шлюхи Екатеринбурга

Я – многоженец. Часть 3

     Она затащила меня на кухню, я посмотрел ей в глаза и неожиданно для себя все ей рассказал про мою незадавшуюся жизнь и про мои намерения.

     Оказалось, что у нее – похожая история. С мужем разошлась, он был на редкость любвеобильным, но при этом любил только себя. Работа есть, живет – не жалуется, но одна.

     – А как Лика? – спросил я.

     – А у нее – похожая история. Теперь у нее – только я. И у меня – только она – со значением сказала она. – Да что ж это я, давай, я ей позвоню, прибежит.

     Она взяла телефонную трубку, набрала номер:

     – Привет, лахудра: А то кто же? . . Слушай, давай быстро приходи: Да, прямо сейчас: Да, прямо сию минуту: Узнаешь: Трусы чистые надень: Сама дура!

     Минут через двадцать послышался звук ключа, открывающего дверь.

     – Пришла, – улыбнувшись, шепнула Наташа. – Будь здесь! – и выскочила в прихожую. Я встал и ждал, стоя.

     – Ну, чего звала? – послышался из коридора голос Лики.

     – Проходи! – ответила Наташа.

     На кухню вошла Лика, взглянула на меня, через несколько мгновений узнала:

     – Санька! – она бросила на пол сумочку, бросилась ко мне на шею и разрыдалась.

     – Санька, Санечка! – повторяла она, целовала меня в губы, в щеки и плакала.

     – Да что ты ревешь, дура? – сказала Наташа, а у самой вздрагивали губы. У меня в голове сразу пронеслись те годы, когда нам было так хорошо друг с другом, в глазах защипало, я обнял их обеих:

     – Девчонки, милые, как хорошо, что вы нашлись!

     – Натка, жопа! – перестала реветь Лика, – чего тормозишь? У тебя же бутылочка винца в холодильнике! Или жмешься?

     – Если бы не Санек, хрен бы тебе, а не винца!

     Мы сели за стол, я понемножку пригубливал вино.

     – А что, Санька, что тебе больше всего запомнилось из того, что было тогда? – спросила Наташа.

     – Ты знаешь, все отчетливо помню. И вкус твоей письки – в том сарайчике, и как Лика в первый раз взяла в рот, и как первый раз тебе вставил. Какие красивые вы, когда голенькие – помню, как будто было вчера!

     – А сейчас не хочешь посмотреть? – хихикнула Лика.

     – Очень! Девочки, очень хочу!

     Девчонки переглянулись, отвели меня в спальню и сказали:

     – Жди здесь! – и ушли в ванную.

     В спальне была большая кровать, я представил, как они спят в ней вдвоем. Снял покрывало, разделся догола, прикрылся до пояса простынкой и стал ждать.

     Открылась дверь, и вошли мои голые девочки. Время, конечно, их изменило, но, по-моему, в лучшую сторону. Исчезла подростковая угловатость, груди стали больше, хотя и немного провисли – но мне так даже больше нравится. Бедра округлились, ребра больше не торчат. Писечки подбриты – тогда эта мода только-только стала появляться. Я отбросил простынку в сторону и встал, слегка расставив ноги.

     – Сашка, да у тебя – просто красавец! Раньше был мальчишкин писюн, а сейчас – настоящий х. .!

     – Девочки мои милые, да какие же вы стали красивые!

     Мы обнялись и принялись целоваться втроем. Я запустил пальцы в их щелочки, они были влажными, а после моих стараний потекли.

     – Как вы хотите?

     – А как ты хочешь?

     – Девчонки, вы предохраняетесь?

     – Не бойся, все схвачено!

     Я лег на кровать на спину, привлек Натуську верхом на бедра, а Лику – на лицо. Было хорошо невероятно, бедра мои отдыхали, на них скакала Натка, зато язык работал виртуозно, отчего Лика вскоре заорала и упала вперед, почти перекрыв мне дыхание животиком. Наталья сунула ей палец в открывшуюся попу, но я мягко ссадил Лику с себя, снял Наташу, уложил на спину, высоко задрал ей ноги и, сидя на корточках, вставил в поднятую письку. Лика пристроилась сбоку и принялась за ее соски. Долго такое продолжаться не могло, Наташа напряглась, я придвинулся теснее и стал вставлять до отказа, с небольшой задержкой у дна. Когда она подо мной забилась, я уже кончал в нее, изливая давно просившееся наружу семя.

     Потом мы отдыхали. Я лежал между ног Наташи щекой на ее лобке, рядом на боку лежала Лика, подняв согнутую в колене ногу. Ее писечка смотрела мне в лицо, раскрыв большие сочащиеся губки, и я перебирал их пальцами.

     – Давайте сегодня вместе спать! – предложила Наташа.

     – А я никуда и не уйду! – заявила Лика.

     – А мне с вами так хорошо, что никуда не уйду, даже если будете выгонять! – сказал я.

     – Ну тогда спим!

     Я лег между девочками, они положили головки мне на плечи, их ладошки накрыли мой член, и мы уснули.

     Ночью я проснулся с позывом пописать, когда вернулся, мое место было занято – Наташа подвинулась к Лике, положила на нее ногу, и обняла. Я пристроился рядом, член попал в ложбинку ее попки, я положил ладонь на ее грудь, и снова уснул.

     Проснулся я не сам, меня разбудили. Лика целовала меня в губы, а Наташа сосала член. Потом они поменялись.

     – Девчонки, я же сейчас кончу!

     – А ты думаешь, чего мы добиваемся! – хихикнула Наташка.

     – Ни фига, я хочу хоть кого-нибудь трахнуть!

     – Наташку, Наташку! – засмеялась Лика.

     Я уложил Натку на спину и всунул ей, а Лика села ей на рот. Кончали не одновременно, помогая друг дружке.

     Весь день, воскресенье, прошел в сексе. Мы как с цепи сорвались. Целый день ходили голыми, трахались, ели, игрались. Вечером мы с Ликой сходили домой за необходимыми вещами и вернулись к Наташе. Ночью, правда, спали, как убитые. Утром в понедельник разбежались по работам, а когда собрались вечером, целовались так, как будто сто лет не виделись.

     Так мы стали жить втроем. Сначала было, конечно, тесновато, но нам вроде как было того и надо. Однако у меня вскоре дела пошли в гору, и я взял кредит под свой дом. Мы выбрали его почти готовым, стройвариант, достаточно большой, и распланировали его с дальним прицелом. Свои старые квартирки сдали внаем. Теперь у нас на втором этаже была одна общая большая спальня, одна малая и еще три комнатки “под будущее”. После первого сексуального угара мы поняли, что секс вдвоем лучше, чем секс втроем – мне очень трудно было удовлетворять одновременно обеих девочек так, чтобы ни у кого не пропадало возбуждение. Третий при этом либо лежал рядом, или просто так, или помогая как-то двоим, либо спал в малой спальне – это, кстати, мог быть и я, когда девочкам хотелось полизаться. Ревности не было никакой вообще. В свое время мы все нагулялись, поэтому на сторону никого не тянуло.

     Так прошел год. И как-то на семейном заседании Наташка сказала:

     – Ребята, больше не могу. Очень хочу ребеночка. Что будем делать?

     Тут же постановили: ребеночка хотим все. Даже ребеночков. Сначала сделаем одного от Наташи, а через годик-два – другого от Лики.

     Так и сделали.

     Мы живем в большом доме. В этом году наш Витька пошел уже в третий класс, а Олеська – в первый. Дети называют моих жен “мама Ната” и “мама Лика”. Вопросы о фактическом родстве давно утрясены и никого не напрягают, потому что мамки одинаково любят детей. Мы не стали оформлять официальные отношения, потому что многоженство у нас запрещено. К нам приходила Светлана Николаевна, Витькина учительница. Насколько я понял, у нее были подозрения о “гнезде разврата” в нашем доме. Но поговорила с нами, увидела, что у детей действительно две мамы, и успокоилась.

     С сексом у нас все просто великолепно. Мы по-прежнему спим голенькими, без каких-либо пижамок. У моих девочек после родов увеличились груди, чему я только рад. Спим втроем. Чаще всего я покрываю одну вечером, а вторую ночью, утром меня кто-нибудь отсасывает. Иногда кому-то захочется пошалить, Лика, допустим, может сказать:

     – Сань, трахни сегодня Натку в попу, что-то посмотреть захотелось!

     Я не перестаю любоваться их писечками, они такие красивые! Я могу, например, сесть на пол перед Наташкой, смотрящей телевизор, снять с нее трусы и играться, играться! Или в постели улечься головой к Ликиным ногам, задрать их, и целовать, целовать! Девчонки иногда ржут над этим, но, наверное, им и самим это приятно.

     Сегодня говорил с Витькой. У него вопрос:

     – Папа, а почему у всех по одной маме, а у нас с Олеськой – сразу две?

     – А потому что и я, и ты, и Олеся любим не одну, как все, а сразу двоих!

     – А разве мужчина может любить двух женщин?

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки