Все мои женщины. Часть 54

     “ВСЕ МОИ ЖЕНЩИНЫ”

     ГЛАВА 30 – “КЭТ”

     

     Я уже упомянул в предыдущих главах, что словил себя на мысли: с определенного периода мои отношения с женщинами вдруг приобрели “разовый” характер. Посетившая мысль оказалась неприятной. Прежде всего, она говорила о том, что ни о каких чувствах речь не идет. Более того: не сильно плутая по лабиринту, мысль приводила к выходу с надписью – “Самец ты, бля!”. Что тоже расстраивало.

     Другой бы на моем месте только воззрадовался: “Что ж плохого в том, что самец? Да класс!”. Мне же, почему-то, всегда хотелось иного. Жило еще в потаенных уголках души детско-юношеское обожествление женщины, придание ей статуса существа, к которому нужно относиться не как к объекту удовлетворения похоти, а как к Подруге, Помощнице, Спутнице жизни – преданной, любящей и заботливой. Реальность же шептала на внутренний диктофон другие определения. Мягко говоря, разнящиеся с ожиданиями. Хотя… какие к черту ожидания, когда тридцать пять годков парню?! Неизбежно наступила пора взгляда на окружающий мир не через призму “хорошо, если б было вот так!”. Отрезвляют как-то прожитые годы. Рихтуют сознание. Исправляют дурацкое восприятие мира.

     И самое поганое в этом действии – не исправление недостатков, нет. Самое поганое, что начинаешь понимать: в этой жизни романтизму (в любой его форме) место не предусмотрено. Розовые очки сильно искажают реальность, вследствии чего, романтик постоянно набивает себе шишки. Разной величины и степени травматичности. Сталкиваясь с жесткой (и жестокой) правдой жизни, розово-голубые настроения скукоживаются, сжимаются и, в конце концов, исчезают под напором сермяги. Направление исчезновения известно – в задницу.

     Если продолжать упорствовать и пытаться смотреть на мир прежними глазами, недолго и сгинуть. Затопчут, разотрут в порошок, смешают с дерьмом. Кто пробовал сохранить в себе внутренний мир подростка, будучи взрослым человеком, знают: кончаются такие попытки плачевно. Весьма плохо.

     Выход есть – нужно приспосабливаться. В данном случае – стать таким же, с кем контактируешь. А еще – относиться ко всему происходящему не серьезно. В лучшем случае – как к Игре. Меньше мороки, меньше противоречий. Меньше, никому не нужных, метаний.

     

     Уверен: в жизни каждого, мало-мальского “ходока налево”, случаются эпизоды, вспоминать о которых не хочется. И не вспоминают.

     У меня же обязаловка – сам сказал, что буду писать ВСЮ правду. Никуда не денешься, подпись под контрактом.

     Если читатель подумал, что у меня случилась осечка (в смысле, в самый ответственный момент Вася сыграл на “полшестого”) то ошиблись. Дело в ином. Причина не в физиологии, а в психологии. Эта глава где-то перекликается с предыдущей. С незначительными различиями.

     Элька (из предыдущей главы) была моей ровесницей. Кэт же стукнуло… дай бог памяти… короче, баба была в возрасте “ягодки” – примерно 45.

     На кого точно не была похожа Кэт, так это на гибкую кошечку. Кэт была толстой кошатиной – без признаков талии, с не сильно симпатичной мордочкой. Правда, наблюдались и плюсы – характером не вредная, местами даже добрый человечек.

     Трахнул я ее практически в аналогичной (см. предыдущую главу) ситуации, буквально несколько недель спустя после “легких упражнений” с Элькой. И тоже по пьянке.

     

     Что за отвратительный тип, этот писака, да? Бухает, баб любит без любви? . .

     Придется в который раз напомнить, что эта книга не задумывалась, как массовое чтиво о любовных похождениях ловеласа – с кучей интимных подробностей и обсасывания пикантных ситуаций. Для меня куда важнее другое: самому себе всё сказать начистоту. Заныр в прошлое. Для выводов на будущее. Откровенно расставить все точки над “и”, превратив “и” в “й”. Понять, где был не прав, где сподличал, а за что не стыдно и по сей день. За случай с Кэт стыдно. Но для того и пишу, чтобы не закрывать на стыд глаза.

     Помню ее ошарашенные глаза, когда вполголоса сказал ей: “Давай я тя трахну?”. За столом в тот момент никого не было, наша немногочисленная толпа разбрелась, кто куда.

     Кэт оквадратила зенки, на лице – полная и неожиданная… радость. Орёт через стенку Эльке (ее напарница по работе) :

     – Эль! Слышь, чё Сява предлагает?!

     А у самой рожа довольная-предовольная. Элька ей в ответ, тоже через стенку:

     – Давай, мать! Не стесняйся! Сява хороший!

     Приукрасила, конечно. Когда мы с ней тогда покувыркались, я не заметил, чтобы она впала в кайф от нашего совокупления.

     – Сними бюстгальтер, – говорю Кэт.

     – Не надо.

     “И то верно – грудь у Кэт некрасивая. Большая, но висит. Прально, что стесняется. Не молодуха давно”.

     Пристроились на диване в ее комнате. Даже дверь не стали закрывать: мне по фигу, а она не успела сообразить – слишком стремительно я ее ошарашил предложением. Стала бы кобениться, а вдруг бы я передумал?

     За те немногие минуты, что мы упражнялись, Кэт не издала ни звука. Я сосредоточился на том, чтобы поскорее кончить (под кайфом с этим проблема) , она же помогала, как умела – “Кама-Сутрой” не пахло. Тупо совокуплялись.

     … Эх! Хотелось бы написать: “Волосы женщины растрепались… она непрестанно ахала, шептала ласковые словечки… крутилась подо мной и становилась в самые невероятные позы, будоража мое либидо”.

     Ни фига! Прозаично до безобразия. Скучнее не придумаешь. И это, несмотря на то, что у Кэт давно не было мужика (почти все сослуживцы знали, что она разошлась с мужем и больше ни с кем не встречалась) . Я-то рассчитывал, что голодная сучка прямо-таки заскулит подо мной от радостных ощущений, а она… В общем, испортила предначертанное. На что я, собственно, рассчитывал? Женщина без внимания со стороны мужчин, изголодалась. А тут я нарисуюсь – весь такой-сякой! Подарю ей немножко солнышка. Она и рухнет в Сладкую Пропасть. И мне плюс от ее неги.

     Нет, не нарисовалось у нас. Хреновый эскиз я набросал…

     

     Про что глава? Не про “номер 30”, это арифметика. Глава про чувства: если их нет между мужчиной и женщиной, никакой диаметр, никакая длина не помогут. Случка – и всё.

     Чем себя убаюкиваю? Буду считать, что если она ничего не сказала, если я ничего не заметил – то это оттого, что она сдерживала свои эмоции, не хотела показывать. А иначе, совсем неприглядно получается. Не картина маслом, а хилая гравюрка. Чего ради инструмент доставал? . .

     

     Версия книги с иллюстрациями на сайте автора – http://redfoxx.net/redfoxx.net_start.html