Я встретил её в метро. Часть 1

     Неторопливо шагая по перрону стации Алексеевской мой взгляд блуждал по лицам ожидающих поезда людей. Приезжая в другой город, я всегда стараюсь найти в толпе знакомое лицо – не обязательно знакомого человека, хотя бы просто похожего на того, кого знаешь у себя дома. Тогда становится как-то спокойнее, чужой, незнакомый город не так сильно давит на моё сознание когда мне кажется, что рядом есть кто-то знакомый.

     Её лица сразу я не увидел. Я шёл сзади Неё. Но во всей Её фигуре, причёске, походке было что-то необъяснимое, что притянуло моё внимание и ускорило мой шаг. Захотелось догнать Её и заглянуть Ей в лицо. Я двинулся в Её сторону немного быстрее.

     Тут подошёл поезд в сторону центра. Она вошла в вагон, нет, точнее впорхнула в раскрытые двери лёгким движением пары прекрасных ног. Я поспешил за Ней.

     Двери закрылись сразу за моей спиной. “Следующая станция – Рижская”, – объявил женский голос из репродуктора.

     Я стоял у дверей, повернувшись к Ней вполоборота. Не хватало духа посмотреть Ей в лицо. Как будто я боялся, что увижу незнакомое, холодное и отталкивающее в Её чертах.

     На следующей станции в вагон зашло много народу и мне пришлось сделать пару шагов назад – в Её сторону. Я всё так же стоял вполоборота к Ней, но теперь мы держались за один поручень.

     Скосив взгляд, я посмотрел на её руку. Небольшая ладошка, изящные пальчики с аккуратными ноготками нежно-розового цвета. Пальчики Её руки, кроме того, что обхватывали поручень, сжимали схемку московского метро, совсем небольшую, размером с календарик.

     Меня бросило в жар. Так она неместная! Москвич, даже если москвичом стал совсем недавно, в первую очередь запоминает путь от своего жилья до работы (учёбы) и мест отдыха и развлечений. Потом он запоминает расположение остальных станций метро и никогда в жизни не будет носить с собой схему. Стало быть Она в Москве очень недавно, возможно приехала только сегодня. Раз едет в центр, значит хочет посетить Красную площадь или Кремль. Несмотря на то, что эпоха популярности этих объектов как в советское время прошла, приезжих тянет к ним как магнитом.

     Я повернулся лицом к двери и попытался разглядеть в её стекле отражение девушки. Мешали блики от ламп на потолке, поэтому я решился оглянуться. В её лице я увидел сказочную принцессу из своих снов. Правильной формы овал лица, прекрасные зелёные глаза, аккуратный носик, изящный рот с перламутровыми губами – всё в Её лице притягивало и манило меня.

     Она взглянула на меня и я быстро отвёл взгляд. Чёрт, не приняла бы она меня за какого-нибудь извращенца.

     Доехав до Тургеневской, Она вышла из вагона, пройдя мимо меня, совсем рядом, обдав меня своей смесью тонкого запаха духов и какого-то особого женского запаха, от чего сердце мое гулко застучало в груди. И хотя мне надо было ехать дальше, я шагнул из вагона метро вслед за нею.

     Она шла неторопливо, посматривала время от времени на схемку в своей руке. Видимо, ей надо было куда-то добраться и она пыталась по схеме выбрать маршрут. Подойдя к указателю, свисающему с потолка, она остановилась и стала глазами искать название нужной станции. Я подошёл к указателю с другой стороны и тоже посмотрел на него. Пусть она меня заметит и тоже решит, что я неместный.

     Затем она решительно двинулась к переходу на другу станцию, я последовал за ней, как на поводке. Я просто не мог идти в другую сторону, меня точно магнитом тянуло за ней.

     Зайдя вслед за ней в вагон, я наблюдал. Она вышла на станции Охотный ряд. На перроне я немного замешкался и подойдя к эскалатору увидел, что она уже находится практический на его середине. Я поспешил за ней. Я очень боялся её потерять и несмотря на то, что эскалатор довольно быстро двигался, зашагал вверх по его ступеням.

     Поднявшись на поверхность, я оказался в каком-то тупике. Рядом за высоким металлическим забором полным ходом шла стройка. Справа за углом находилась какая-то улица с оживлённым движением, за ней – ещё одна стройка, высокое здание, обтянутое зелёной сеткой, которое закрывало дальнейший обзор.

     Девушка, держа в руке схему метро, пыталась понять, где она находится. Я тоже достал карту Москвы и глянул на неё. Всё правильно, вот станция метро, а стало быть, к Кремлю надо идти вот сюда…

     – Извините, вы не подскажете, как пройти к Красной площади? – неожиданно услышал я за спиной Её голос. В том, что это её голос я не сомневался. Только у такой красивой девушки мог быть такой приятный. Красивый голос.

     Я повернулся к ней. Боже, как она красива!

     – Эээ… Вы знаете, я вообще-то тоже неместный. – срывающимся от волнения голосом произнёс я.

     – Почему “тоже”? – спросила она.

     Я смутился и ответил не сразу.

     – Просто я догадался, что вы не из Москвы.

     Она улыбнулась, сделала шаг в сторону и задала проходящей мимо женщине вопрос “Как пройти к Красной площади?” Та в ответ только махнула рукой, как потом оказалось, в правильном направлении.

     Девушка двинулась по тротуару в сторону улицы и свернула за угол. Я отставал от неё на пару шагов.

     Чёрт, надо начать разговор!

     – Тяжело в незнакомом городе? – спросил я поравнявшись с ней.

     – Да, тяжело, – улыбнулась она.

     – А вы из какого города, если не секрет? – задал я следующий вопрос.

     – Из Хабаровска.

     – Ого! Это же так далеко от сюда. А я из Калининграда.

     – Тоже не близко.

     – Согласен.

     Пару минут мы шли молча рядом по тротуару. Не молчи, дурила, разговаривай с ней!

     – Извините, а могу я узнать, как Вас зовут?

     – Алла, – улыбнувшись в мою сторону, ответила Она. – А Вас?

     – Михаил. Очень приятно.

     – И мне тоже.

     Собравшись с силами, я предложил:

     – Может быть, посмотрим на Красную площадь вместе?

     После секундной паузы Алла ответила:

     – А почему бы и нет?

     Тем временем мы прошли мимо недостроенного здания, сплошь обтянутого зелёной строительной сеткой – как оказалось потом, это была строящаяся гостиница на месте снесённой гостиницы “Москва”. И вот из-за угла стройки показались башни кремлёвской стены. Мы спустились в подземный переход и прошли около 300 метров под землёй. Мимо дверей, ведущих на станцию метро и в павильоны Охотного ряда. Выйдя на поверхность, оказались прямо перед памятником Г. К. Жукову. Немного на него поглазев, мы двинулись дальше.

     Пройдя мимо исторического музея, двойников Ленина, Маркса и Николая Второго, вяло фотографирующихся с туристами, судя по глазам из Китая или Японии, мы подошли к Мавзолею. К сожалению, в тот знаменательный день Мавзолей был закрыт, и нам оставалось только осмотреть его снаружи. Зато в собор Василия Блаженного мы попали беспрепятственно, прошли холодными тёмными комнатками, поднялись на несколько смотровых площадок. И вот на одной крутой винтовой лесенке со стёршимися ступенями кое-что произошло. Аллочка, поднимаясь впереди меня, оступилась на древней ступеньке и, развернувшись на одной ноге, со вздохом “А-ах” упала в мои объятия. Из-за того, что она стояла сантиметров на 30 выше меня, мои ладони легли точно на её попку. А в холмики её груди я уткнулся лицом.

     Секундная пауза повисла в воздухе. Я мгновенно ощутил твёрдость её ягодиц, напряжённых из-за внезапности ситуации, упругость груди, умопомрачительный запах её тела. Этой секунды было достаточно, чтобы мой член моментально затвердел, кровь ударила также и в голову. С Аллой тоже творилось что-то подобное. Она внезапно ослабела, её ноги подогнулись и она сползла в моих руках чуть ниже, но мои руки продолжали удерживать её за попу. Наши лица оказались на одном уровне, и я прочёл в зелёных глазах желание. Сначала робко прикоснувшись губами к прекрасным губкам Аллочки, я увидел, что она прикрыла глаза. Это было сигналом согласия и одновременно призывом к дальнейшим действиям. Наши губы слились в страстном поцелуе, дыхание и моё и её замерли. Секунд через 5, показавшихся мне блаженной вечностью, мы вдруг отпрянули друг от друга, словно испугавшись внезапной близости.

     – Эээ… Извините, мне показалось… Извините… , – невнятно проблеял я наверное ненужные слова.

     – Это вы извините… Это мне показалось…