Воспоминания моей юности-5

     Проснулись мы все поздно, вскоре Ирина позвала нас с Линой завтракать, но как я пошутил в стиле Остапа Бендера — у нас сейчас или поздний завтрак или ранний обед. Мы посмеялись, настроение было отличное, а какими довольными выглядели и мамочка и дочка — я даже немного возгордился собой. Хотя чего уж — раз обе женщины так прекрасно выглядят и такие довольные — можно немного и погордиться. Ирина пошла и снова села за нашу «швею» китайского производства, а Линочку я командирским голосом отрядил на кухню — вскоре должны прибыть Ваня и Натка, прогуляться вместе по городу, так сказать — на людей посмотреть и себя показать.

     

     А перед полуднем точно приплыли брат с сестрой, Натка выглядела весьма довольной, всё с ними понятно, развратные родственнички — трахались до утра! Тут начались взаимные поздравления и поцелуи, Натка торжественно вручила Лине два комплекта отглаженной школьной формы — с чёрным и белым фартуками. Та была просто в восторге и тут же устроила нам небольшой стриптиз — раздевшись, стала примерять, а Ирина намечала, как ушить форму по фигуре дочки. Ну а мы с Ваней с восторгом любовались этим действом, тем более, что нас не выгоняли из комнаты. Ох и коварные эти женщины! Линочка явно специально дефилировала полуголой перед нами, доставляя юным мужчинам прекрасное зрелище.

     

     Ну а когда она, громко запричитав, что была раздетой, а мы наблюдали и теперь она смущается, была сразу и обрадована и все женщины отвлеклись от её оханий — я скромно вручил нашим представительницам прекрасного пола по закрытому конверту, прямо как в Америке принято. Они раскрыли и вновь буря радости — Ирине сто рублей, а Лине и Натке — по пятьдесят, спасибо нашим пьяным работникам управления торговли! Как они меня зацеловали, особенно порадовала Ирина, страстно прижимаясь своей шикарной грудью.

     

     И Ивану достались поцелуи — он достал из сумки по букетику подснежников, купив их по дороге к нам. Ну полный восторг, особенно была довольна Ирина — то совсем не было денег, а тут целый стольник, некоторым целый меяц за эти деньги работать нужно! Ну что, раз есть у всех деньги, то Ваня повёл наших классных милых дам прогуляться, раз ещё и погода стоит такая чудесная, прямо по заказу к празднику и, что и естественно, потом посидеть в кафе.

     

     Ну а я остался дома — в час дня обещала позвонить моя мамочка. Ирина немного загрустила, а я, нежно поцеловав её полные губки в коридоре, пообещал, что всё будет нормально, я уже говорил, что у моей мамочки золотое сердце. А Ирина так возбудительно намекнула, заодно вернув мне свой сладкий поцелуй, что тогда за ней будет»должок». Понял, буду стараться изо всех сил!

     

     А разговор с моей мамочкой прошёл просто отлично, хоть я волновался, сомневался и даже немного удивился, почему она по обычной женской привычке совсем не ехидничала, но вот в чём я был прав — сердце у моей мамочки точно доброе и отзывчивое. А Ирину она сразу вспомнила, они же с ней в родительском комитете школы состоят, а услышав всю их историю, приняла решение, что пусть они у нас будут, раз уж так получилось. Они с папкой приедут сегодня вечером и мамочка порешает все вопросы — она ведь начальник в нашей семье. А Ирине она обязательно поможет с устройством, получением материальной помощи, ну и конечно — с работой, мамочка моя всё же сейчас старший инспектор-кадровик!

     

     Вечером приехали мои родители, мы помогли мамочке уложить на диван в зале весьма «теплого» папку, а потом она пила с нами чай на кухне, «добивая» торт, принесённый Ваней. Ну и раз у Лины был день рождения, мамуля подарила ей новую губную помаду, чему та была очень рада. Похоже, что Ирина ей понравилась, а узнав, что та может отлично шить и даже подрабатывала этим, мамочка просто возбудилась немного и вскоре обе дамы уединились в спальне возле швейной машинки и шкафа с мамиными одёжками. Перебрав кучу одежды, они совместно порешали, что отходит ещё Ирине, а что она перешьёт.

     

     А когда Ирина прямо при мамочке немного ушила по её фигуре отличный тёмно-синий импортный платье-костюм, то мамуля была просто в восторге. Нахальная мамочка переодевалась прямо при мне — ох уж эти коварные женщины! Но мы все были в восторге — юбка так классно обрисовывала классную попку мамули и её бёдра, а пиджачок с небольшим отворотом — шикарную грудь мамочки. Да и она сама была в восторге! Будет теперь фурор среди женщин её конторы! По поводу новой обновки мы все выпили — мамочки с Ириной по паре рюмок коньяка, а мы с Линой — по рюмочке вкуснейшей вишнёвой наливки, подаренной нам Иваном. Потом усталые все за день улеглись в кровати — Ирина с дочкой, а меня мамуля затащила к себе в постель.

     

     Основательно «допросив» меня о всех событиях и о наших погорельцах, заодно сильно возбуждая меня, будучи в одной ночнушке на голое тело, мамочка стала меня нежно целовать и требовать «подарка» — всё же сегодня ещё праздник. А получив конверт, в котором было сто рублей, мамуля сильно возбудилась, как и все женщины при виде денег — она на праздники немного растратилась, а тут такая удача, да ещё я выдал, что эти деньги скопил и подработал, получив ещё кучу горячих поцелуев.

     

     А вскоре, поласкав восприимчивую грудь мамочки и стянув с неё ночнушку, я с удовольствием устроился между её гостеприимно раздвинутых ножек — мамочка явно «проголодалась», да и была сильно возбуждена коньяком, моими ласками и подарком. К моему удовольствию, мамуля быстро кончила, а мне предложила свою пышную попку, чему я был только рад. Дело в том, что моя понятливая мамочка уже пару лет часто «помогает» мне бороться со спермотоксикозом, своевременно заметив мои ночные страдания от юношеской гиперсексуальности.

     

     Так что мы вскоре крепко уснули, получив удовлетворение и рано проснулись, причём совсем голыми. Быстро одевшись, мамуля стала «крутиться» вовсю. Вначале мы разбудили и отправили на работу папку, раз шофёр уже посигналил под окнами — начальник должен прибывать раньше всех. Затем она отправила в школу меня и Лину — последний год в одиннадцатилетке, понимать надо! А потом обе дамочки подефилировали в стройуправление, засев в отделе кадров. А раз начальника не было, то мамуля развила бурную деятельность. Она с Ириной, взяв папкину машину, быстро уволила её с прежнего места работы, где та получала просто гроши, затем хитро оформила документы по оформлению Ирины у себя в конторе, плюс ещё было решение обкома партии и постановление Министра, так что вечером этого дня Ирина уже получила подъёмные. Заодно, опять взяв машину папки, они слетали в горисполком и зарестрировали Ирину и Лину, как погорельцев, а мамочку — как принявшую их к себе на квартиру.

     

     А после обеда у шефа мамочка подписала приказ на Ирину, шеф как увидел её, так и сам готов был бегать по кабинетам, чтобы её оформить. А по совету моей хитрой и коварной мамочки Ирина в конце дня зашла к шефу и, красиво смущаясь, явно все женщины прирождённые артистки! — стала его благодарить, ловко сделала ему минет. Тот был в полном восторге, да и мамуля тоже — попробовал бы теперь кто «гавкнуть» на Ирину или на то, как моя мамочка её оформила — шеф бы теперь того «гавкуна» съел бы без соли, как говорится.

     

     А вечером Ирина показала нам выписку из приказа на неё, показала, что уже получила подъёмные и справку из горисполкома — в пятницу получить в сберкассе ей и мамочке мат. помощь. Довольная Ирина, вся в слезах радости, даже стала с восторгом и страстью

     целовать ручки моей мамочке, беспрестанно благодаря её за помощь и отзывчивость в эту трудную минуту, мамуля тоже немного прослезилась, тоже очень сильно расчувствовавшись.

     

     Пришлось мне, как мужчине, налить им по паре рюмочек благородного напитка. А потом я увидел удивительную и сильно возбудительную картинку — опьяневшие милые дамы страстно целовались в спальне, сидя на кровати и о чём-то шептались, возбудительно хихикая. Мой «друг» сразу стал наливаться силой, я попросил Линочку «помочь», и только её сладкий ротик красотки, стоящей передо мной на коленях в моей комнате, помог мне успокоиться. А самое главное, что Линочке опять понравился вкус моей спермы.

     

     Это был потрясающий день, все были в восторге. Ирина опять спала с дочкой, а я с мамочкой — пьяная мамуля, что и естественно, вновь захотела «подарка». А на следующий день в связи с отъездом папки в Москву обе милые дамы были вновь «подшафе» — Ирина получила аванс и купила «Три звёздочки». Так что мне вновь пришлось ублажать мою весьма «тёплую» мамулю, чему я был только рад. А вот в пятницу, получив матпомощь, Ирина поехала к своему мужу, который ловко устроился в мужском общежитии и работал на стройке. А новость она привезла просто сногсшибательную!

     

     Её муж, как оказалось, познакомился на стройке с другой женщиной, ещё довольно молодой и неплохо «упакованной» вдовой, имеющей в пригороде свой дом и хозяйство, уже живёт у неё, хваткой женщины, которая очень обрадовалась его умелым рукам и мужским статям. Так что он в следующий понедельник подаёт на развод и адью! Мусульманства у нас нет, так что он будет жить с новой своей пассией. Квартира, которую могут выдать погорельцам после окончания строительва нового дома, ему не нужна, в доме его будущей жены пять комнат, так что пусть Ирина получает и там живёт с дочкой, а алименты платить ему не нужно — Лине уже 18 лет.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]