шлюхи Екатеринбурга

Воспитание Ирины

     – А, так это ты значит дров наломала… Мужчина наконец понял зачем эта девушка зашла в его кабинет. – Да, это я… я случайно, извините меня пожалуйста. Ирина стояла перед клиентом как провинившаяся школьница, переминаясь с ноги на ногу и теребя край юбки. Краем глаза она заметила как мужчина пожирает глазами ее сочный бюст и подумала что не зря переборола свою скромность и расстегнула верхнюю пуговку на блузке. Решив, что наивная женская хитрость удалась, Ира решила добавить жалостливости. – Меня директор к вам прислал, он мне грозит увольнением, а я ведь случайно… это ведь просто опечатка. Девушка наигранно улыбнулась, надеясь на счастливое разрешение недоразумения, стоившего ей стольких нервов. Однако хозяин кабинета не торопился с ответом, а вместо этого беззастенчиво ощупывал взглядом сконфуженную девушку. – Осознаешь, говоришь, что натворила… Что-то я не вижу искреннего раскаяния. Ирина замерла в ожидании. – Ну-ка, попроси прощения на коленях. Молодая женщина вспыхнула, вздрогнула как от пощечины, у нее перехватило дыхание. Она всю ночь страдала, представляя как стыдно будет выпрашивать прощение у незнакомого человека, но никак не ожидала такого унижения. Из глаз невольно выступили слезы. – Простите? Мужчина равнодушно смотрел на ее метания. – Что тебе не понятно? Становись на колени и проси прощения.

     Оглушенная и все еще не верящая в происходящее, Ира мучительно медленно опустилась на колени. Сердце ее бешено колотилось, щеки пылали, руки не могли найти себе места. – Простите пожалуйста – только и смогла выжать из себя униженная девушка. – Что, стыдно – удовлетворенно усмехнулся мужчина – ты у меня запомнишь цену своей ошибки. Ира беззвучно глотала слезы, моля небо чтобы все скорее закончилось. Но все еще только начиналось. – Неплохо – сказал ее мучитель – а теперь давай-ка, покажи мне свои сиськи. Девушка едва не потеряла сознание от обжегшего ее ужаса. Сбывалось самое страшное предположение – она становилась жертвой сексуального шантажа. – Что? – Ира закрыла руками грудь, словно на нее уже напал насильник. – Я… что вы такое говорите… как вы можете… я не могу… потрясенная девушка вскочила на ноги и бросилась к двери кабинета едва не упав на высоких каблуках.

     Впрочем, в коридоре она быстро осознала безнадежность ситуации. Уйти просто так она не могла, неминуемая расплата не заставила бы себя ждать. Ира в отчаянии прижалась лбом к холодному окну и тихо плакала от бессилия. В голове ее творилось что-то невнятное – смесь страха, жалости к себе и надежды на избавление от внезапно свалившейся напасти. Она так и не смогла понять, как ей поступить, но ее ноги словно решили все сами и несли ее обратно в кабинет навстречу своему позору. Самым трудным оказалось открыть дверь. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем девушка смогла шагнуть через порог и обжечься о похотливый взгляд торжествующего самца. – Простите меня, пожалуйста, я вас очень прошу – заскулила Ирина. Она не скрывала своих слез и поминутно всхлипывала, надеясь разбудить жалость у мужчины. Но он был неумолим. – Все сказала? Теперь давай, сиськи доставай. Девушка разрыдалась в голос. Тянулись тягостные секунды, а чудесное избавление, все никак не приходило. – Это реальный мир, сучка. На колени и вываливай сиськи, я сказал! Новое оскорбление полоснуло девушку словно плеть и она обреченно опустилась на колени, рыдая в закрывшие лицо ладони.

     Мужчина не торопился, вальяжно наблюдая за безнадежными мучениями сломленной женщины. – Ну пожалуйста, не надо… пожалуйста… я же замужем – Ира отчаянно пыталась спастись, но на собеседника ее причитания не производили никакого заметного впечатления. Хозяин кабинета чувствовал свою власть над беззащитной девушкой и не думал ее отпускать. Его молчание и насмешливый взгляд были красноречивее и унизительнее грубых окриков. Обливаясь слезами, девушка взялась за край блузки и отчаянно медленно расстегнула еще одну пуговку. – Давай, давай, веселее работай – подгонял мужчина. В полубессознательном состоянии Ира расстегнула блузку, сверкнул белоснежный лифчик, обтягивающий налитые груди. Мужчина немного приподнялся, чтобы получше видеть разворачивающееся перед ним действо. Насмешливость в его глазах уступила место цепкой требовательности. Ирина поняла, что мучителя возбуждает ее позор – и внезапно ясно ощутила, что и сама изрядно возбуждена. У нее уже вторую неделю не было секса и сейчас, униженная, на коленях, подчиняющаяся сводящим с ума приказам незнакомого властного мужчины, она поплыла и поняла что проигрывает борьбу.

     Нерешительно спустив с плеч лямки лифчика, девушка взялась за чашечки, последний раз умоляюще посмотрела мокрыми глазами на мужчину, и, увидев в его лице неизбежность своего падения, покорно открыла соски похотливому взгляду, вновь заплакав от унижения. Мужчине явно понравилось происходящее. Он встал со своего кресла и подошел к сломленной женщине. Ира испуганно вздрогнула, прикрыла руками обнаженную грудь и пригнулась к полу. Однако хозяина явно не интересовало ее мнение. Он встал над своей жертвой и уверенным голосом приказал подняться на коленях и убрать руки за спину. Ирина уже практически потеряла способность сопротивляться и покорно убрала руки, обнажив свои прелести. Небрежно помацав ее груди, мужчина покрутил женские соски и стал неторопливо расстегивать ширинку на брюках. Из теряющего волю тела девушки вырвалось последнее отчаянное сопротивление, Ира дернулась в сторону, снова закрывшись руками и затравленно глядя на своего мучителя. – Нет, нет, я не могу, я не буду, я замужем… Не трогайте меня… Я не могу… Пожалуйста… Мужчина сел на корточки перед заплаканной девушкой и силой раздвинул ее руки. Под аккомпанемент беспомощного женского рева он снова прихватил пальцами сосок, позабавился с ним и негромко, но четко произнес приговор: – Выбирай: отсос или порка.

     

     Ирина никак не могла поверить, что все это происходит с ней, что еще вчера такая щедрая к ней, жизнь вдруг поставила перед ней такую невыносимую альтернативу. Никогда не изменявшая своему слабому, но любимому мужу, Ира постоянно мучилась от сексуальной неудовлетворенности, но не могла и подумать о том, чтобы поддаться искушению. Табу, наложенное ей на собственную чувственность было слишком сильным, и ничто казалось не сможет вынудить ее предать наивные идеалы. – Порка – выдохнула она, в ужасе ожидая боли, через которую придется пройти ради сохранения непорочности. – Хорошо – равнодушно сказал хозяин кабинета – поднимайся. Он подтолкнул всхлипывающую девушку, заставил ее обойти свое кресло, силой перегнул ее через спинку и приказал взяться руками за подлокотники. Мужчина находился где-то сзади и Ира была абсолютна беспомощна против его посягательств. Девушка дрожала так, что подвернула ногу в туфельке на высоком каблуке. Она почувствовала, как мужские руки взялись за ее лодыжки и сняли с нее туфли.

     – Подними юбку и спусти трусы, шлюха – безжалостно приказал мучитель. Спуская трусики на колени, Ира ясно представила как она сейчас выглядит и от промежности вверх побежала горячая судорога. Неудовлетворенный ее медлительностью, мужчина сам задрал вверх легкую юбку, провел руками по обнаженным бедрам и бесцеремонно облапал выставленную на поругание попку. Беззащитная Ирка дрожала от страха и изнемогала от неумолимо разгорающейся похоти. Умелые мужские руки переместились к женской промежности, и Ира не смогла сдержать стон. – Ды ты мокрая вся, шлюха похотливая – насмешливо констатировал мужчина и внезапно проник двумя пальцами в горячее женское лоно. – Ааа! Девушку словно пронзила молния, она хватала ртом воздух, но продолжала отчаянно сопротивляться: – Нет, не надо, прошу вас! Ее мучителя кажется лишь забавляли эти попытки сохранить собственное достоинство, он усмехнулся. – Сама еще попросишь, сучка.

     Беззащитная девушка обреченно прислушивалась к шорохам за спиной – мужчина доставал из брюк ремень. Наказание еще не началось, а Ирина уже дрожала так, что подворачивались ноги и отчаянно подвывала от страха. Однако мужчина настолько подавил ее волю, что ей не приходила даже мысль о сопротивлении. Впрочем, девушка продержалась недолго. Уже после четвертого удара она валялась в ногах своего мучителя, путаясь в спущенных трусиках, и умоляла прекратить этот кошмар. – Все в твоих руках, сучка – издевательски усмехнулся мужчина – давай, шлюха, открывай ротик. Рыдая от боли и отчаяния, Ира снова запричитала, умоляя не мучить ее. – Нет, сучка, так не пойдет. В стойку, тупое животное, продолжим воспитание. Еще пара ударов ремнем – и от девичьей гордости не осталось и следа. – Пожалуйста, не бейте меняя… я буду послушной, пожалуйстааа… я буду сосать, пожалуйста… я все сделаюююю…

     – Ну, можешь ведь когда захочешь – издевательски констатировал мужчина. – вот ведь дура, нет чтобы сразу отсосать, так она повыкобениваться решила. Мучитель небрежно похлопал девушку по щеке. – Раздевайся сучка, сосать будешь голая. Ира стала торопливо освобождаться от одежды, путаясь в мокрых трусиках и перекрученном лифчике. Наконец она полностью обнажилась и вновь невольно съежилась, прикрывая свою наготу. – А ну, встала ровно, шлюха, руки за спину! Хозяин туго стянул руки девушки все тем же ремнем. Ира вновь возбудилась, почувствовав себя рабыней на невольничьем рынке, и приказ “на колени!” показался ей таким же логичным, как и очередная пощечина. – Рот открой, хуесоска. Шире, шире! Окончательно сломленная девушка приняла рабскую позу, и послушно ожидала когда мужчина соизволит воспользоваться своей игрушкой. Хозяин кабинета не торопясь расстегнул ширинку, наслаждаясь видом покоренной женщины. Потом так же неторопливо подошел к своей добыче, помял ее щеки, поводил по пухленьким губкам восставшим хуем и резко вставил его в девичий ротик.