Проститутки Екатеринбурга

Возвращение Полины. Часть 4

     – Рот открой, – Виктор дал Полине несильную пощёчину, и как только губки девушки послушно открылись, быстро вставил ей в ротик член, и заставил облизать. Тяжело дышавшая хорошенькая толстушка только жалобно пискнула.

     

     – Нормально, – засмеялся Виктор, отступая на шаг и любуясь Полиной. Молодая женщина полулежала на ковре, опираясь спиной на диван, косметика была размазана по её круглому личику, длинные тёмные волосы были растрёпаны. Пухлый живот девушки опускался и поднимался от тяжёлого дыхания, глаза были полузакрыты, полные руки были безвольно раскинуты на диване.

     

     – Всё пацаны, ваша тёлка, – сказал солдат, кивая на распростёртое голое тело Полины. – без меня вы бы с ней до сих пор только лизались, а теперь её во все дырки трахать можно. А я поехал, у меня электричка через полтора часа. Давайте, пацаны.

     

     Обменявшись с Лёшей и Кириллом дружескими рукопожатиями, Виктор подошёл к Полине, наклонился и на прощанье потрепал её за грудь.

     

     – Слушайся пацанов, толстожопая, – сказал он ей, – поняла?

     

     Полина кивнула, и Виктор вышел прочь из комнаты.

     

     – Мальчики, – слабым голоском попросила жирная девушка, – мне лицо умыть надо, и рот прополоскать. Помогите мне подняться, пожалуйста.

     

     Взявшись за руку Кирилла, Полина встала на ноги, и слегка вперевалку пошла в ванную комнату – дом тётки Кирилла был относительно новый, со своим водопроводом. Лёша и Кирилл проводили её колыхающиеся, покрасневшие от шлепков ягодицы завороженными голодными взглядами.

     

     – Кто первый? – спросил Лёша.

     

     – Давай монетку кинем, – сказал Кирилл.

     Кинули монетку, и первым выпало Кириллу.

     

     Полина вышла из ванной через довольно долгое время, с трудом удерживая полотенце, не сходившееся на её необъятных бёдрах. Она смыла с лица косметику и выглядела свежо и мило.

     

     – Ой, мальчики, – вздохнула она, – я теперь снова вся ваша.

     

     – Пойдём на диван, – срывающимся голосом предложил Кирилл, и под ревнивым взглядом Лёши взял Полину за руку. Девушка послушно последовала за ним, и села рядом. Несмотря на боль и унижение, которому только что подверг её Виктор, на душе у Полины было логко и спокойно – сказав, что отдаёт её обратно, солдат словно снял с девушки заклятье – будоражащее и пугающее ощущение того, что она в полной власти мужчины, который пользуется ей, как отобранной игрушкой, исчезло, и толстая молодая женщина чувствовала себя любимой и ценимой игрушкой, лакомством, которым ни с кем уже не поделятся, а съедят сами.

     

     – Мы решили, я первый буду, – хрипло сказал Кирилл.

     

     – Конечно, Кирюшенька, – кротко ответила Полина, – говори, что мне делать.

     

     – Д-давай диван разложим, – запинаясь, проговорил подросток, – и полежим немного.

     

     С помощью Лёши диван был разложен и застелен, и Полина легла на свежую простыню, всё ещё прикрываясь полотенцем. Кирилл лёг рядом, и, как бывало раньше, приобнял молодую девушку за плечи и поцеловал в щёчку. От Полины пахло зубной пастой, а вовсе не побывавшим в попе членом Виктора, как боялся Кирилл, и он поцеловал девушку в мягкие нежные губки.

     

     Полина ответила на его поцелуй, приоткрыв ротик и играя языком с языком мальчика. Нежность Кирилла после жестокости Виктора пьянила и возбуждала молодую девушку.

     

     Кирилл провёл рукой по спине Полины и начял мять её зад и бёдра, потом взял в руки небольшие круглые груди девушки и стал играть с ними, перекатывая их из руки в руку, пощипывая за соски. Полина тяжело дышала и ласкалась к мальчику, выгибала спину и закатывала глаза от наслаждения. Кирилл возбуждался всё больше и больше, и наконец перевернул Полину на спину и полез на неё сверху. Покорная девушка широко развела толстые ляжки и закрыла глаза в ожидании.

     

     Когда Кирилл перекинул ногу через толстое бедро своей подруги, его перевозбуждённый член упёрся в нежно-шелковистую мягкую ляжку толстухи и словно бы чиркнул по ней. Ощущение было такое, что Кирилл не выдержал, охнул, согнулся и в несколько спазмов кончил, в основном Полине на колено.

     

     – Ой! – девушка приподнялась от неожиданности, и посмотрела на Кирилла огромными карими глазами.

     

     – Я сейчас вытру, – забормотал Кирилл, красный от смущения, как варёный рак, и начал вытирать Полинину ногу и собственную промежность тёткиным полотенцем, – я сейчас вытру.

     

     – Моя очередь, – сказал Лёша, и шагнул к Полине. Он не стал долго ласкать её, только немного помял ей грудь и поцеловал в губы, но девушка и без этого была уже готова. Она снова легла на спину и гостеприимно распахнула ляжки. Лёша набросился на девушку и, чуть повозившись, погрузил свой пятнадцатилетний член в желанную влажную глубину пухлого влагалища восемнадцатилетней толстушки.

     

     Кирилл сидел рядом на диване, и смотрел, как его друг трахается с его любимой девушкой. Полина ахала и стонала, раскинув по дивану белые полные руки, её жирное тело тряслось и раскачивалось, длинные полные ноги были беспомощно задраны кверху. Лёша имел Полину быстрыми резкими движениями, на его лице застыла гримаса жищного торжества.

     

     “На его месте должен быть я”, – подумал Кирилл, и заплакал от обиды и досады, и сквозь слёзы продолжал наблюдать за происходящим совокуплением.

     

     Лёша ускорил свои и без того быстрые толчки, Полина вскрикнула и забилась под ним, и вот он уже сполз с толстого тела подруги, тяжело отдыхиваясь.

     

     – Кирюшенька, миленький, что ты плачешь? – горячие руки обвили шею мальчика, мягкое, разгорячённое сексом тело Полины прижалось к нему, – не плачь мой хороший, давай я пососу у тебя.

     

     Кирилл и сказать ничего не успел, как оказался на спине, а Полина склонилась над ним, встав на четвереньки. Волосы молоденькой девушки рассыпались по худым бедрам Кирилла, и он почувствовал, как его мягкого члена касаются тёплые влажные губы. Полина несколько раз поцеловала и лизнула головку опавшего члена, и тот затвердел достаточно, чтобы девушка могла взять его в рот.

     

     Член Кирилла был заметно меньше, чем у Виктора, и Полине не пришлось особенно напрягаться, чтобы забрать его в рот полностью. Стоя на четвереньках и выпятив роскошный жирный зад, молодая девушка принялась сосать, не слишком умело, но Кирилл не жаловался – он был в раю.

     

     Лежавший рядом Лёша некоторое время наблюдал эту восхитительную картину, но вскоре зрелище стоящей на четвереньках и сосущей член Полины заставило его возбудиться снова, и подкравшись к девушке сзади, он встал на колени позади неё и ловким движением ввёл свой член между приоткрытыми розовыми лепестками Полининого влагалища. Девушка ахнула от неожиданности и на секунду выпустила изо рта член Кирилла, но тут же взяла его обратно.

     

     Лёша начал трахать Полину, теперь уже не так быстро и торопливо, а более плавно и размеренно, поглаживая молодую женщину по толстым бёдрам и широкому заду. Толстушка стонала и мычала от удовольствия, не переставая между тем сосать член второго мальчика. Сознание того, что её имеют одновременно сразу двое, будоражило Полину и придавало особую остроту ощущениям.

     

     – Поменяемся? – хриплым голосом спросил Лёшу Кирилл, всё ещё не побывавший в жарком Полинином влагалище, и Полина почувствовала, как Лёша вынимает из неё набухший член. Она перестала сосать, выпрямилась, стоя на коленях, и услужливо сама развернулась лицом к Лёше, подставив Кириллу мягкий жирный зад и толстые ляжки. Кирилл тут же начал щупать и мять большую Полинину попу, а Лёша тем временем взял Полину за груди и стал теребить ей соски. Немного поиграв так пышным телом подруги, мальчики заставили её опуститься на четвереньки, и Лёшин член оказался прямо у неё перед лицом. Едва Полина успела схватить его губами, как Кирилл уже развёл в стороны половинки её белоснежной попы, на которой всё ещё виднелись красные пятна от того, как её сегодня отшлёпали, и вонзил свой член в мокрую щель влагалища. Полина взвыла от удовольствия, пойманная между двумя своими друзьями, хозяевами, любовниками, такими нежными и внимательными по сравнению с грубым мучителем Виктором, отымевшим её часом раньше. Любимая игрушка вернулась на место.