Запретные чувства. Часть 2

     Она многое рассказывала ему о своих чувствах, ощущениях, фантазиях. Секс был их основной темой для бесед. Основным занятием всё то небольшое время, что они проводили вместе. Короткие вспышки, когда он вновь загорался на её горизонте ожиданий яркой звездой, чтобы на следующее утро уйти из её жизни и вновь потухнуть до следующей далекой полярной ночи.

     Почему он тратил на неё свое время? Ответы заранее приготовленные для девушки, на случай если она задастся таким вопросом, были конечно отличны от истины. Для неё было припасено то, что ему с ней чудесно в плане удовольствий и физических ощущений. Что она лучшая любовница, которая ему попадалась, что его тянет к ней безмерно. И это была правда в своем роде. Они молчали. Каждый думал о чём-то своем. Не было особого желания посвящать друг друга в сокровенное. Это было право хранить в полнейшей неприкосновенности в глубинах памяти обстоятельства своей личной жизни.

     Чёрный BMW быстро лавировал в потоке городского автопарка, настойчиво протискиваясь в гудящих заторах, обгонял зевающих сонных клерков, проскакивал мимо зазывающих рекламой витрин бутиков, огибал бесконечные перекрестки и нырял в подворотни. Молодые люди мчались как можно дальше от этого укрытого в своём обывательском благополучии, обожающего косные привычки, затхлого провинциального уклада.

     Вадим закурил, выпуская дым сквозь опущенную полоску бокового окна.

     “Почему нам всем свойственны разрушительные инстинкты” – его мысли наполнялись расслабляющим дурманом.

     “И почему всегда найдется тот, кто будет думать иначе, нежели все” – молодой человек медленно втягивал никотин, рассматривая, как искрятся крохотные красные огоньки на сигарете.

     Он понимал, что никогда не скажет ей всю правду о себе. Кто он, что он, чего хочет в итоге от неё. Чем больше он считал себя правдивым человеком, тем больше осознавал, что лжет. Смешивая секс и свою непростую криминальную деятельность, он достигал успеха в работе, не упуская возможности получить дозу непередаваемых экстремальных ощущений. Это было идеальным коктейлем. Кристина стала для него коммерческим предложением. Оставалось лишь всеми силами манипулировать её мечтой, чтобы она сама нуждалась в нём. Он полностью раскрепощал её. Словно играл на колдовской дудочке, на которую откликалась её внутренняя сущность. За шесть месяцев знакомства он узнал все её пристрастия и зарабатывал на них, впутывая девушку в очень опасную и очень возбуждающую игру.

     Кому-то они могли показаться больными извращениями, аморальными поступками. Одни бы осудили её, другие осыпали чрезмерной жалостью, более походящей на отвращение. Возможно, это и было причиной, по которой Вадим не хотел идти на сближение душ. Что могло быть причиной этих отклонений от присущего всем девушкам её возраста образа мышления? Кристина не знала и чем больше пыталась разобраться в себе, тем больше запутывалась. Ни в ком она не находила проявления той искренности, когда задеваются звонкие струны сердец. Так и душа Вадима была закрыта для неё.

     Молодых людей связывала секс-игра. Игра правила, которой до конца знали и устанавливали они сами. Большие деньги, похоть, сексуальные фантазии, безумный риск, адреналин и граничащее с сумасшествием удовольствие. Все переплеталось воедино. Никто не знал об этом. Даже лучшие подруги не догадывались, откуда у неё появляются такие суммы. Она жила в свое удовольствие. Была свободна внутри от всех запретов. Развлечение для неё было единственной утехой в печальной отрешенности от всего мира, в своей замкнутости. И вместе с тем развлечение было губительным, так как незаметно вело её к пропасти. Секс за рамками обыденности всегда доставлял ей неимоверное наслаждение.

     Спайка этого запутанного сочетания боли, унижения и полного подчинения вызывала серии безудержных мощнейших оргазмов, которые она не испытывала при обычном классическом сексе. Тайное наслаждение от своего беспомощного состояния вызывало непередаваемые эмоции. Пульсирующая дрожь наслаждения накрывала её с головой, когда мужчина брал её жестко, реализуя свои сокровенные фантазии злобного насильника. В паре с Вадимом они разводили клиентов по крупному, играя на их животных инстинктах и извращенных пристрастиях. Девушка играла роль жертвы. С превеликим удовольствием.

     Почему самцам нравится подчинять самку? Почему так возбуждает непокорность и неприступность? Почему владыке мира важно выказать свое могущество перед смиренными женщинами? Почему вожделенные тайные фантазии взять что-то чужое без спросу, жестко и грубо иногда оказываются сильнее внутреннего голоса разума и морали? Схема заработка молодых людей была довольна проста, но трудно укладывалась в рамки понимания.

     Сколько в мире людей, которые хотят испытать запретное удовольствие? Десятки миллионов мужчин. И не меньшее, если даже не большее количество женщин. Сотни миллионов мыслей и фантазий осиным роем витают в головах ежесекундно. Подпитанные развратом во всех сферах жизни от экрана до улиц, навязчивые желания сломать стереотипы, переступить грань дозволенного в постели многим не дают покоя. Пикантные ситуации, прежде всего, привлекательны своей тотальной безнравственностью с точки зрения общественной морали.

     Нравственное воспитание, ханжество, неведение, традиционное осуждение лишь разжигают сексуальное любопытство и эротическое желание. Женская эмансипация и успешность, достижение карьерных высот и способность обходиться без мужчины в решении практически всех жизненно-важных процессов психологически толкают представительниц прекрасного пола на интуитивное желание хотя бы в сексе не принимать абсолютно никаких решений. Просто отдаться и насладиться происходящим, не нести никакой ответственности за секс. Быть ведомой и выполнять приказы, подчиняться и беспрекословно следовать воле партнера.

     Ближе к полуночи быстрый полет машины по магистрали приближался к развилке. Внедорожник свернул в сторону и некоторое время пробирался по проселочной дороге, вглубь дачных поселков, больше похожих на небольшие роскошные дворцы. Сначала они по-соседски были понатыканы один к одному. Потом стали редеть и появляться на расстоянии километра друг от друга.

     – Через пятнадцать минут будем на месте. Вот держи твой допинг – Вадим протянул запотевшую пластиковую бутылку с прозрачной жидкостью и игриво покачал ей в воздухе, – пей незнакомка, все должно выглядеть реалистично и перелезай назад, мне нужно тебя ещё связать.

     Кристина медленно приняла из его рук разбавленный наркотик, затем отвинтила крышку и начала размеренными глоточкам опустошать содержимое. Она не была наркоманкой. У неё не было никакой потребности или зависимости в них. Они лишь позволяли ей максимально насладиться игрой, переступить ту грань, за которой ничего не страшно.

     Это была неотъемлемая прелюдия спектакля. Клиенты заказали скромную, аккуратную, ухоженную молодую девочку, с которой они могли бы творить всё, что им вздумается, и чтобы им за это ничего не было. По окончании всей вакханалии, Вадим должен был замести все следы и сделать так, чтобы девушка никогда не узнала, кто и где с ней это сделал.

     Молодой человек обещал всё устроить за 30 тысяч долларов. С полной анонимностью и гарантией безопасности. Легенда была такова, что он знакомится с миловидной девочкой где-нибудь на улице, приглашает её в бар приятно провести время, накачивает наркотиками и везет по указанному адресу.

     Фиолетово-белесый ксенон рассекал набегающую спереди темноту. Они приближались к большой загородной даче.

     Перебравшись на заднее сиденье BMW, Кристина уже почувствовала расслабляющее удовлетворение где-то в глубине груди, расползающееся по телу набегающими волнами. Мышцы шеи ослабли, все тело стало лениво неподвластным и ватным. Она медленно впадала в прострацию. Веки тяжелели, и расслаивающаяся картинка перед глазами начала распадаться на мелкие части. Сквозь пелену вдруг помутневшего сознания ей мерещилось, что она видит сон, в котором её со всех сторон окружает тихая ночь. Словно в зыбком тумане гул мотора перестает барабанить по перепонкам. Мерцающие края звёзд бросают золотистый отблеск на высокие крыши. Посаженные вдоль дорог деревья скрываются в объятиях безмолвных сумерек. И вот открывается задняя дверь машины и появляется долгожданный сказочный принц, который вытаскивает её из засасывающей трясины сновидений. Но почему-то в руках у этого романтического героя оказываются веревки, которыми он начинает стягивать её ноги и руки, затем как тряпичный мешок закидывает хрупкое тело к себе на плечо и, повернувшись лицом к спящему в ночи особняку, увлекает её в пугающую неизвестность.