шлюхи Екатеринбурга

Воспитание Лиды

     (из цикла “Воспоминания дяди Яши”)
Посвящается моим сослуживцам по кафедре “Автоматизация технологических процессов и производств” Астраханского государственного технического Университета.

     

     После наказания Ксюши я долго не мог успокоиться; мне хотелось, чтобы она совершила еще что-нибудь такое, за что ее придется наказывать снова. Воспоминания о ее попке будоражили меня чаще, чем хотелось.

     В самый неожиданный момент ко мне пришла соседка Нина Александровна с просьбой, которая меня ошарашила. Она хотела, чтобы я вразумил ее падчерицу Лиду, которая давно отбилась от рук, и чтобы я сделал “как для Ксюши”! Оказалось, что ее родные все раззвонили вокруг!

     Подумав несколько минут, я решил, что все не так уж плохо; Лиду я, конечно, не знал, и до сего дня не видел, но раз она молодая, то может быть ничуть не хуже Ксюши. Мы решили начать немедленно, чтобы застать Лиду, когда она вернется от подруг, с которыми бесцельно проводила время. Я поспешно собрал все необходимое и пошел за Ниной Александровной. Когда мы пришли, в доме никого не было. Я составил раствор, вытащил клизменный прибор, и только сейчас обнаружил, что его будет некуда повесить. Около стены стоял небольшой диванчик, на котором мне предлагалось наказывать Лиду, но над ним не было свободного гвоздя, зато висела какая-то картина. Я предложил временно снять ее и использовать гвоздь, на котором она раньше висела, для процедуры. Когда Нина Александровна вышла с картиной в руках, в прихожей раздались быстрые шаги, и в комнату вошла девочка на вид около 14-15 лет, одетая в шорты и короткую футболку, из-под которой то и дело сверкала полоска живота и пупок.

     – Яков Петрович! Что вы здесь делаете? – изумленно воскликнула она.

     – А, явилась, негодница! – раздалось сзади из коридора, – Тебя сейчас наказывать будут!

     На лице девочки промелькнула целая гамма чувств, которую я не смог полностью разглядеть из-за плохого освещения, но известие о предстоящем наказании явно не придала ей бодрости.

     – Ты почему так поздно явилась? Что ты там делала? – спросила женщина.

     – Я уже могу сама решать, что мне делать, – ответила Лида.

     – Ну, нет, дорогая моя! Ты пока еще живешь у меня в доме, и я решаю, что тебе делать. Ты едва не осталась на второй год! Придется прибегнуть к крайним мерам. Тебя следует выпороть!

     – Мне уже не пять лет, – ответила Лида, – да и тогда меня не пороли…

     – Очень плохо! Теперь это будет делать Яков Петрович!

     Поняв, что мне сейчас придется взять процесс в свои руки, я приблизился к девочке, не переставая сверлить взглядом ее юные формы.

     – Раздевайся. – вырвалось у меня.

     – Что? – похоже, что Лида еще не врубилась в суть происходящего.

     Ее мачеха снова вмешалась:

     – А ты думала, что тебя будут пороть через штаны? Наивная! Сейчас Яков Петрович тебе устроит наказание! Если не хочешь получить лишнего, делай, что он говорит!

     У Лиды задрожали руки.

     – Не надо, я все поняла, я была дурой! – девочка была готова заплакать.

     – Надо было думать раньше, а теперь делай то, что велит Яков Петрович! Раздевайся!

     Дрожащими руками девочка расстегнула шорты. Я снова вмешался:

     – Снимай шорты совсем и повесь на стул, они тебе не скоро понадобятся, и побыстрее!

     Девочка сняла их, оставшись в полосатых трусиках и футболке. Она стояла, переминаясь с ноги на ногу, и глядела в пол. Я продолжил, взмахнув для убедительности самодельным приспособлением для шлепанья:

     – Подойди к дивану и нагнись!

     Лида медленно подошла к дивану, и нагнулась, опершись на его спинку. Я подошел и слегка задрал ее футболку, чтобы не мешала. Зрелище было великолепное. И без того красивая попка, везде, где ее не скрывали трусики, покрылась мурашками, которые почему-то возбудили меня с неслыханной силой. Я размахнулся и не очень сильно шлепнул ее. Полоса кожи прошла по обеим ягодицам сразу. Звук получился просто офигенный, а девочка дополнила его громким вскриком:

     – Ой! Не надо!

     Одновременно она попыталась стиснуть ягодицы; тонкая ткань трусиков четко обрисовала щель между ними, что также выглядело невероятно эротично.

     Положив ладонь на ее спину, и не обращая внимания на новые крики, я шлепнул ее еще десять раз.

     – Ну, что, больно? – спросил я.

     – Я больше не буду! – едва не плача, ответила она.

     – Хочешь еще получить по попе?

     – Нет!

     – Тогда делай, что я тебе говорю. Сейчас я тебя шлепал за то, что ты не сразу разделась. Теперь буду наказывать за твое поведение. Снимай трусики!

     Лида сразу сняла трусики, повесила их на спинку дивана и вопросительно уставилась на меня. Ее попка успела приобрести светло-розовую окраску; но больше всего завело меня то, что она, как оказалось, брила лобок. Девочка или девушка с голым лобком всегда кажется мне на порядок привлекательнее. Я пощупал ее живот, проведя вокруг пупка.

     – В туалет хочешь? – спросил я.

     – Нет… – ответила Лида.

     – Ложись на диван!

     Лида подошла к дивану и легла на живот, продолжая следить за мной.

     – Мы тут решили, – сказал я, – что для такой барышни как ты, лучшим наказанием будет не порка, а высокая очистительная клизма. Для здоровья полезно, и мозги тоже прочистятся!

     С этими словами я вытащил кружку Эсмарха и тут же стал ее наполнять.

     – А это что? – испуганно спросила Лида.

     Не спеша я ответил, смакуя страх, который испытала девочка:

     – Этот прибор используется для клизм взрослым людям. Ты уже стремишься вести себя как взрослая девушка, вот и клизму тебе поставят как взрослой!

     Было видно, Лида от этих слов вовсе не испытала прилива бодрости.

     Я повесил кружку на гвоздь и смазал наконечник. Приготовленный заранее таз был поставлен у края дивана напротив попки этой негодницы на случай, если она не удержит клизму. Пришло время заняться моей “пациенткой”.

     – Ложись на левый бок, – скомандовал я, – ноги подтяни к животу.

     Лида немедленно приняла указанную позу, видно, боясь новых шлепков, но ноги она просто согнула под прямым углом к телу. Я дотронулся до ее ягодиц и строго сказал:

     – Сильнее к себе притягивай! Коленями коснись груди.

     Лида торопливо подогнула ноги так, что колени почти сжали ее маленькие грудки. Было видно, что за своей фигурой она следит, и лишнего жира на себе не носит, что делало ее попку очень упругой и приятной на ощупь; ягодицы девочки слегка разошлись, открывая манящую темную глубину. На эту картину можно было любоваться часами.

     Чтобы растянуть наслаждение, я взял тюбик с вазелином, нанес его на палец и раздвинул ягодицы Лиды. Ее промежность была слабо пигментирована, а губки смыкались около самого ануса. На прикосновение к анусу девочка отреагировала незамедлительно: ее губки на несколько секунд сомкнулись, а потом разошлись, приоткрывая влажную глубину влагалища. Сфинктер рефлекторно сдавил мой палец, девочка вздрогнула всем телом.

     – Не бойся! – успокоил ее я, – Я тебя сейчас смазываю!

     В прямой кишке кала не оказалось, за что я мысленно поблагодарил Лиду. Обильно смазав клейкую поверхность, я взял наконечник и легко ввел его.

     – Сейчас пойдет вода, – предупредил я, не уточняя, что в этой воде растворил, – постарайся удержать ее!

     Лида немного повернула голову, попытавшись посмотреть на меня. Ее длинные волосы падали ей на лицо, и только сейчас она их убрала. Я открыл краник и поглядел в кружку. Поскольку кружка висела на стене, пришлось перегнуться через диван над лежащей девочкой; она и с этой точки зрения казалась привлекательной.

     Некоторое время тишину нарушало только дыхание Лиды, слабое журчание воды в шланге и скрип половиц. Потом девочка неожиданно вскрикнула:

     – Ой! Я уже хочу в туалет!

     Я заглянул в кружку снова. В нее вошло около полулитра.

     – Потерпишь! – осадил ее я, – Девочкам твоего возраста можно вливать и побольше! В следующий раз веди себя прилично.

     Лида заерзала, то отводя бедра от живота, то притягивая их вплотную. Ее анус периодически сжимался вокруг наконечника, от чего шланг ощутимо покачивался. В растворе для клизмы присутствовало мыло, и оно явно давало себя знать. Когда в кишечник этой красавицы перекочевал литр с небольшим, я сам решил прекратить процедуру. Перекрыв поток, я вытащил наконечник. Следом из ануса Лиды брызнула приличная струйка раствора. Я успел схватить ее ягодицы. Девочка застонала:

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]