Юбилей

     В тот вечер мы оказались у наших знакомых дома в приподнятом настроение. Нас было двое: я, и моя мама Галя. Мой школьный товарищ и его мама тётя Люда ждали нас на крыльце своего дома. У нас была причина вместе провести вечер, так как у т. Люды был юбилей, ей исполнялось 45 лет. Мы сколько я себя помню постоянно ходили в гости к Плотниковым, то я к Cаньку, то моя мама к его матери, вместе справляли все торжества. Наши матери были разведены и у наших отцов были другие семьи, может поэтому наши матери сблизились и считались неразлучными подружками.

     Тётя Люда выглядела очень привлекательно. В синем платье с вырезом на груди, c бантом сзади на талии и в красны туфлях. На ногах были одеты колготки с блёстками чёрного цвета, а может это были чулки я пока этого не знал. Веки глаз были выкрашены в голубой цвет теней, розовая помада на губах дополняла её макияж. Волосы были выкрашены в желтовато-белый цвет и завиты бигудями. Рост у неё был примерно 160 см. Она как и моя мама была полновата, но не толстая, с небольшим животиком и средними грудями, ну не средними, чуть-чуть побольше, но не очень огромными сиськами.

     — Здравствуйте, мы вас заждались, -своим голоском пропела т. Люда.

     — Мы пока зашли в магазин купили кагора он очень приятный на вкус и расслабляет, а подарок мы приготовили заранее, -ответила мама и улыбнулась.

     Что за подарок приготовила мама я точно не знал, знал только что коробка не очень тяжёлая и не большая. От себя я купил флакон духов и цветы.

     — Привет Макс, -это Санёк ко мне обратился.

     — Здорово коль не шутишь, -парировал я.

     Нам с Санькой было по 15 лет, когда мы начали наши сексуальные потребности обсуждать, иногда мы оставались у Плотниковых ночевать, уходили к нему на второй этаж в его комнату и лазая по инету качали картинки ну и подрачивали конечно. Лет до 17 мы просто мастурбировали напару, а потом и девочек на улице снимали и домой приводили. Когда одну на двоих пробовали. Тетя Люда в этом вопросе всегда говорила — Мол вы растёте, вам с девочками дружить надо. Всегда приходите, приводите, чаю попьёте я мешать не буду, я только за.

     Один раз Санёк меня спросил.

     — Ты свою мамку голой видел.

     — Постоянно, особенно когда от вас приходим и она пьяная.

     — Расскажи какая она.

     — А ты мне расскажешь.

     — Да я видел всего несколько раз, зато когда проводил её на второй этаж в её спальню, мне даже удалось её полапать и полежать на ней. НА большее я нерешился.

     — Ну ты даёш! Я свою только рассматривал и не очень близко и только когда под градусом спала.

     — А пизду видел?

     — Да, она вся в волосах, вокруг губ волосы и на лобке вьются. Да и клитор выступает, весь такой продолговатый и прикольный.

     — Ты бы хотел туда засадить?

     — Ты охренел, мать же. Хотя если попали на необитаемый остров сношаться скорей всего начали бы.

     — Во-во и я про тоже. Я бы вообще хотел и твою и мою. И в разных позах.

     — Я б тоже не отказался. Хотя это всё фантастика они нам не дадут.

     — Макс, а помниш ты рассказывал, что когда вы ехали от нас на такси, твоя мама всё тебе язык в ухо хотела запихать?

     — Да было дело, но она так всегда ведёт себя когда навеселе. Но мне как-то боязно отвечать ей. Вдруг как отчитает, со стыда сгоришь.

     — Может мне даст? Как ты думаеш, может мне попробовать подкатить когда мы все вместе соберемся, может на день рождения, они и мы точно подвыпьем.

     — А я к твоей!

     — Давай. Интересно как они в плане траханья, продвинуты или нет.

     — Как продвинуты, -не понял я.

     — Ну там в рот берут, раком задуваются. Хорошо бы твоей рачком засадить!

     — А твоей я защеку дал бы, -начали смеятся мы.

     Не смотря на то, что комната Санька располагалась слева как поднимешься на второй этаж, стены со спальней матери были смежные. Это объяснялось тем что, комната которая вела направо заканчивалась дверью в спальню т. Люды. Если прислушаться можно было узнать о чем говорят в другой комнате, а если банку пустую приставить то вообще всё слышать.

     Вот тут мы и услышали что кто-то в комнате есть. Значит это мама Саньками нас могли подслушивать! Мы конечно догадывались что и моя мама и Санькова подслушивают как мы девок трахаем, да и мы слышали как они там возились и вздыхали, может лесбиянством занимались. Мы под эти звуки так надрачивали, по несколько раз спускали. Но такой наш разговор услышать это суперстыд. В тот раз как только мы пошли попить чаю тётя Люда так на нас смотрела, казалось что её глаза просто смеются и радуются. Но ничего нам несказала, а мы сидели как раки варённые. Эта история произошла за несколько дней до дня рождения.

     Ну вот пришли мы к ним, расположились. Я сидел на кресле, слева на диване т. Люда, дальше мама и Санёк. Налили вина, хотя на столе и шампанское стояло и водочка Гжелка, вся гульба ещё впереди была. Включили телевизор, кассету с клипами, в основном наша русская попса. Начали чествовать юбиляршу, говорить тосты.

     Потихоньку разговор стал более развязан, пошли обсуждения одежды певиц. Разговор пошёл о моде. Плавно перешёл на женское белье. Все это сопровождалось смакованием вина и вход уже пошла водочка. Под красную икорку в самый раз.

     И тут мама говорит:

     — А вот вам какие женские вещи нравятся.

     Сашок говорит, что любит когда женщины в прозрачных трусиках, обязательно в чулках, в бюстгалтере, но чтоб из него груди торчали, танцуют стриптиз.

     Я покраснел от Саньковой храбрости, но увидев что мамы улыбаются и смеются тоже расслабился и сказал:

     — И я люблю чёрные чулочки с подвязочками и трусики, но не такие какие носят наши ровесницы — тонкая полоска между ягодицами, а прозрачные широкие на попе, чтоб вроде и в трусиках и всё видно!

     — А мы такие и носим, произнесла с улыбкой мама Cашки.

     — Люда, если они захотят посмотреть, что ж мы им покажем? удивилась мама.

     — А пускай они нам расскажут о чём говорили несколько дней назад у Саши в комнате то может и покажем. Я ведь всё слышала, а ты не вериш. Вот пускай подтвердят, положив руку мне на коленку произнесла т. Люда.

     Я чуть не выбежал из комнаты, стало как-то неловко я глядел на Санька.

     — Давайте, давайте всё расскажите, и про минет, и про еблю раком и кто у кого что видел, подтягивая края платья к своим бёдрам говорила т. Люда.

     Уже были видны края резинок чулков и белые бёдра.

     — Люда ты что хочешь моего сынка развратить? Так уж они развратились без нас, если с молоденьких девок на нас заглядываться стали. Ну чем мы вас привлекли? Вы же наши сынки.

     — Галь, А твой у тебя видел твою пещеру, клитор ему твой понравился!

     — Мам я же не специально, ты сама так легла в зале чтоб я видел, а Сашка вон вообще на тётю Люду ложился и тёрся, -оправдывался я.

     — Максим ну что вы хотели с нами сделать? спросила мама.

     — Cашок хотел тебя сзади поиметь, а я тёте Люде, как бы это сказать:

     — Да поняли мы, в ротик мне дать, а потом тоже рачком? спросила Сашкина мать.

     — Ну может по другому, сообщил я.

     — Ладно Галя давай их простим, но за это они должны голыми перед нами потанцевать и подрочить.

     — Cогласна, вот посмеемся, заулыбалась мама.

     Встав со своих мест мы начали раздеваться. Я повернулся спиной снял брюки, рубашку и нагнувшись снял трусы, демонстрируя зад.

     — Поворачивайся Максим, поворачивайся, -утвердительно попросила тётя Люда.

     И я повернулся, правда член висел на пол шестого, у Санька такое же положение.

     — Ну давайте танцуйте кобельки, яйца вон волосатые прям как у нас щели. Правда Галь?

     — Да, да. Вон у твоего уже волосы к пупку дорожкой идут. Правильно Сашок потри свой смычок, прям стихами говорю! Сколько у тебя сантиметров когда встанет?

     — Семнадцать

     — А у Макса? — переспросила мама.

     — У него почти так же, но головка по крупнее, -ответил Санёк.

     — Танцуйте, двигайтесь, молодые жеребцы.

     Я тёр свой хуй, но он только набух, а как обычно не стоял. Я начал полу приседать изображая танец, в это время из телека звучала песня группы Вирус, ну где же ваши ручки давай подымем ручки и будем танцевать, в это время т. Люда закинула свою ногу на боковую спинку дивана и продемонстрировала мне свою промежность. Чёрные чулки с блестящими вкраплениями -блёстками заканчивались на середине широких бёдер, дальше виднелись чёрные трусики с прозрачными узорчатыми кружевами на лобке и ниже на половых губах. Тётя Люда откинулась на спинку дивана и ещё больше подтянула платье к себе на талию. Я отчётливо видел выступающие бугром губы и вылезшие из под ткани трусов русые волнистые волоски. Тут у меня вскочил и я принялся подрачивать.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]