Выходные с Сережей. Часть 2

     Я влез на диван на колени и вставил член ей в рот. Татьяна схватила его и стала неистово насасывать. А я, раскачивая задом, попросту стал трахать ее в рот. Сережина рука хлюпала во влагалище матери, а ее рот издавал чмокающие звуки. Я приближался к финишу. Но мне вдруг захотелось вылить сперму не в рот, как обычно, а на нее: на лицо и на лобок. Я вытащил член изо рта и слез на пол рядом с Сережей. Стоя на коленях, я выстрелил ей на лобок и живот. Сперма белыми полупрозрачными скоплениями запуталась в волосах ее лобка. Я запрыгнул снова на диван и остатки вылил ей на лицо.

     Татьяна дергала задом, сама насаживаясь на руку Сереже.

     О-о-о, – завопила она, со страшной силой дергая клитор, – О-о-о-о! А-а-а! Да-а-а!

     Сережа уже явно устал от таких упражнений. Я вытащил его мокрую руку и сказал:

     – Оближи маме лобок, где я кончил, – сказал я ему, желая, чтобы он попробовал вкус моей спермы. Он послушался.

     – Ну как?

     – Жгучая!

     – Полижи маме клитор и губки!

     Сережа, стоя на коленях, начал вылизывать текущую вагину матери.

     – Постелите на пол, я лягу, – задыхаясь, попросила она.

     Я положил на пол покрывало, постелил простынь и бросил несколько подушек. Танюша легла на спину, положив под голову подушку и разведя в стороны прямые ноги.

     – Давайте, лижите мне! – сказала она, приподнимаясь, глядя на нас.

     Я жестом направил Сережу на пол.

     Он лег между ног матери и продолжил вылизывать ее киску. Мой обмякший после “кончины” член снова стал наливаться.

     – Сереж, ложись на маму.

     Мальчик оторвался от лизания и лег на мать сверху. Она согнула ноги в коленях и помогла его члену войти. Прочем, это было лишним, Сережа уже растрахал ее так, что туда моя рука уже могла войти без труда. Она обняла его за попу и стала помогать его движениям.

     Я не просто так уговаривал именно сегодня начать. У жены только закончились месячные, можно было кончать без опаски.

     Сережа, обняв мыть, сосал ей грудь поочередно, имея ее во влагалище. Боюсь, что член его там совсем потерялся, но ему, было видно, все равно нравилось. Танюша гладила и ласкала все его тела, куда могла достать руками. Мальчик с удовольствием двигал членом у нее внутри. Но ей все-таки не хватало ощущения большого фаллоса, хотя клитор, несомненно, Сережа массировал отлично.

     – Сереж, давай я в рот возьму, – сказала она.

     Сережа встал, а Танюша, сев на корточки, взяла торчащий член сына в рот, вытянув губы трубочкой. Мальчик подмахивал ей задом. Я пристроился рядом, направил в лицо жене свой орган: “типа, давай по очереди”!

     Она все поняла, конечно, и стала сосать то ему, то мне. Тут я сам захотел попробовать у Сережи. Я присел рядом с Танюшей и, мягко отстранив ее, взял в руки Сережин писюн. Оголив головку я всосал его в рот. Сережа закрыл глаза, то ли стыдясь, то ли от блаженства. “Прикольный вкус” , – отметил я. Теребя яички, я сосал и сосал. Но кончать, наверное, все-таки ему лучше в рот или во влагалище матери.

     – Сереж, как хочешь кончить? В рот маме или в писю?

     – В писю!

     – Сереж, ложись сам на спину, я сяду на тебя, – сказала Танюша.

     Мальчик лег, а Татьяна села сверху. Двигая назад и вперед задом, она терла клитор о его лобок, стараясь плотнее сжать его член. Тут Сережа застонал и засопел. И мать сильнее задвигала попой, принимая в себя жидкость сына.

     – Кончил? – спросила она?

     – Да-а, – тихо ответил мальчик.

     Немного посидев на нем, Татьяна слезла и легла рядом. Я лег на нее сверху. Слившись с женой в длинном поцелуе, я через полминуты наполнял ее влагалище своим семенем.

     День 2, воскресенье.

     Утром я проснулся от того, что член стоял как кол и хотелось отлить. Я встал и тихонько пошел в туалет, желая, чтобы поскорее член упал. Через пару минут я с облегчением нырнул снова под одеяло. Танюша повернулась ко мне:

     – Ты встал уже?

     – Я встал, и у меня встал, – пошутил я.

     – Шутник.

     – А то! Ты как себя чувствуешь?

     – Как-то не по себе от того, что было.

     – Это с непривычки.

     – С детьми не спят!

     – Ну почему же? Еще как спят.

     – Я хотела сказать: со своими детьми. Это же запрещено.

     – Кем?

     – Мы с тобой уже говорили про это. Нехорошо.

     – Но тебе же понравилось?

     – Понравилось. Но как-то жутко. Вы же вдвоем затрахаете меня!

     – А то ты против? Ничего, привыкнешь. Пососи у меня?

     – Давай.

     Я встал с постели, а жена села на край. Я стянул плавки до колен и направил головку ей в рот.

     – Давай, соси, поглубже, вот так, хорошо! Посжимай яички!

     Танюша обхватила ладонью мой ствол у основания, а второй начала мять мошонку.

     – М-м-м, хорошо так, давай.

     Сосала Татьяна отменно. Еще в институте за ней водилась такая слава.

     Я подмахивал задом и гладил её распущенные волосы. Тут дверь приоткрылась, и вошел Сережа.

     – Не останавливайся, – сказал я жене. – Сереж, садись, посмотри.

     Сережа сел рядом с матерью и стал наблюдать за процессом сосания. Танюша сама взяла его руку и дотронулась ею моей мошонки.

     – Поласкай тоже, – причмокнув сказала она сыну, на секунду оторвавшись от приятного занятия. Вдвоем они стали мять яички, ворошить волосы на лобке и всячески делая мне приятности. Член у Сережи встал, и теперь он уже сам снял трусики.

     – Сережа, хочешь попробовать сам? – спросила его мать.

     Мальчик кивнул.

     – Возьми папин член рукой, правой, вот так. Открывай рот и осторожно губами и языком соси головку, вот так. – Танюша показала на моем члене движения.

     Она помогла сыну взять правильно в ладонь мой ствол и направила головку ему в рот. Сережа осторожно обхватил губами головку и стал посасывать. Зрелище было впечатляющим!

     – Сереж, ты можешь, когда устанешь, останавливаться и просто лизать языком головку, как мороженое, – сказала ему мать. Я кивнул, согласившись с ней.

     – Вот тут – уздечка, попробуй это место языком облизывать, когда сосешь, папе будет очень приятно.

     Мне неожиданно очень понравилось, как это первый раз делает мальчишка. Видимо, боясь сделать мне больно, он сосал очень осторожно, но при этом плотно сжимал ртом головку. Я начинал чувствовать, что скоро готов спустить. Пожалуй, сейчас этого делать в рот Сереже не стоило. Все хорошо в меру и постепенно, чтобы не отбить желание.

     – Сереж, класс, молодец, – сказал я ему, останавливая сына. – Садись на диван в большой комнате, мы с мамой пососем тебе.

     Мы перешли в зал, там Сережа сел на диван. Я сел на пол и начал сосать его член. Потом подключилась Танюша. Я одобрительно кивнул: пусть примет от Сережи в рот. Я поставил жену раком и стал трахать ее сзади. А она продолжала сосать сыну. Мне видно не было, я лишь следил за киванием ее головы. А Сережа откинулся на спинку дивана и сладко дышал. Я больше терпеть уже не мог и вылил в жену, все, что накопилось в яичках за ночь. Татьяна, не отвлекаясь от сосания Сережи, приняла в себя мою сперму, жестом приглашая меня на диван рядом. Я вытащил член из влагалища жены и сел рядом с сыном.

     Танюша подняла на меня глаза и кивнула. Я понял, что скоро Сережа кончит. Он часто-часто задышал и приподнял зад, засаживая рывками член в рот матери.

     – М-м-м, – замычала она и стала отсасывать набегающие потоки жидкости. Сережа, обмякнув, опустился на диван, а Танюша открыла рот и показала мне во рту сережкину сперму. Потом закрыла рот, улыбнулась и проглотила все, что она накончал ей.

     Танюша поднялась с пола и села рядом со мной. Я поцеловал ее в рот, чувствуя вкус спермы сына. Сережин член, потеряв твердость свалился в сторону ему на ляжку. Мы сидели рядом, расслабленные и обомлевшие от утреннего секса.

     – Вот бы нам еще девочку! – сказал я.

     – Где же мы ее возьмем? – спросил Сережа.

     – Если только мама нам родит. А, мама?

     – Ну вас! Разбойники, замучили маму совсем. Еще и ребенка вам! – шутя, отмахнулась Татьяна.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]