. Команда была в тройке лидеров чемпионата штата, что доказывало его точку зрения.

     Жена со временем начала выезжать с командой на игры в соседние города. Возвращались они поздно ночью или под утро, так как расстояния большие.

     В такие дни она чувствовала себя слегка разбитой. Наверно плохо переносила дорогу. Я ее не тревожил, укрывал одеялом и уходил на работу.

     Один раз она приехала из Мехико и сразу легла спать. Я перед уходом поцеловал её и спросил как она себя чувствует.

     Она ответила что команда поддержки соперников не смогла участвовать и им пришлось поддерживать обе команды. Они так старались, что соперники выиграли. Тренер сказал что по традиции и негласным правилам чирлидинга они должны исполнить победный танец для выигравшей команды. Что исполнить мексиканцам они не знали, но нашли выход из положения. Они устроили небольшую мимическую постановку в раздевалке. Разумеется, когда парни сказали что устали и пошли в душ, они оттуда вышли. А когда ехали назад, то утешали свою команду всю дорогу. Она добавила, что намахалась пипидастрами в два раза больше и хочет поспать. Я аккуратно накрыл ее одеялом и пошел на работу. Когда я вернулся она еще спала.