Воскресные приключения сельской учительницы. Часть 2

     Оказавшись на улице, Татьяна Викторовна неслась не чувствуя под собой земли в сторону, противоположную автовокзалу, проклиная в душе все на свете… и этот город, наполненный злобными весельчаками, и “реалистик” , и саму себя, за то, что поехала за тридевять земель покупать резиновую елду! Пробежав два квартала, она перешла на быстрый шаг, воровато оглянулась, и непонятно почему вновь побежала. Но уже через минуту, немного придя в себя и успокоившись, снова перешла на шаг. Дышала она как паровоз, лицо ее горело от стыда, а державшие сумки руки – дрожали. Да, такого позора она не испытывала за всю свою жизнь! Ноги несли ее по тротуару подальше от злополучного магазина, на полу которого так и остался лежать ее несостоявшийся искусственный любовник.

     Внезапно, бросив взгляд на проезжую часть, она увидала медленно движущийся большой белый автомобиль. Лексус! Тот самый! Ее вновь охватила паника, но бежать она уже не могла… ноги устали и не слушались. А Лексус, проехав немного вперед, остановился. Дверь его открылась, и уже знакомый ей мужчина уверенной походкой пошел к ней, держа в руке газетный сверток. От страха Татьяна Викторовна застыла на месте.

     А подошедший дядька протянул ей завернутый в газету веретенообразный предмет, и приятным баритоном сказал… – “Эта вещица, наверное, не дешевая, а вы, как я погляжу, на миллионершу не похожи! Возьмите!” Татьяна Викторовна отрицательно затрясла головой, но дядька, не обращая на это внимания, сунул сверток ей в пакет, развернулся, и пошел к машине. Глядя в его удаляющуюся широкую спину, она на миг представила, как этот человек, под дикий хохот толпы, поднимал “реалистика” и выходил с ним из магазина. В смелости ему не откажешь! Сама бы она уж точно не притронулась к такой игрушке на глазах бездушной толпы! А мужик тем временем дошел до автомобиля, и собрался было сесть в него, но бросив взгляд на стоящую как статую Татьяну Викторовну, заботливо спросил… – “Женщина, с вами все в порядке? Может я могу чем-нибудь помочь?”

     Автобус! Она совсем забыла про автобус! До его отправления осталось десять минут, а она удрала от автовокзала в совершенно неизвестном направлении! Словно спортсмен – спринтер, она бросилась к “Лексусу” , и, подбежав к мужчине, почти закричала… “Прошу вас, довезите меня до автовокзала! У меня сейчас автобус уедет!” Дядька быстро распахнул перед ней пассажирскую дверь, а сам занял водительское место. Татьяну Викторовну вжало в уютное кожаное кресло – машина стремительно набирала скорость, но, к удивлению, шума двигателя она не услышала.

     Только из невидимых динамиков тихо струилась энергичная электронная музыка. Мужчина молчал, как добросовестный таксист, не привыкший поддерживать разговоры с пассажирами, от чего Татьяне Викторовне стало неудобно, и она вежливо поинтересовалась… – “А что это за музыка такая интересная у вас играет?” “Психоделический транс – пояснил водитель, – не свойственная моему возрасту музыка, но, тем не менее, очень интересная, и, кстати, берет свои истоки в медитативных практиках древней Индии”. Оставшийся отрезок пути они оба молчали. Татьяна Викторовна расслаблено сидела, слушая диковинную музыку, осматривая шикарные внутренности автомобиля, и украдкой наблюдая, как незнакомец ведет машину.

     Подъехав к зданию автовокзала, мужчина внимательно посмотрел в лицо Татьяне Викторовне, и вдруг сказал… “Меня зовут Валерий Иванович, а вас как звать-величать?” “Татьяна: Викторовна” , – неуверенно ответила та. “Вот что, Татьяна Викторовна, я хочу пригласить вас к себе в гости! – очень решительно произнес Валерий Иванович, – Подумайте хорошенько, прежде чем сразу отказываться, послушайте свое сердце! Я вот свое послушал, пока ехал, поэтому и приглашаю!” “Но, по-моему, вы уже кого-то пригласили в гости, – кивнула Татьяна Викторовна на заднее сидение, где лежали торт, бутылка вина и конфеты, – только не врите, что это вы купили для меня!” “А вы наблюдательны!” – заметил мужчина, после чего он достал мобильный телефон, вызволил из памяти номер, и нажал кнопку вызова. Татьяна Викторовна с недоумением наблюдала за его манипуляциями.

     Когда на том конце подняли трубку, Валерий Иванович включил громкую связь. Ответила молодая девушка с бойким и веселым голосом, которой Валерий Иванович сообщил, что зайти сегодня, как обещал, не сможет – срочные дела. Девушка притворно расстроилась, и быстро попрощавшись, положила трубку. Татьяне Викторовне она почему- то представлялась в образе рыжей продавщицы из секс-шопа. Закончив разговор, Валерий Иванович сказал… – “Вот. Мосты за собой я уже сжег, независимо от вашего решения. Надеюсь, вы это оцените”.

     Татьяна Викторовна задумалась… трястись по ухабистой дороге несколько часов к ряду, наедине со своими невеселыми мыслями ей не хотелось, а этот человек был ей очень интересен, хотя она и понимала, что вряд ли у него могут быть серьезные намерения. “Скажите, а “Лексус” – это китайская машина?” – спросила она неожиданно для самой себя. Тут настал черед удивляться ее собеседнику… – “Да нет, японская! Но, помилуйте, какое это может иметь отношение:” – воскликнул он. “Я согласна!” – перебила она его.

     

     Машина вновь рванула с места. “Вот и я сожгла мосты позади себя!” – пронеслось в голове у школьной учительницы. Всю дорогу, пока они ехали по усыпанным желтыми листьями улицам, Валерий Иванович рассказывал о себе. Он – бывший офицер военной разведки, сейчас на пенсии, и работает начальником службы безопасности в солидном банке. Кстати, этот самый “Лексус” – подарок генерального директора за предотвращение похищения его сынишки. Не женат. Вернее – разведен много лет назад… жена не вынесла его долгих командировок и, собрав вещи, ушла, забрав с собой дочь. Татьяна Викторовна тоже поделилась с ним основными подробностями своей жизни, но рассказ ее получился намного короче… жизнь скромной учительницы оказалась менее драматична.

     

     Дом Валерия Ивановича не вписывался в понятие “дом” , каким принято его считать в селе Воскресенское. Это был двухэтажный особнячок, обнесенный изящным забором, расположенный, как сейчас модно говорить – в экологически чистом районе, а попросту – на окраине. Автоматические ворота пропустили машину в объединенный с домом гараж. Судя по всему, хозяин вел довольно активный образ жизни… в одном углу гаража стоял блестящий импортный снегоход, а в другом, на специальной вешалке висели черный гидрокостюм, длинные ласты, и какой-то замысловатый дыхательный прибор.

     

     Они вошли в дом прямо из гаража. Такую обстановку Татьяна Викторовна видела только по телевизору, в бесконечных телесериалах про богатую жизнь. Ей очень хотелось есть, и она сама вызвалась похозяйничать на кухне, чтобы приготовить ужин. Да и что не хозяйничать на такой кухне, где так красиво и удобно все обставлено, и есть любая бытовая техника, которая только может потребоваться при приготовлении пищи! Она потушила в духовке курицу, сделала два салата – один попроще – из огурцов с помидорами, а другой – экзотический, с оливками и шампиньонами.

     

     Когда они сели за стол, на улице начались сумерки, и пошел мелкий и густой осенний дождь, от чего все происходящее в уютном, хорошо освещенном доме приобрело какую-то торжественность. Хозяин налил гостье бокал рубинового вина, а себе – стопку водки. Первый тост выпили, как водится, за знакомство. Второй тост – за гостью. А после третьего тоста за любовь, Татьяна Викторовна почувствовала, что уже захмелела. Ее потянуло на разговоры, и она болтала без умолку о самых разных вещах… о своей жизни, о школе, в которой она преподает, и нелегкой доле сельских тружеников.

     Валерий Иванович наоборот, после выпитого стал менее разговорчив, отвечал на вопросы сдержано, и больше слушал, не сводя глаз с собеседницы. Сказывались привычки опытного разведчика, для которого употребление спиртного собеседником воспринималось как способ получения нужной информации. А опьянение Татьяны Викторовны вообще напоминало ему действие скополамина или пентотала натрия – широко распространенных “сывороток правды” – уж больно разговорчивой она стала. Но, несмотря ни на что, застолье удалось… они вкусно поели, выпили, и очень мило пообщались. Вечер подходил к своему логическому завершению.

     

     “Комнат у меня в доме много, выбирайте любую, – обратился к Татьяне Викторовне хозяин, – Кроме того, в вашем распоряжении ванная комната. Чистое полотенце я вам дам”. Гостье спать еще не хотелось, а вот водные процедуры не помешали бы… после сегодняшней беготни тело требовало омовения, да интересно было помыться в настоящей буржуйской ванной, это не в бане из таза поливаться!

     А ванна оказалась огромной и ослепительно белой, бурлящая пузырьками, словно вода там кипела. Татьяна Викторовна лежала в ней и наслаждалась, мысленно сравнивая это белоснежное помещение со своей старой закопченной баней, и сравнение было не в пользу последней. Потом она долго поливалась из душа, подставляя свое тело под упругие струи. Ей было очень хорошо.

     Обтерев бархатистую кожу пушистым полотенцем, Татьяна Викторовна одела трусики, поменяв ароматизированную гигиеническую прокладку, и вместо халата или пижамы надела толстую и мягкую клетчатую рубашку хозяина, которую тот ей выдал перед мытьем. Когда она вышла из ванной в таком виде, с распущенными мокрыми волосами, и белеющими стройными крепкими ногами, Валерий Иванович восхищенно взглянул на нее и подошел к ней так близко, что она влажной кожей щек почувствовала его теплое дыхание, от чего соски ее грудей моментально затвердели, оттопырив ткань рубашки. Татьяна Викторовна уже знала, что будет дальше, и поэтому покорно закрыла глаза.