Волшебная сила omorashi. Часть 7

     – Я уже начинаю сомневаться в твоей адекватности! – насторожилась девушка, – и вообще, пусти меня в ванну. Мне надо сходить. А то ты меня уже заболтал.

     Сергей придержал руками девушку, крепко поцеловал её в губы, и уже ласкал в нужном месте рукой. Через минуту он вошёл в неё: Честно говоря, когда они сидели в ванной, поначалу Ольга совсем немного хотела в туалет по маленькому, и когда они занялись сексом, у неё были ощущения сильнее, чем обычно. Но сейчас уже было совсем по-другому. Ей стало одновременно хорошо и плохо, приятно и страшно, её переполняли разные ощущения, это было похоже на Американские горки – адреналин плещется в крови, но в моменты резких толчков хотелось кричать от страха и немедленно остановиться. Иногда ей казалось, что она не сдержится и сначала ей станет неловко, а потом она просто убьёт Диму за то, что он довёл её до такого состояния. В какой-то момент ей стало казаться, что она сейчас описается:

     – Дима! – умоляюще зашептала она. – Пусти меня! Я очень сильно хочу в туалет!

     Молодой человек прекратил движения, но не только не отпустил, а даже не выходил из неё.

     – Насколько сильно? – спросил он.

     – Очень сильно! Я сейчас описаюсь! – в панике бормотала под ним девушка, и, произнеся это, ей показалось, будто его плоть внутри неё стала ещё тверже.

     – Прекрасная реплика для фильма! – пошутил он.

     – Ну прекрати-и-и! – не оценила шутку девушка.

     – А знаешь! – признался он, – Меня это дико возбуждает! Меня всегда заводило, когда девушка очень хочет в туалет!

     – Ужас! Да ты неадекватный и маньяк! – на полном серьезе произнесла девушка.

     – Ну если для тебя это так, то мне очень жаль. Но в данный момент мне нравится, что я внутри тебя, а ты сильно хочешь в туалет.

     – Прекрати немедленно! Слышишь?! – хныкала Ольга, но парень не послушался и продолжил скользить внутри неё, лаская девушку. Ольга стонала, паниковала и одновременно чувствовала, как приближается к оргазму. При этом ей жуть как хотелось в туалет, она сжалась, чтобы не описаться, и волны оргазма пронзили её тело. Она застонала, задергалась, кончая, и вдруг почувствовала, что пустила струю. Оля вскочила в ужасе с кровати, и, пустив стоя еще небольшую струйку, помчалась в туалет.

     

     Дима лежал довольный и поглаживал свою плоть. В этот момент открылась дверь в квартиру, и он быстро натянул трусы и джинсы. В комнату вошла Лариса.

     – А Оля где? – спросила она.

     – В ванной, – ответил парень.

     – Ей три часа мало было? Не насиделась за это время?

     – Насиделась. Сейчас побежала по нужде. А ты откуда вернулась?

     – Оттуда же. С улицы, конечно. Мне ведь тоже надо иногда по нужде ходить. А вы там засели, вот и пришлось бегать, искать место, – пояснила девушка, а сама доставала из шкафа одежду и складывала в пакет, – да ты не волнуйся, я ухожу, так что можете спокойно тут ночевать вдвоём с Ольгой.

     

     * * *

     

     Таня поднималась по эскалатору чувствуя, что все ноги у неё мокрые, не говоря о нижнем белье, которое можно было спокойно выжимать. Ей с трудом удалось остановиться, хотя после того, что с ней случилось в вагоне, она чувствовала, что у неё все мышцы болели от перерастяжения, и что мочевой пузырь хоть и непроизвольно освободился от переполнявшей его жидкости, но не полностью. И сейчас она всё еще хотела писать. Она поднималась по эскалатору, и вроде как уже можно было и дальше описаться, но она всё еще терпела и думала, что, несмотря на такую неприятность, случившуюся с ней, всё равно придётся сейчас искать укромное место.

     Девушка вышла из метро, стараясь идти как можно дальше от людей и не привлекать к себе взглядов. Сейчас она даже была рада тому, что не выглядит так эффектно, как фотомодель, и единственное, что её сейчас может выделить – это то, что она описалась, о чем наглядно свидетельствовали вымокшие с внутренней стороны ног колготки. Она прошла немного вперед, увидела ларек, зашла за него и подумала, что в общем то есть один плюс в данный момент – поскольку она и так уже вся мокрая, то можно будет пописать, не снимая одежды. С этой мыслью, она присела на корточки, и стала копаться в сумочке. Убедившись, что никто не обращает на неё внимания, Таня расслабилась и почувствовала, как между ног стало тепло, и как ни странно, даже немного приятно. Она писала через колготки, жидкость впитывалась в землю, а никто, похоже, и не догадывался, чем она там занималась. В конце концов она расслабилась настолько, что уже стала испытывать удовольствие от этого процесса, и тут она резко подскочила, услышав над собой голос. Перед ней стоял парень, который сидел в вагоне напротив неё.

     – Девушка, простите меня. Мы ехали с вами в метро, я видел, что с вами произошло несчастье: Я просто хотел вам помочь, – робко произнес он.

     – Ой, вы меня немного напугали, – ответила Таня, – боюсь, что мне уже помощь не требуется. Простите, мне очень стыдно и неловко, что так произошло. Но мне бы не хотелось думать, что вы пошли за мной, чтобы поиздеваться.

     – Что вы! У меня и в мыслях такого не было. Клянусь вам. Да и разве можно издеваться над девушкой, с которой произошло несчастье? Я потому и захотел вам помочь. Увидел, что девушка поздно вечером одна едет, а потом еще и случилось такое: я просто обязан был предложить проводить вас до дома.

     – Спасибо, если это так. Только вам ведь самому будет неловко идти со мной рядом. И вообще, обращайся ко мне на ты.

     – Конечно так! В том то и дело, если вы. . то есть ты пойдёшь одна, то наверняка кто-нибудь может пристать и начнет издеваться над вами: то есть над тобой. А так если я буду рядом, никто и слова не скажет.

     – Ладно, уговорил, – согласилась девушка. – Просто не верится, что в наше время есть такие люди, которые просто так могут подойти и предложить помощь. Как тебя звать-то?

     – Сергей.

     – Татьяна.

     – Рад с тобой познакомиться.

     – Я тоже рада, хотя это не лучший повод для знакомства, – ответила Таня, – ну что ж, назвался груздем – полезай в кузов. Нам теперь ещё пешком идти. Я ведь около “Фрунзенской” живу, а пришлось выйти на станцию раньше. О причинах, думаю, тебе объяснять не надо.

     

     Они шли уже довольно долго, разговаривали, и Таня, казалось, уже и совсем не обращала внимания на то, что совсем недавно с ней случилось, и что любому человеку, посмотревшему на неё стороны, это тоже очевидно.

     Бывает, что совсем недавно познакомился с человеком, а такое чувство, будто вы знали друг друга чуть ли не с детства. У Тани с Сергеем синхронно возникло такое ощущение. У них столько всего было общего, казалось, они и мыслили одинаково, выбирали похожие темы, но только об одном оба пока умалчивали – о внезапно возникшей глубокой симпатии друг к другу, и ощущении родства. Им было легко и весело разговаривать друг с другом.

     – Представляешь, – рассказывал молодой человек, – а я ведь и сам сегодня чуть было в такую историю не попал. Я гулял по набережной, выпил пива и тоже потом мне надо было съездить до “Московской” , а в туалет сходить не успел. Так я и сам думал, что скоро в вагоне описаюсь. Еле успел потом со станции до угла какого-то дома добежать. И тоже, кстати, немного не дотерпел. До сих пор вокруг ширинки всё мокрое.

     – Видишь как, мы даже в этом с тобой совпали сегодня. Считай, родственники по несчастью, – с удивлением усмехнулась Таня

     – Точно! И не говори! – поддержал девушку Сергей. – Хотя, у меня был случай в детстве еще и похуже.

     – Хуже, чем у меня сегодня, по-моему, уже некуда, – возразила Таня.

     – Нет, у меня было. Но, правда, мне тогда было шесть лет, – стал рассказывать молодой человек, – мама меня повела в луна-парк на аттракционы, а когда мы возвращались домой, я захотел какать.

     – Ого! – удивилась Таня, вспомнив ещё раз историю со своей мамой. – И что же было дальше? Надеюсь, всё хорошо закончилось – ты сказал маме, и она тебя отвела в туалет?

     – Сказать-то я сказал, но мама ответила, что надо терпеть до дома, потому что здесь негде сходить. А потом мы ехали в метро, и я терпел всю дорогу. Уже в конце мне стало совсем тяжело, и я сказал маме, что больше не могу терпеть, и что мне сильно надо в туалет.

     – А она что? Попросила у дежурной, чтобы тебя пустили в служебный? – предположила Таня.

     – И опять не угадала, – ответил Сергей, – она мне стала говорить, что я мальчик – будущий мужчина, а настоящий мужчина должен быть сильным и стойко переносить любые трудности. И тем более, не должен никогда жаловаться, даже в критических ситуациях, а уметь преодолевать препятствия и терпеть столько, сколько требуют обстоятельства. В итоге я тогда просто дальше терпел молча, хотя хотел в туалет очень сильно. А потом, когда мы подходили к дому, я не выдержал и обкакался.