шлюхи Екатеринбурга

Второй рассказ Вована

     
В нашем баторе ( для тех, кто не вкуривает – это сокращение от “инкубатор” – народное название детского дома) была странная пара – Костяныч и Подшивалов Толя. То есть, конечно, то, что они “странны” я начал понимать только сейчас. А тогда всем нам их отношения казались игрой, пусть немного и необычной. Костянычу было 14 лет, он был сильно худой, длинный, но очень весёлый пацан. В нашей палате он был одним из шишкарей, то есть был “уважаемым пацаном”. Подшивалов же, его полная противоположность – нельзя сказать, что полный, но с мяском, мягонький такой, медлительный, чрезвычайно пластичный. Было ему 13 лет от роду. Уже то, что его все называли по фамилии, говорило, что он ну никак не входил в число “уважаемых пацанов”. И даже наоборот – “уважаемые” всячески им помыкали.

     Но Костяныча и Подшивалова связывала одна удивительная игра: они играли в “кошку и её хозяина”! Хозяином был, конечно, Костяныч, а обязанности “кошки” с большим удовольствием выполнял Подшивалов.

     Выглядело это так: Костяныч приходил с учёбы, снимал ботинки и садился или ложился на кровать. Тут же подбегал Подшивалов и начинал, потихоньку мурлыча, тереться лицом о колени Костяныча, постепенно опуская лицо ниже к ступням. Тёрся об икры, особенное удовольствие ему доставляло поглаживание лица о подъём стопы Костяныча. Причём вы понимаете, как пахли носки, к которым он ласкался. Костянычу эта игра тоже нравилось, он ласково приподымал ступню, а если лежал на кровати, то просто отгибал пальцы на ногах и старался именно ступней погладить лицо и губы “кошки”. Иногда он ради прикола, ведь это было при всех в палате, пытался раздвинуть пальчиками ноги губы Подшивалова, но тот, фыркая как кошка, убирал лицо.

     Самым любимым приколом Кости был такой: вечерами мы в телевизионке смотрели телек. “Уважаемые” сидели на диване и в креслах, а всякая шушера на полу и коврах. Но перед каждым “уважаемым” (3-4 чел) спиной к ним вставали на колени всегда одни и те же пацаны – подставки для ног. Те, кто сидел на диване клали им ступни ног на плечи и расслаблялись, иногда ради прикола подсовываю ступни в носках под нос “слугам”. Сидели кто в чём: кто в трусах, кто в подштанниках (это ребята постарше), ведь скоро отбой и все были готовы ко сну. Подшивалов садился между ног Костяныча, спиной к нему, и начинал тереться о колени, тихонько урча “по-кошачьи”. В рекламных перерывах, Толя поворачивался лицом и тёрся то, опускаясь к ступням, то наоборот, пристраивался между ляжек Костяныча и постепенно “подкрадывался” лицом почти к гульфику на подштанниках Костяныча. Тот конечно, не выдерживал и руками подтягивал лицо к своей ширинке, вдавливал его в пах и весело смеясь, натирал лицом Подшивалова свой член. Толя почти не вырывался, а иногда даже тёрся сам и продолжал при этом довольно мурлыкать. И это мы считали игрой, не понимая тогда, что происходит на наших глазах.

     А ещё одним коронным номером Костяныча был такой. Когда на диване в телевизионке было мало народу, Подшивалов сворачивался клубочком на диване рядом с сидящим Костянычем и начинал ласкаться к его наружной поверхности бедра, переходящей, условно говоря, в попу. И очень часто Костяныч опирался рукой ему на шею, приподымал одну из “булок”, подвигался и опускал правый или левый кусочек своей задницы на лицо Подшивалова, а затем громко и продолжительно пердел тому прямо в нос. И затем долго сидел так, пока запах не развеется или Толя не вынюхает его весь. Это вызывало бурю смеха у всех присутствующих, а Толя, что удивительно, только тянул после этого: “Ну, Костя, ну ты чё!”. Причём, за этим было что-то более серьёзноё. Так как Костяныч ходил в туалет только в сопровождении Подшивалова, что они там делали я, к сожалению, не знаю. Но один эпизод мне запомнился сильно.

     Пошёл я как-то в туалет по малой нужде и увидел там следующую картину. Костяныч, как горный орёл, сидел на унитазе и, грубо говоря, срал. Вонь в туалете была убийственной. Рядом, оперевшись на батарею, стоял Подшивалов и СМОТРЕЛ, как испражняется Костяныч.

     – Подшивалов! Ты чего здесь делаешь? – спросил я его

     – Стою.

     – Зачем стоишь, вонью дышишь? – продолжал я

     – А меня Костяныч не отпускает. – спокойно ответил Подшивалов

     И тут с каким-то особенным смешком вмешался в разговор Костяныч:

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки