Проститутки Екатеринбурга

Встреча в гостинице

     Оля одела трусики и бюстгальтер, натянула блузку и взялась за джинсы. Я остановил ее, помахав рукой:

     – Джинсы почти невозможно снять красиво и эротично в стриптизе, поэтому без них.

     Я включил на телефоне RomanRain-Королева. Не самый лучший вариант, но вполне для таких случаев. Ольга начала двигать телом из стороны в сторону, ловя мелодию.

     – Закрой глаза, – посоветовал я. – Представь, что ты танцуешь одна и никто тебя не видит.

     Ольга, напротив, наклонив голову и эротично двигая бедрами в ритм музыки, стала смотреть мне прямо в глаза. Одна рука ее направилась в трусики, а вторую она запустила себе под блузку, поглаживая тело. Есть что-то гипнотическое в подобной музыке, эротичном танце и взглядах друг другу в глаза. И главное здесь – не отводить взгляд.

     Надолго Ольгу не хватило. Она сделала шаг назад и, опершись спиной на стену и прикрыв глаза, одной рукой чуть оттянула трусики вниз, а второй начала активно теребить киску, явно собираясь кончить еще раз.

     Я соскочил с кровати, и схватив ее за волосы, поставил на колени на пол, а затем опустил в коленно-локтевую позицию. Трусики я просто приспустил и вошел в нее, не давая ей даже расставить ноги. Внутри у нее было потрясающе мокро, плюс плотно сжатые ноги дополнительно усиливают ощущение узости. Я натянул ее голову на себя, взяв за волосы, а пальцы второй руки запустил ей в рот. Это может подействовать по-разному – кто-то из девушек может от такого кончить быстрее, кто-то, наоборот, немного переключится. Оля относилась ко вторым, начав жадно облизывать пальцы язычком, а потом пытаясь схватить губами их все.

     Чувствуя, что скоро сам могу кончить, я решил изменить позу. Дотянув Олю до края кровати, я посадил ее на самый край, а сам пристроился рядом на коленях. В такой позе девушка, чтобы держать равновесие, откидывается немного назад, опираясь на руки, а у парня, после того, как он входит в девушку, руки, наоборот, оказываются свободны, что бывает далеко не во всех позах.

     Через несколько секунд заставил ее снять блузку и лифчик, трусики к этому времени и так болтались где-то на одной из ног Оли. Сначала я управлял ритмом, нажимая Оле на плечи, затем сомкнул свои руки у нее шее и давя на нее, чтобы она согнулась вперед и видела, как член входит в нее. Такое девушки тоже видят не в каждой позе и это оказывает на них дополнительное возбуждающе-гипнотическое впечатление.

     На каком-то этапе Оля попыталась вывернуться головой, не прекращая насаживаться на меня. В общем, я это ждал, поэтому одной рукой схватив ее волосы и заставив откинуть голову, я залепил ей пощечину. Не сильно, сила здесь не нужна, для этого нужно бить напряженными ладонью и пальцами. И самый мой любимый момент – это первые несколько секунд выражения лица после первой пощечины на встрече у любой девушки, независимо от того, первый раз за все время вы ее бьете или тридцатый. Главное, чтобы глаза у нее были открыты, потому что в эти несколько секунд зрачки расширяются, а глаза приобретают какой-то совершенно потрясающее выражение, которое объяснить нельзя никак. Но такое выражение они приобретают либо после пощечины, либо после аналингуса и больше ни в каких случаях. Вы можете увидеть это выражение в любом порно, где есть такие элементы, и даже самых закоренелых шлюх и мазохисток оно все равно появляется на несколько секунд.

     Есть тонкий момент – шлепать нужно в тот момент, когда девушка уже на пике возбуждения, но еще не собирается кончать. Если шлепнуть слишком рано, то возбуждение можно сбить, если перед тем, как она будет кончать, то легко и неприятно можете этот момент сбить. А вот если попасть в нужный момент, то это дико усиливает возбуждение обоих, позволяя перейти на другой уровень взаимопонимания.

     Оля несколько секунд впитывала ощущение после пощечины, не заметив даже, как сжала меня ногами, хотя и не останавливала движения. Потом она чуть-чуть расслабила ноги и сказала:

     – Еще.

     Тон был почти приказной, несмотря на ситуацию, но я шлепнул ее еще раз.

     – Еще.

     Обычно девушки так не просят, но я решил не отказывать и дал еще одну пощечину, уже по другой щеке.

     Это послужило каким-то щелчком для нее, потому что она неожиданно наклонилась вперед, сжав меня ногами, обхватив руками меня за шею и уперевшись головой мне в плечо, застонала. Первый раз за встречу я чувствовал внутри нее, как она кончает, потому что ее влагалище пульсировало, как будто рукой сжимая мой член с потрясающей силой.

     – Фух! – наконец сказала Оля, отталкиваясь от меня и откидываясь на кровати.

     – Понравилось, дорогая? – спросил я ее, не выходя из нее.

     – Оттрахал, как шлюху, дорогой, – в тон мне ответила она.

     – Как кого? – переспросил я.

     – Как шлюху, дорогой, – уже чуть более томным голосом сказала Оля. – Тебя это заводит?

     – Ты вся меня заводишь, – сказал я, садясь на край кровати рядом с ней, а ее стаскивая на пол и располагая у себя между ног. – Раздевайся.

     Оля стащила презерватив и начала делать минет, насаживаясь ротиком на член. Я остановил ее за волосы за мгновение до того, как она очередной раз хотела обхватить его своими губками.

     – Кто ты, дорогая?

     Оля наклонила голову:

     – Я не шлюха.

     Ответ был ожидаемым, поэтому я насадил ее голову на свой член насколько мог и, держа Олю за затылок, задержал ее на несколько секунд, потом отпустил и еще несколько раз сильно насадил на член, прежде чем отпустить.

     Лицо и глаза у нее заметно покраснели, но она непокорно смотрела на меня исподлобья.

     – Кто ты?

     – Я не шлю. .

     Она не успела договорить, как я повторил экзекуцию, только чуть подольше.

     – Кто ты?

     – Я не шлюха, – непримиримо сказала Оля, тряхнув волосами, но при этом не делая никаких попыток прекратить происходящее. Я принял правила игры, запрокинув ее голову за волосы, влепив пощечину и, плюнув ей в лицо, снова насадив ее голову себе член. По идее, это должно было подействовать, поскольку чего-то большего я не готов был с ней делать.

     Но и не пришлось:

     – Кто ты, дорогая?

     – Шлюха, – сказала Оля, глядя мне прямо в глаза. Слюна блестела у нее под левым глазом, создавая ощущение, что ей на лицо уже кончили.

     – Кто еще?

     – Кто скажешь, – не отводя взгляда от меня, спокойно сказала она.

     – Шалава?

     – Я твоя шалава.

     – Блядь?

     – Я блядь.

     Я наклонил голову и смотрел на нее, не говоря ничего. Не дай бог в такой момент отвести взгляд – перед сабами нельзя пасовать никогда на сессии, теряется вся связь и волшебство момента.

     – Я твоя шлюха: блядь и шалава: Делай со мной что хочешь. Я вся твоя.

     Не первый раз она удивляла своей готовностью идти чуть дальше, чем я рассчитывал, но это добавляло пикантности.

     – Дай мне свою помаду.

     Слова были для нее, конечно, неожиданными, но она встала, принесла помаду и снова села у меня в ногах. Я медленно открыл колпачок помады и поманил Олю пальцем, чтобы она приподнялась на коленях. Откинув волосы у нее с плеч, я написал помадой на груди Оли “Шлюха” , а затем, подумав, вывел ей на лбу слово “Блядь”. На лбу оказалось писать неудобнее, но отступать было поздно.

     – Сиди! – остановил я ее, когда она собралась встать и посмотреть на себя в зеркало. Я потянулся за телефоном и, включив камеру и направив на нее, сказал:

     – Расставь ноги и раздвинь губки пальчиками.

     Оля послушалась и, сделав несколько фотов этой позе, я продолжил фотосессию:

     – А теперь руки за голову. Молодец. Рачком, попкой ко мне. Раздвинь булочки. А теперь лицом ко мне на коленях. Расставь ноги пошире. А теперь руки за спиной.

     Когда идеи для фото закончились, я убрал телефон и лег на кровать:

     – Соси, шлюха.

     Оля беспрекословно принялась сосать. Но это уже был совсем другой минет, чем в начале нашей встречи. Я почти сразу ее остановил, дал пощечину, плюнул в лицо и сказал:

     – Соси лучше, дорогая, ты же умеешь.

     Лучше не получилось, поэтому я перевернул ее на спину и вошел в нее. Что-то в ней переключилось, это уже был совсем другой секс, хотя внутри у нее было также мокро и узко, может быть, даже еще более мокро, чем раньше. Было понятно, что сегодня она уже не кончит, да и после встречи ей будет о чем подумать до следующей свидания. Поэтому я не стал тянуть, и когда почувствовал, что скоро кончу, не стал сдерживаться, а поставил ее на колени, не снимая презерватива, кончил у нее во рту. Затем я вытащил член, снял резинку и выдавил сперму из презерватива ей на лицо. Большая часть попала в открытый рот, но что-то капнуло и на щеки и подбородок. Поскольку она не сразу сомкнула губки, будто что-то ожидая, я опустил ей на язычок презерватив, пальцем за подбородок прикрыл ей ротик и, глядя ей в глаза, сказал: