шлюхи Екатеринбурга

Вот так они и жили. Часть 1

     Ольга жила с сыном Игорем вдвоем. Муж бросил их, нашел другую и забрал жилплощадь. Она работа в магазине и откладывала деньги на квартиру. Немного помогли родственники, и вот купила однокомнатную. И считала это за счастье. Надоело ютиться то там, то здесь, снимать комнаты и не иметь своего угла. Постепенно обзавелись всем необходимым и в общем, не бедствовали, считали, что живут нормально.

     Ей было сорок два года. Блондинка среднего роста, миленькая, смазливая, не худая и не толстая, с развитой грудью, неунывающая, с характером уживчивым и непритязательным.

     Следила за собой, иногда ходила в бассейн, меняла прическу, холила руки и всегда была с самым модным маникюром.

     Мужчины были в жизни, она никого не приводила в дом, но отрывалась иногда в выходные и не ночевала, говорила сыну, что у друзей.

     Сын подрастал, набирался сил. У него самого завелись подружки. Она замечала, что он не слишком привязывается к той или другой, встречается, бросает сам, бросают его. Никаких трагедий не предвиделось.

     Лет в шестнадцать он вошел во вкус и стал регулярно трахать девчонок. Она стала чувствовать в доме запах женских выделений и косметики. Молчала, не корила его за распущенность.

     А вскоре появилась одна, единственная, Таня. Он познакомил их, при этом смотрел на свою избранницу влюблено и податливо. Ольга решила, что он наконец-то определился, и осталась довольна его выбором. Девушка действительно была хорошая: скромная, красивая, хозяйственная; могла и убраться дома, и обед сготовить.

     Как-то раз они долго засиделись на кухне, в Интернете, а время уже было час ночи. Сын попросил разрешения, чтобы девушка осталась ночевать. Ольга согласилась. Они спали в одной комнате, кухня была маленькой, и никак на ней нельзя было даже раскладушку поставить. Молодые легли в одну постель, Ольга на свой диван. Помнится, она в тот день устала, быстро заснула, и даже не думала, что они захотят потрахаться. В конце концов, это вполне предвиделось, куда деваться молодым и здоровым людям?! Она бы сильно не переживала если даже и увидела это. Помнится, когда сама была молодой, будущий муж (да честно говоря, и не только он) оставался ночевать в квартире родителей. Правда, там было две комнаты, но все равно кровать скрипела что было мочи, и она не сдерживала стонов и криков наслаждения. Родители не обращали на это внимания.

     Сосед-алкаш как всегда явился посреди ночи и с грохотом закрыл входную дверь. Ольга проснулась. В комнате было тихо и светло от уличного фонаря. Через минуту она услышала сначала нечастое, потом размеренное поскрипывание дивана. Сын трахал Таню. Они лежали головами к ней и ей было видно, как он входит в девушку, она подмахивает ему, раздвинув ноги, и руками гладит спину.

     Ольга возбудилась. Прислушивалась, затаив дыхание, чувствовала, как у самой твердеют соски, и намокает пизда. Она потихоньку залезла в трусы и стала ласкать себя. Волны удовольствия накрывали её.

     Между тем молодые вошли в раж, поменялись местами. Он лег, она села на него, спиной к Ольге, откинула одеяло. Ольга видела как хуй сына входит в её лохматую пизденку и эта скромница стала ерзать и так, и сяк, выворачивалась, прижималась к ногам сына своими сиськами и скакала как заведенная. Вероятно, хуй у сына был длинный и толстый, раз она так вертелась на нем.

     Ольга сняла с себя трусы и тремя пальцами стала быстро дрочить пизду. Тут сын чуть подвинул свою молодуху и начал спускать, много и высоко. Ольга с трудом остановилась, стала приходить в себя. Она успела кончить. Закрыла глаза, переводя дыхание. Только бы ничего не заметили! Они встали и пошли в ванную. Ольга нашла трусы, одела на мокрую пизду. Кажется, упокоилась. Не стала менять позу, так и осталась лежать, засыпая, словно и не видела и не слышала ничего.

     Утром встала раньше их на работу, пошла в ванную и долго мылась. При этом опять возбудилась и сиськи налились соком. С работы позвонила своему ухажеру Саше и договорилась с ним встретиться. Сыну сказала, что дома ночевать не будет. Саша после хорошего ужина уложил её в постель и как следует выебал. Но сегодня ей было этого мало. Она затащила его в ванную, целовала, обнимала, дрочила хуй и он стал ебать её прямо там. Они вымылись и улеглись, но через час она снова полезла на него, хуй поднялся и они еще поеблись. Устал ли от её прыти Саша, она не удосужилась спросить, но сама наеблась вдоволь.

     На следующий день вернулась домой, а Таня вовсю уже хозяйничала. Она навела порядок дома, постирала и вывесила белье на балкон, приготовила ужин и обрадовалась появлению Ольги, поцеловав её в щеку. Вообще-то Ольга привыкла все делать сама, сын не особо убирался дома, но, наверное, нужно было перестраиваться и привыкать к новым условиям. Хозяйственная невестка было все-таки лучше какой-нибудь неряхи и лежебоки.

     Ночью они опять трахались. Ольга уже не так бурно реагировала на это, вспоминая свою прошлую ночь, она послушала немного их возню и уснула, повернувшись лицом к стене.

     Так продолжалось месяца два. Таня жила у них, Ольга стала чаще ходить на сторону, к Саше. Но в один из дней Игорь был дома один, раздраженный и мрачный. Ольга спросила, что случилось. Он ответил: поругались с Таней. Она сказала: ничего страшного, помиритесь. Выяснять подробности ссоры было как-то неудобно. Но Таня не возвращалась день, два, неделю. На Татьянин День сын написал ей стихи, складно получилось о любви, дружбе, верности. Ольга сама всплакнула, прочитав его сочинение. Он купил букет роз и поехал вечером её поздравлять. Ольга надеялась, что они вернуться вдвоем.

     Но сын приехал один, еще мрачнее, чем раньше, достал бутылку водки и выпил большой стакан, не закусывая. Она испугалась за него, быстро приготовила покушать, села за стол и тоже выпила, правда, поменьше. Спросила все-таки, что же случилось, он сказал, что она дура, и больше не распространялся об этом. Они поужинали молча, он пошел спать. Когда она вошла в комнату, услышала его рыдания. Легла рядом, старалась утешить. Гладила его по голове, обнимала. Он повернулся к ней лицом, уткнулся в плечо и плакал. Так они и уснули вместе.

     На следующую ночь Ольга легла в свою постель. Но она слышала, как Игорь ворочался, вздыхал, вставал, ходил на кухню. Она позвала его к себе. Он лег рядом. Теперь она прижалась к нему, положила голову на грудь. Через какое-то время почувствовала, что он гладит её, дышит ровно и спокойно. Вроде как первые признаки жизни.

     Потом вечерами он ложился к ней, и они вместе смотрели телевизор, переговариваясь. Стали подшучивать друг над другом как раньше. И однажды ночью он стал щупать её ноги, гладил трусы, живот, задрав ночнушку. Его рука оказалось у неё между ног, и он нащупал пизду. Слегка сжал, глубоко вздохнул и отпустил. Через какое-то время пошел в туалет, а вернувшись, лег у ног и стал целовать её трусы. Она обалдела, не смела дышать, ожидая, что будет дальше. Он лег рядом, лицом к ней и кажется, уснул.

     Днем, на работе, размышляя о поведении сына, раскладывая ситуацию и так, и этак, она пришла к выводу, что должна ему помочь расслабиться. Он действительно любил эту Таню, и секс был неотъемлемой частью его жизни. Старые подруги, наверное, не отказали бы ему, много их было, но он еще наделся, что вернется Таня и все будет по-старому, и только с ней. А мать была рядом, он понял, что ближе её никого нет, и хотел проявить ей свою любовь. В постели. Что было делать? Наверное, нужно отдаться ему, успокоить его. Хотя она не представляла, как это будет в реальности. От неё потребуется немного, надо потерпеть, и вести себя по обстоятельствам. А может он и не захочет её. А она возомнила:

     Вечером, готовя ужин, она заметила, что он смущается смотреть в глаза, однако оценивающе взглянул на её грудь, на ноги. На секунду замер, когда она потянулась вверх, и халат приподнялся на ней. Тут же отвернулся.

     Она пошла мыться, переоделась в ночнушку и не стала одевать трусы. Может быть, нужно было еще принять противозачаточную таблетку, но Бог даст, обойдется:

     Игорь лежал в её постели под одеялом. Он забралась к нему. Он чуть подвинулся. Было видно, что нервничает. Она зевнула и сказала, что хочет спать. Он тут же выключил телевизор и затих.

     Минут через двадцать стал слегка поглаживать её. Она лежала на спине. Не подавала вида, что не спит. Вот добрался до ног и приподнял ночнушку. Нащупал пизду, остановился. Погладил лобок, нащупал губы. Стал мять их, осторожно раздвигал. Нажал на клитор и подрочил его. Она невольно вздохнула. Он понял это как согласие, намочил палец и просунул в пизду. Стал вводить его все глубже и аккуратно. Она протянула руку и как бы нечаянно нашла хуй.

     – Ты хочешь? – спросила она шепотом.

     – Хочу. Очень хочу, – ответил он.

     – Я тоже, – сказала она.

Страницы: [ 1 ]

Пескоструйная обработка в Тюмени Пескоструйная обработка в Тюмени Квартирные переезды Уфа Натяжные потолки