Я буду тебя пороть, а ты терпи. Часть 1

     
Учились на одном курсе Маша, Катя, и Дима. Все втроем казались очень странными, и немного дружили.Жили они в Москве, а их родители в каком-то Зажопинске.

     И редко встречались с ними.

     Вот, однажды, Катя позвала обоих друзей к себе в комнату, и усадила гостей на диван. Дальше последовал Катькин монолог:

     — Вы знаете, что мы никогда не говорили об этом, но сейчас пришло время. Я думаю, нам надо поговорить.И вдруг она показала им фильм по видику, про то, как мужчина истязал женщину: сёк ремнём и плётнкой, смачивая в солёной воде. Потом она посмотрела, и увидела, как они возбудились. Она знала, что сказать:»Будете ли вы моими РАБАМИ?» Они ответили, что да, и Катя приказала им раздеться. Они щасмущались, но Катя напомноила им, что они-рабы, и помогла им снять с себя всё.

     «Теперь я буду вас по очереди пороть, и чтобы не звука не было слышно, ясно?!»

     Они кивнули. Экзекуция началась.

     Первая была Маша. Она покорно легла на скамью, приволоченною рабом Димой. Легла на неё, и Катя начала пороть. Сначала она порола не сильно, даже легоничко, но Маше не понравилось:»Сильнее! Сильнее!» -кричала возбужденная девица. Катя, казалось, только этого и ждала.

     «Дима, помоги. Пороть надо так, чтобы она умоляла о пощаде, так чтобы чувство боли было невыносимо. Они с Димой првязали Машу к скамье специально привязав верёвками руки и ноги. Дима начал бить её со всей силы. Он занимался карате, и мускулы играли на его вспотевшей, обнажённой груди. Он бил её так, что она вцепилась пальцами в скамью, и они побелели. Она изаевалась, а её попа была вся в крови.

     -Не надо, я отказываюсь! Умоляю, прекрати! Ужасно больно!

     -Я накажу тебя, подлая мерзкая тварь! — крикнула Катя.

     -бей её сильнее, сильнее! — продолжала она.

     Эта пытка продолжалась, и было нанесено больше пятисот ударов.

     В конце концов, её отвязали, и положили спиной, привязав опять.

     Теперь Диме дале передышку в пятнадцать минут. Маша рыдала, но Дима подошёл, и сильно ударил её своей сильной ладонью по щеке. Ещё раз, ещё, ещё! После пятого удара он остановился, и прокричал:

     -Сука, ты рабыня. Надо уметь терпеть. Он посмотрел на её заплаканное лицо, а потом сжал её грудь сильно-сильно, а потом резко потянул вверх. «ТЕРПЕТЬ! ТЕРПЕТЬ!» — надрывался он. Маша собрала всю свою волю в кулак. Пяднадцать секунд она мужественно терпела, но потом нечеловеческий крик вырвался наружу.

     «Сука, ты будешь жестоко наказана. Ты проведёшь со мной неделю, и за эту неделю ты научишься терпеть боль, сучка, размазня!!!» — орала Катька.