Юные забавы. Часть 1

     По субботам в поселке была дискотека; начиналась она в девять вечера, но в девять ещё было светло, и потому в это время начиналась она лишь для самых нетерпеливых либо уже пребывающих в лёгком – предварительном – подпитии, что нередка означало одно и то же;

     Основная же масса народа подтягивалась часам к десяти, когда опускались летние сумерки, и к одиннадцати наблюдался полный аншлаг – на танцплощадку, окольцованную высокой изгородью, набивалось столько народа, что не то чтобы танцевать, а иногда трудно было даже шевельнуться, и тогда тётя Дуся, продававшая билеты и осуществлявшая бескомпромиссный контроль, вводила жесткий режим “выход-вход”: чтобы кто-то запоздавший мог на танцплощадку попасть, кто-то другой предварительно должен был её покинуть; “только так, и никак иначе!” – отбивалась тётя Дуся от наседавших на неё любителей танцевать…

     К половине двенадцатого осуществлять весь этот контроль было уже бессмысленно – народ шарахался туда-сюда, причём треть этого народа уверенно дышала перегаром, и тёте Дусе, стоявшей на входе, оставалось лишь терпеливо ждать окончания “этой вакханалии”; в двенадцать часов дискотека заканчивалась, – народ начинал шумно рассасываться, растворяться в темноте, и, пока диджей Тон, которого на самом деле звали Антоном, убирал свою аппаратуру, тётя Дуся наскоро собирала на опустевшей площадке мусор: пустые бутылки, мятые пластмассовые стаканчики…

     Иногда попадались презервативы, но это шутили малолетки: раскатанный презерватив они незаметно засовывали кому-нибудь в задний карман брюк или джинсов, делая это таким образом, чтобы из кармана он наполовину свешивался, и потом угорали от смеха, глядя на ничего не подозревающего “денди с гондоном”, – тётя Дуся, когда ей попадались презервативы, возмущалась особенно громко… потом она запирала на большой навесной замок вход, и танцплощадка замирала до следующей субботы…

     

     И эта суббота ничем не отличалась от всех прочих – дискотека закончилась в двенадцать, сразу же случилась небольшая драка, собравшая зрителей, и было уже около часа, когда Валерка и Кирилл вышли на свою улицу…

     Валерка был местным – поселковским, а Кирилл гостил у деда с бабкой, но поскольку в гости к деду и бабке он приезжал каждое лето и гостил каждое лето месяца по два, а то и по три, то вполне естественно, что они, Кирилл и Валерка, давно уже были друзьями; лишь в первые два-три дня по приезду Кирилла они невольно присматривались друг к другу, стараясь определить, какие изменения произошли с другим за год, но все эти изменения, происходившие с ними год от года, были примерно одинаковые, и уже через два-три дня им обоим казалось, что они вовсе не расставались, а если учесть, что Кирилл был парнем кампанейским и что все Валеркины друзья давно были его друзьями, то спустя три-четыре дня после своего приезда Кирилл уже мало чем отличался от парней местных – поселковских.

     

     С дискотеки домой они возвращались всегда втроём: Валерка, Кирилл и ещё – Стас, – все трое жили на одной улице, и не просто на одной улице, а практически рядом: вначале был дом Стаса, дальше, через два дома, жил Валерка, а ещё через дом был дом Кирилла, точнее, дом его деда и бабки…

     Но в эту субботу Стаса с ними не было: он откололся в самом начале – “пошел с пацанами бухать”, и потом Кирилл и Валерка видели его на танцплощадке всего несколько раз, при этом от раза к разу Стас шатался всё больше и больше; последний раз они видели его где-то в половине двенадцатого: глядя то на Валерку, то на Кирилла мутным взглядом, Стас признался, еле шевеля языком: “Пацаны… а я – в жопу… в жопу пьяный… ” – как будто без этих его слов можно было подумать, что он трезвый. “Может, домой его отведём? Всё равно уже заканчивается… ”

     – предложил Кирилл, глядя на Валерку. “На хуй! – тут же отреагировал Стас. – Я что – пьяный, что ли?” Он снова куда-то исчез – растворился среди танцующих… а когда дискотека закончилась и Валерка с Кириллом стали спрашивать у знакомых пацанов, не видел ли кто из них Стаса, оказалось, что видели Стаса все, но куда он делся – никто не знает…

     

     – Интересно, где сейчас Стас… может, дома уже? – проговорил Кирилл, когда они вышли на свою, почти не освещенную, улицу. – Надо было его придержать – от себя не отпускать…

     

     – Хрен ты его удержишь, – отозвался Валерка.

     

     Какое-то время они шли молча, – в тёплую лунную ночь был погружен посёлок, и улица, по которой они шли, и они сами, идущие по этой улице; нигде – ни справа, ни слева – не светилось ни одно окно: люди либо уже спали, либо, если не спали, сидели в темноте, – летняя тёплая ночь окутывала землю, и только слышно было, как где-то далеко, в конце улицы, неуверенно брешет собака…

     

     – Смотри, вон… кто-то сидит на скамейке у Стаса, – проговорил Валерка, издалека всматриваясь в тёмную фигуру.

     

     – Может, это Стас? – отозвался Кирилл. Он тоже увидел тёмную фигуру, сидящую на скамейке, но рассмотреть, кто именно сидит на скамейке, издалека было невозможно.

     

     – Может, и Стас… хрен его знает! – хмыкнул Валерка.

     

     – Может, он раньше нас с дискотеки ушел… – высказал своё предположение Кирилл.

     

     – Ну! По-английски… он свалил, а мы его там, как лохи последние, ищем… – тихо рассмеялся Валерка. – Сейчас подойдём – посмотрим… и если это он, набьём ему морду, чтоб впредь не сваливал по-заморски – не вынуждал нас беспокоиться… да?

     

     – Легко! – засмеялся Кирилл. – А завтра скажем, что он в драке участвовал…

     

     – И не просто участвовал, а представлен к награде…

     

     – Ну! Скажем, чтоб шел в ментовку – что медали героям там выдают…

     

     Так – зубоскаля и смеясь – они поравнялись с домом Стаса и, свернув с проезжей части, оказались перед самой скамейкой… конечно, это был Стас! Расставив ноги, он сидел на скамейке, откинувшись, чуть завалившись набок, и голова его при этом безвольно свешивалась на грудь, – Стас спал…

     

     – Ну, бля… хорошо устроился! – хмыкнул Валерка, весело глядя на Стаса. – Мы его там ищем – “где наш друг? куда он делся?” – а он уже здесь… уже отдыхает – на свежем воздухе… Стас! – Валерка потряс Стаса за плечо. – Стасик…

     

     Голова Стаса – коротко стриженная и оттого круглая, словно мячик – безвольно колыхнулась из стороны в сторону, но сам Стас при этом не издал ни звука – не замычал, как это нередко делают пьяные, когда их начинают будить, не стал отмахиваться-отбиваться.

     .

     – Полный вырубон, – констатировал Валерка.

     

     Наклонившись над Стасом, он снова потряс его за плечо, уже сильнее и энергичнее, но результат был тот же – “в жопу пьяный” Стас никак не реагировал на внешний раздражитель, пребывал в бессознательном состоянии.

     

     – Ну, и что будем делать? – Кирилл перевёл взгляд со Стаса на Валерку.

     

     – А фиг его знает… Стас, ёбаный в рот! Стасик… – Валерка затряс Стаса изо всей силы. – Стас, бля… слышишь? Стасик…

     

     Всё было тщетно, – Стас, податливо дёргаясь из стороны в сторону, никак не реагировал на Валеркины усилия разбудить его, и Валерка, оставляя Стаса в покое – говоря:

     

     – Бесполезно, – полез в карман за сигаретами.

     

     Они закурили.

     

     – Эх, Стасик, Стасик… – выдыхая сигаретный дым – глядя на ещё больше склонившегося, безучастного сидящего на скамейке Стаса, Валерка дурашливо покачал головой. – Сидишь здесь, как беспризорник… как самый последний, бля, лох. И хорошо, что мимо шли мы, твои друзья… А если б не мы с Кириллом… если б не мы сейчас шли мимо, а шли бы какие-нибудь извращенцы? Стас, ты представляешь, что было бы?!

     

     Кирилл, слушая Валерку, тихо рассмеялся. Было действительно смешно: Валерка, явно подражая кому-то – копируя чью-то интонацию, говорил рассудительно и оттого неопровержимо веско, напрямую обращаясь к Стасу, который – по причине полного отключения – слышать его никаким образом не мог… с таким же успехом можно было отсчитывать телеграфный столб, объясняя ему, что он не там, не так и вообще не в то время стоит, – впечатление было б такое же. Впрочем, последнюю фразу – “Стас, ты представляешь, что было бы?!” – Валерка произнес с таким пафосом, что даже столб… даже столб, наверное, отозвался бы!

     

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]