Я хочу! Девочка… или мальчик? (1 часть: Девочка. Продолжение)

… Первое что я услышала, кайфуя от её умелых пальчиков, был восторженный возглас Наташи:

— Да ты там совсем мокренькая! Котенок… — и рука, выглаживающая мое истекающее «соками» лоно выскользнула наружу, и поднялась к глазам, демонстрируя мокро заблестевшие пальчики. Она поднесла их к лицу и вздохнула терпкий и знакомый мне аромат, — мне он всегда нравился, — доверительно произнесла она, — а уж вкус… — и один из пальчиков был вылизан со всей тщательностью. Облизывая губы, словно после мороженного, Наташа сказала, — попробуй! – и протянула руку к моему лицу. Я послушно раскрыла рот и два оставшиеся мокрыми пальца медленно погрузились в него, старательно прижимаясь к языку. – Оближи, — попросила она.

И я облизала, смакуя вкус. Солоноватый и терпкий, он словно бичом ударил по нервам, заставив меня возбудиться ещё сильнее.

— Милая! – она теснила меня к постели раскинувшейся в углу, – Можно я тебя поласкаю? – неожиданно для себя услышала я просящие нотки в голосе.

— … — говорить я не могла, горло перехватил странный спазм, и поэтому просто закивала в ответ. — Да! – наконец выдавила из себя, медленно пятясь назад. А потом мои бедра уперлись в край постели.

Легкий толчок и я уже лежу на постели лицом вверх. Она наклонилась и её губы с вожделением впились в мой сосок. Она яростно сосала его, перекатывая во рту. Язычок то летал вверх-вниз, мягко ударяя по набухшему соску, то медленно и с наслаждением вылизывала его. Второй тоже не остался без внимания. Свободная рука Наташи то сжимала и тянула его, то сплющивая, мягко вдавливала в тело.

— Прелесть! Просто прелесть! — нервно бормотала она. – Не то, что мои дойки! Все пялятся, словно козлы,… а ещё и мешают…

— Нет… нет… — попыталась я урезонить её. – Они…

— Что нет? – она оторвала лицо от моей грудки, — тебе не нравятся мои ласки? – уставилась мне в лицо.

— Да нет! – воскликнула я, — нравится, а вот твои груди они… они… такие красивые… — и выдохнув словно сетуя на судьбу затараторила… — у меня совсем маленькие, за глаза обзывают плоскодонкой…

— Да не слушай ты их! Этих дебилов… у тебя классные грудки! Маленькие и аккуратные. – А потом неожиданно с грустью добавила, — я такие же хочу, а не эти «гарбузы»!

Я медленно подняла руку, и она накрыла её грудь. Вернее она накрыла небольшую область в районе соска. Неторопливо сжала пальцы. Ладонь, скользнув по напряженной коже, съехала, и только кончики пальцев уцепились за сосок.

— А можно? – я словно школьница, на уроке широко раскрыв глаза, посмотрела на неё, — я их пососу?

— О, да! – улыбнулась Наташа, выгибая спину и подставляя к моему рту «не занятую грудь». – Давай! Тебе можно, можно всё!

Я раскрываю рот и мягко только губами сжимаю твердую виноградинку. Сначала вроде бы как пробуя её на вкус, а потом приступая к делу. Нежно перекатываю, помогая себе языком, и начинаю сосать. Мне хорошо. Мне нравится это делать… мне нравится это место и тем более кровать, в которой мы расположились.

Именно в этот момент Наташа стонет, вгибая спину. С легким чмоком сосок вырывается изо рта, и я словно младенец смотрю за ним «обиженная его поведением». Обхватываю чуть покачивающуюся перед глазами упругую грудь двумя руками, заключая в «объятия». И медленно, стараясь растянуть предвкушение вкуса и, тянусь к ней губами. Снова хватаю сосок ртом. На этот раз более капитально. Теперь я сама себе помогаю зубами. Нежно поджимая ими губы, ухватившие жестко-упругую плоть сосков. Скосив глаза, вижу, как довольно щурится её лицо. Буквально через мгновение слышу:

— Стой! Подожди немного…

— … — мои брови выгибаются в немом вопросе.

— Сейчас, Котенок, сейчас… — рука подхватывает ухваченную мной грудь и медленно с явной неохотой высвобождает ту из «плена». – Ты же поласкаешь меня… там? – в глазах вопрос, возбуждение и просьба.

— Да… — выдыхаю я расслабляясь.

— Да! – повторяет она за мной, словно смакуя это слово, и тут же начинает действовать.

Рывок и джинсы вместе с трусиками легко покидают мои ноги и летят вниз на пол. Грациозное плавное движение и её стринги падают сверху на эту кучу. Меня легко словно пушинку разворачивают на кровати, и она медленно ложится сверху. Мы в позе шестьдесят девять. Её горячее, истекающее соками, чуть покрасневшее лоно находится у меня перед глазами. Я смотрю на него во все глаза. Подрагивающий словно в предвкушении оргазма животик, выпирающий лобок, покрытый стриженными и словно торчащими дыбом курчавыми черными волосиками. Две продольный складки половых губ раскрыты и над ними виднеется, будто выглядывающий из-под капюшона ярко-бордовый клитор. Ниже вижу неправильной формы вход во влагалище, постоянно меняющий свою форму в такт подергивания животика.

У меня в предвкушении ласк сводит челюсти. Я, выставив язык, тянусь вверх, и тут же моё лоно само подвергается «атаке». Язык и губы Наташи впиваются уже в мой клитор. Стон, исторгаемый мной, казалось, потрясает всю квартиру. По телу пробегает волна сладострастия, и я, в ответ присасываюсь губами к её похотнику.

Мы как единое целое слились в общем порыве. Она ласкает меня, помогая руками, а я, приникнув к её раковинке, делаю тоже самое. На мгновение подруга отрывается от своего занятия и со вздохом констатирует:

— Жалко…

— Што жал-ко? – выдыхаю я не в силах оторваться от трепещущих под моими губами гениталий.

— Ты же ещё девочка-целочка…

— И што? – лицо загорелось и плещет недоумением. – Это плохо? – добавляю я.

— Нет… — со вздохом произносит она, и её язычок, словно упругое перышко, проходится по моим прелестям. – Тебе доступны не все ласки…

Мы замолчали, переваривая сказанное но, продолжая «терзать ласками каждая свою» киску. Неожиданно, помимо моей воли, язычок проваливается в вагину. Слышится вскрик, и тело полулежащей сверху девушки начинает трясти.

«- Ей нравится! Она хочет этого! – проносится в голове, и я уже целенаправленно продолжаю ласкать именно там, хотя временами ещё и тереблю выпирающую часть клитора то, прикасаясь кончиками пальцев, то язычка».

— Да! – слышу я, ощущая трепещущее от ласк тело. – Щщщё! – выдавливает она.

Все продолжается не очень долго, но кончается почти обоюдным оргазмом. Наши тела трепеща «сливаются» в один большой почти агонизирующий клубок. Её лобок трется о мой подбородок, щекоча его волосиками. Мы вместе дрожим от пронзающих нас сладостных судорог. Дергаемся и стонем не в силах сдержать эмоции.

На моё тело сверху наваливается приятная тяжесть. Её груди, мягко расплющившись, словно царапая напряженными сосками мою кожу. А мои «впиваются» в её напряженный животик.

Потом она разворачивается и приваливается к моему боку, и мы бездумно лежим рядом, обнявшись и снова и снова переживая случившееся. Она приподнимается на локте и, оглядывая меня бесстыдно обнаженную, и млеющую от пережитого, шепчет:

— А у меня ещё всякие игрушки есть …

— Какие игрушки? – снова туплю я.

— Разные, в том числе и электронные…

— Фаллоимитатор!? – доходит до меня.

— И вибраторы и анальная втулка… — начинает перечислять Наташа. – Ты пробовала в попу?

— Нет… — потупясь шепчу я. – «И не только туда не пробовала, — проносится в голове».

Ната вскакивает, делает шаг к шифоньеру и уже через несколько секунд на простыню рядом со мной вываливается куча всяких интересных вещей. Первое что я взяла в руки, был большой и розовый, словно попа младенца, фалоимитатор. Его контуры были настолько реалистичны, и настолько больше чем я могла представить, что у меня возник вопрос: «А как это там помещается?» А еще у него прямо за мастерски выполненной мошонкой было странное выпуклое кольцо.

— Это… — с придыханием произнес голос подруги, — мой самый любимый! Его не только можно использовать так, — она выдавила из тюбика крем и, смазав эрзац-член, с наслаждением чуть подрагивая от желания, медленно ввела его себе в вагину, — но ещё и прицепить сюда. — Перед моим взглядом оказался странный пояс с креплениями и бретельками, и использовать партнершу как настоящего парня… хочешь попробовать?

— Ну… не знаю… — заинтригованно выдавила я, из себя уже затягивая конструкцию на поясе предварительно продев ноги в стремена-бретельки.

— Сейчас, — заторопилась партнерша, вытащив из себя этого монстра и пристраивая его в крепления. – Давай! – она встала раком, и развернулась ко мне, выпячивая попку.

Оглядываю себя. Если не останавливаться на тонкостях – черный кожаный пояс из крепления, которого вперед торчит розовый фалоимитатор. То я выгляжу худеньким пацаном с большими, сейчас напряженными сосками.

«- Ну ладно! – проносится в голове, — вместо парня, так вместо парня! Я ведь всегда этого хотела…»

Встав на колени, я пристроилась к её ягодицам и медленно, все время, боясь что-нибудь повредить, ввела в громко чмокнувшее влагалище «свой член».

— О-о-у-ууу! – взвыла она и заерзала попкой, плотно прижавшись ко мне.

Все оказалось просто. Уже через пару минут я энергично засаживала этот предмет в её лоно, а она, покручивая задницей, стонала и ерзала большими грудями по койке. Одной рукой я удерживала её ягодицу, а второй теребила сначала свои грудки, читай соски. Чуть позже моя рука скользнула вниз, и я яростно натирала ей набухший клитор, вторя выкрикам Наташи.

— Ещё… можно… — подрагивающая рука протянула мне тонкий и ровный фаллос-стержень со скругленным концом, — смажь и в попу… — попросила она.

Чуток крема и вторая секс-игрушка обильно смазанная легко проскользнула в её попку и вскоре она уже громко выла, содрогаясь от похоти. Кончила она очень быстро и занялась мною. Мое в анальное отверстие было вылизано до блеска и содроганий. Обильно смазано кремом и вскоре там упокоилась небольшая по диаметру анальная втулка. А вибратор очень похожий на «яйцо из киндер-сюрприза» только с тоненьким проводком, торчащим вверх, был прижат к моей киске. Мерное гудение и дрожание вибратора уже через пару минут довели моё тело до судорожных подергиваний, сопровождающих наступление оргазма.

Мы снова лежали рядом бок обок. Я нежно поглаживала бархатистую кожу подруги и мечтала: «Вот бы превратиться в мальчика… тогда бы я могла по-настоящему «отодрать» подружку и даже прочувствовать все ощущения получаемые при этом…».

«- Так не бывает, — пронеслось в голове, — если только сменить пол, согласившись на операцию и то… в нашей стране это почти невозможно…»