Юные забавы. Часть 5

     “чтобы в кайф ему было… ” – прошептал он, тиская ладонью головку своего члена – смачивая её слюной… теперь – в такой позе – вход был не просто хорошо виден, а совершенно доступен, – Валерка, приставив головку своего члена к смутно темнеющему кружочку, осторожно надавил, но очко Стаса было плотно сжато, и Валерка, держа член двумя пальцами у основания, тут же надавил на очко сильнее, пытаясь разжать обнаженной головкой мышцы сфинктера… на какой миг наступила звенящая тишина: оба они – и Кирилл, и Валерка – перестали дышать, и только слышно было, как в какой-то из комната неестественно громко тикают часы… и еще было слышно, как на улице, где-то далеко, лает собака…

     Приоткрыв рот, Валерка надавил на очко снова, делая это ещё сильнее, ещё настойчивее, и Кирилл почувствовал, как в его руках ноги Стаса неожиданно дернулись, – кривя губы, Стас протяжно застонал, впервые за всё это время проявляя какие-то признаки жизни, и у Кирилла мелькнула мысль, что Стасик сейчас откроет глаза и что зря… зря они это делают!

     Член Валеркин, разомкнув мышцы сфинктера, медленно входил в очко – исчезает в теле Стаса, на глазах укорачиваясь, уменьшаясь, и видеть, как это происходит, было и необычно, и странно, – затаив дыхание, Кирилл смотрел, как волосатый Валеркин лобок медленно приближается к расщелине, образованной раздвинутыми, широко распахнутыми Стасовыми ягодицами… “бля… вогнал! – прошептал Валерка и, словно сам до конца ещё не веря в это, повторил снова, глядя на Кирилла, – вогнал, бля… по самые помидоры!”, и Кирилл, чувствуя, как у него колотится сердце, в ответ молча кивнул, не в силах что-либо внятно произнести…

     Стасик еще несколько раз дёрнулся, то коротко и прерывисто, то протяжно мыча – явно пытаясь вывернуться из-под Валерки, но глаза свои так и не открыл… да и поздно их было открывать, – нависая над Стасом, Валерка ритмично двигал задом, приоткрыв рот, и софа под ними – под Валеркой и Стасом – так же ритмично скрипела…

     Держать ноги Стасу было уже не нужно – они упирались Валерке в грудь, и Кирилл, чтоб Валерке не мешать, чуть отодвинулся в сторону, – сопя, Валерка с упоением трахал лежащего на спине Стаса, и Кирилл, уже совершенно не стесняясь собственного возбуждения – расстегнув свои брюки и глядя, как Валерка э т о делает, с наслаждением тискал, мял в кулаке напряженно вздыбленный, необыкновенно горячий, сладко залупающийся член, терпеливо дожидаясь своей очереди… и когда эта очередь настала – когда Валерка, всем телом сладостно содрогнувшись, на мгновение замер, кончая Стасу в очко, и, кончив, от Стаса устало, но удовлетворённо отвалился, Кирилл, не теряя ни минуты – перехватывая Стасовы ноги, тут же нетерпеливо стал пристраиваться к Стасику сам… и то ли оттого, что теперь очко Стаса было смазано Валеркиной спермой, то ли потому, что Стас был уже не “целкой”, член Кирилла вскользнул Стасику в зад как-то удивительно легко – с первого раза…

     

     Всё это было накануне – прошедшей ночью, и именно это, случившееся ночью, в одно мгновение вспомнил Кирилл, едва открыл утром глаза… обе створки двери в его комнату были плотно прикрыты, простыня была откинута в сторону, трусы с себя Кирилл приспустил, когда рассматривал член, побывавший в жопе у Стаса, и – прокручивая перед мысленным взором все детали прошедшей ночи, Кирилл сам не заметил, как ладонь его свернулась в кулак, и кулак задвигался…

     Сначала медленно, словно в раздумье, потом, наращивая темп, стал двигаться быстрее, ещё быстрее, – откинувшись на подушку, чуть раздвинув – разведя в стороны – ноги, как это делал он всегда, когда мастурбировал в постели, Кирилл, вспоминая во всех мельчайших подробностях событие минувшей ночи, что и как было, с упоением дрочил, и делал он это удивительно легко и естественно – совершенно не фиксируя на этом внимание… кулак, словно сам по себе – независимо от воли Кирилла, шустро прыгал над животом…

     Наслаждение росло, увеличивалось, становилось сильнее и сильнее, и вдруг – содрогнувшись, Кирилл выгнулся, с силой сжимая, стискивая ягодицы, и в то же мгновение струйка спермы, стремительно взлетая вверх, отделилась от члена и, подлетев сантиметров на тридцать, обжигающей перламутровой лужицей вязко шлепнулась Кириллу на живот, – кайф был такой силы, что Кирилл, судорожно выгнувшись – дёрнув бёдрами вверх, непроизвольно всхлипнул, а между ног, в районе сжатого, туго стиснутого входа стало даже больно…

     

     Какое-то время Кирилл лежал, не шевелясь… грудь его ходила ходуном, наслаждение медленно рассасывалось – улетучивалось, исчезало из тела, и Кирилл, не глядя, чувствовал, как член его в кулаке так же медленно уменьшается, теряя твёрдость утреннего возбуждения… Повернув голову, Кирилл поискал глазами, чем бы вытереть головку члена и стереть сперму с живота, – взгляд его упал на футболку, и Кирилл, подумав, что футболка уже грязная и что её нужно будет всё равно стирать, сдёрнул её с тумбочки, стоящей у кровати… вытирая член – протирая краем футболки багрово-сочную головку, Кирилл мысленно удивился Валеркиной предусмотрительности: когда они, подойдя к дому Кирилла, уже расставались, Валерка, не глядя на Кирилла, хмыкнул: “Перец свой помой… не забудь!”, и Кирилл, прежде чем идти спать, набрал в ведро воды и, зайдя за сарай, тщательно промыл свой член, побывавший т а м…

     

     Было позднее утро, когда Кирилл, наскоро позавтракав, отправился к Валерке… конечно, Валерка мог ещё спать – расстались они поздно, в четвёртом часу, но Кириллу хотелось увидеть Валерку как можно скорее, чтоб обсудить вчерашнее, и Кирилл не стал дожидаться, когда Валерка придёт к нему, – пошел к Валерке сам… благо, жил Валерка через дом – практически рядом.

     

     Валерка, тоже проснувшийся только что, сидел за столом в одних трусах – завтракал.

     

     – Будешь? – он кивнул головой на стоявшую перед ним сковородку с рыбой.

     

     – Нет, не хочу, – отказался Кирилл и, придвинув ногой к столу табуретку, сел за стол напротив Валерки. – Я уже завтракал, – пояснил он, невольно отметив про себя, что вчера на Валерке трусы были другие.

     

     – Ну, как хочешь… – Валерка отрезал хлеб и, отложив нож в сторону, добавил: – Предки на дачу уехали… может, будешь всё-таки?

     

     – Нет, – Кирилл отрицательно качнул головой.

     

     Какое-то время они молчали; оба они – и Кирилл, и Валерка – чувствовали, что оба думают об одном и том же, но разговор первым никто не начинал: Валерка ел жареную рыбу, выбирая из неё мелкие кости, а Кирилл, сидя напротив – ожидая, пока Валерка позавтракает, играл спичками… молчание затягивалось – становилось неестественным, и Валерка, не выдержав, заговорил первым:

     

     – Ну, что… прикололся вчера? Со Стасиком… да?

     

     – Ну! – отозвался Валерка. – Я даже не думал… не ожидал, что так будет… совсем не думал!

     

     – А кто, бля, думал? Я, что ли, думал? – засмеялся Валерка, глядя на Кирилла. – Я сам не думал, что мы его… так получилось – само собой… кто, бля, заранее мог знать?

     

     – Ну! – соглашаясь, Кирилл кивнул и, кивнув, засмеялся тоже… “действительно, так получилось – само собой” – подумал он, глядя на Валерку.

     

     Они вновь замолчали, но замолчали не потому, что тема была исчерпана – закрыта, а замолчали потому, что хотелось говорить обо всём этом со всеми подробностями – хотелось анализировать и уточнять, делиться мыслями и впечатлениями, и было сложно так сразу определить, что из случившегося ночью наиболее важное и существенное – о чем говорить в первую очередь…

     

     – Валера, а если он… если как-то об этом он узнал? – Кирилл посмотрел на Валерку вопросительно. – Что тогда?

     

     – Как он может узнать? Он же пьяный был… в жопу был пьяный! Он даже глаза не открыл, когда мы его дрючили… как он может узнать?

     

     Кирилл засмеялся.

     

     -Ты чего?

     

     – Прикольно, бля… игра слов получается: Стас был пьяный в жопу, и – мы его в жопу…

     

     – Так оно, бля, и есть… вся наша жизнь – игра слов, – Валерка, доев кусок рыбы, отодвинул от себя сковородку. – Может, ты компот будешь?

     

     – Ну, налей, – согласился Кирилл. – Полкружки…

     

     Валерка, приподнявшись из-за стола, разлил по кружкам компот и, пододвигая одну кружку к Кириллу, кивнул на сахарницу:

     

     – Мать варит компот без сахара… сам насыпай – по вкусу.

     

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]