Загадка (Психологический этюд). Часть 1

     — Ну, давайте знакомиться. Вас как зовут?

     — Оля.

     — Прекрасно. А меня — Капитолина. Можно — Капа, можно — Лина, как хотите. А лет вам:

     — Тридцать два.

     — Отлично. Мне тридцать восемь. Так что, беру над вами шефство. По праву старшей предлагаю перейти на «ты». Согласны?

     — Конечно! — Ольге эта женщина нравилась. Миловидная, прекрасно сложенная, она была энергичной, веселой — с такой не соскучишься. Да, с соседкой по комнате ей явно повезло.

     — У тебя на сколько дней путевка? На двадцать четыре? Чудненько, у меня тоже. Так что расслабимся по полной: Ты замужем? — спросила Капа, заметив на Ольге кольцо. И лукаво улыбнулась: — Решила отдохнуть от благоверного?

     — Да нет, — смутилась Ольга. — Вообще-то мы всегда вместе отдыхали, но в этот раз его с работы не отпустили.

     — Что и требовалось! — одобрила Капа. — А у нас с мужем договор: живем вместе — отдыхаем врозь. Надо же мне и у других посмотреть, и себя показать!

     Уловив скабрезность, Ольга смутилась еще больше:

     — Я мужу изменять не собираюсь.

     Капа взглянула на нее с удивлением:

     — И что вспомнишь о Дагомысе? Одни клизмы да массаж? Нет уж, девушка! Мы с тобой — телки еще молочные. Ты вон какая баба сочная: даже я смотрю — и за жопу ущипнуть хочется:

     Ольга в эту минуту сняла платье, чтобы переодеться в халат, и соседка смачно хлопнула ее по ягодице.

     — Нет-нет! — Ольга решила, что обижаться на такую фамильярность глупо, но поддаваться соблазну еще глупее. — Как я потом мужу в глаза смотреть буду?

     — А ты не в глаза — ты на его член смотри: наверняка он его о свою секретутку изотрет!

     — Нет, мы еще до свадьбы договорились быть друг другу верными.

     — Молодцы! — одобрила Капа. — Ладно, на ужин пора. Ты идешь?

     

     : С ужина Капитолина вернулась не одна, а с двумя сопровождающими. Оба стройные, мускулистые и веселые, они сходу выложили из пакетов две бутылки водки, бутылку вина и закуску.

     — Ну что, продолжим знакомство? — обратился один из них к Ольге. Загорелый и синеглазый, он протянул ей руку: — Моего друга зовут Костей, я — Сергей.

     Кукситься было глупо и неприлично, поэтому Ольга ответила на рукопожатие.

     За столом с первых минут стало весело и непринужденно. Гости говорили тосты, шутили, рассказывали, как водится, анекдоты о чукчах и грузинах — вполне приличные и смешные. Ольга анекдотов не запоминала, но слушать любила. Сергей понемногу ухаживал за ней, следил, чтобы не пустовали ее бокал и тарелка. И после нескольких глотков вина она почувствовала себя спокойно и уютно. Костя — тот, правда, вел себя более развязно: то обнимал хохочущую Капитолину, то как бы шутя прижимал ее к себе, то запанибрата клал руку на ее колено. Капа как бы не замечала этих вольностей, и Ольга подумала, что каждая женщина живет той жизнью, какая для нее предопределена природой и нельзя ее за это судить. А сама она и вправду, наверное, слишком зажата — чуть не до ханжества.

     Вечер, безусловно, удался. Но Ольга была благодарна Сергею, когда, взглянув на часы, он произнес:

     -Ой, девчата, нам пора. А то завтра рано анализы сдавать — можем и проспать.

     Все рассмеялись по поводу анализов, Капа вызвалась проводить ребят, а Ольга убрала со стола, приняла душ и, не дождавшись соседки, уснула.

     Очнулась она от шепота, в котором узнала Капитолину:

     — Тихо ты, Ольгу разбудишь!

     — А я виноват, что кровати скрипучие? — приглушенно пробасил голос Кости. — Тут уже сколько баб перее. ли!

     В висках у Ольги застучало. И неожиданное ругательство из уст недавно еще галантного парня, и то, что соседка приняла его как должное, и, самое главное, то, что происходило рядом — все это мгновенно прогнало сон. Она лихорадочно решала, что делать. Встать и уйти? Стыдно. Подслушивать? Противно и невыносимо:

     Тем временем дело шло своим чередом.

     — Сиськи у тебя — класс!

     — Не в сиськах счастье — ты е. и давай!

     Костя засмеялся и, видно, от души хлопнул подругу по мягкому месту.

     — Где бьют — там целуют! — смеясь, проговорила Капа.

     — С удовольствием!

     На кровати зашуршало, после чего раздался смачный поцелуй.

     — Молодой человек, не отвлекайтесь!

     И темноту наполнили мерные скрипучие звуки, сдавленные стоны женщины, жадное рычание мужчины.

     Ольга почувствовала, как у нее онемели руки, ноги, как бросает ее то в жар, то в холод, как пульсирует каждая жилка, сходясь где-то в низу живота незнакомо острой истомой. Не в силах противиться этому, она зажала обе руки между ног — и вздрогнула от того, что кровать под ней тоже скрипнула. Но любовники не услыхали этого. «И что, вот так мучиться все двадцать дней?! — билось у нее в мозгу. — Нет, завтра же утром переведусь в другую палату! . . Петенька, ну почему ты со мной не поехал!»

     Мольбу ее, обращенную к мужу, прервало нетерпеливое требование Капы:

     — Глубже!

     Скрипы стали мощнее, резче, и почти сразу — не то всхлип, не то крик врастяжку:

     — Ох, Ко-тень-ка-аа:

     «Она кончила!» — поняла Ольга. Дрожа всем телом, она, уже не таясь, повернулась в постели и пожалела, что не сделала этого раньше. В неверном сумраке неподалеку белели два сплетенных тела. Он еще двигался, целуя ее в шею, губы, глаза, а она, уже обессилев, поглаживала его плечи, торс, задницу: Ольга до боли в глазах вглядывалась в комнатное марево и чувствовала, как ладонь, сжимавшая ее собственный клитор, стала мокрой и скользкой.

     Константин сполз с Капитолины, полежал, потом, закуривая, щелкнул зажигалкой. Ольга зажмурилась, чтобы не быть застигнутой в качестве любопытной девчонки. «Завтра же: нет, сегодня же перейду в другую палату!» — утвердилась она в своем решении.

     Константин встал. Ольге в сером мареве комнаты показалось, что член у него до сих пор необыкновенно толстый и длинный.

     — Ты уже уходишь? — спросила Капа.

     — Посс. ть надо, — объяснил он.

     — А зачем одеваешься?

     — Пойду посплю. А то завтра на тебя не встанет!

     Капа в восторге от намека на завтра вскочила с постели и всем телом обняла полуодетого партнера.

     — А что, твоя подруга — целка? — спросил Костя.

     — Она мужу верная, — объяснила Капа.

     — Да? А хочешь, я ее трахну?

     — Вряд ли.

     — Посмотрим!

     Они поцеловались на прощанье, после чего Капа надолго скрылась в туалете. А Ольга, возмутившись наглостью гостя, окончательно решила покончить с таким, с позволения сказать, отдыхом.

     

     Проснувшись утром, она первым делом отправилась к администратору. Однако ни за стойкой, ни в кабинете еще никого не было — рано. Возвращаясь в палату, она решила, что ссориться с соседкой не будет — к чему портить себе настроение? Просто скажет, что ее перевели. А что касается морали, то, в конце концов, они обе — взрослые женщины и каждая живет, как ей велит природа.

     Капа уже проснулась, но продолжала нежиться в постели.

     — Не выспалась! — с улыбкой пожаловалась она и сладко потянулась. — А ты?

     — Днем отосплюсь, — уклончиво ответила Ольга.

     — Мы тебе, наверное, мешали? — Капа смотрела на неебез видимого смущения.

     — Да уж! — не стала лукавить и Ольга. — Ты так вскрикнула:

     — Да ведь он так засадил! Поневоле вскрикнешь: Думала — до горла достал.

     — Ты хоть с презервативом?

     — Вот еще! Мою рожалку уже собаки на помойке съели — после шести-то абортов!

     — А СПИДа не боишься? Или сифилиса?

     — Дурочка! Мы ведь в санатории, тут все проверенные:

     — Ну, справку и подделать можно.

     — Да и хрен с ней! Волков бояться — в лес не ходить.

     Капа вскочила и блеснула в раннем солнечном луче бронзовым загаром.

     — Ты где успела загореть?

     — Дома еще, в солярии! — махнула рукой Капа и побежала под душ.

     

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]