Водоворот. Часть 2

     Про старый туалет хочется сказать отдельно – его построил покойный муж тёти Зины. В углу там всегда стоял массивный стул с обрезанными почти до основания ножками с огромной, примерно 30-35см в диаметре, дыркой посередине сидушки. Это нехитрое приспособление служило средством от затекания ног при длительном сидении и являлось своего рода альтернативой цивилизованному унитазу. После того как я стал иногда ночевать у Марины я ей добавил денег и мы купили нормальный деревянный сортир на одном из многочисленных придорожных пятаков, где торговали будками для собак, дровами и прочей утварью. Тот стул тётка утащила к себе в дом, поставила в углу комнаты и накрыла тряпочкой. На все мои уговоры выкинуть его она отмахивалась: “Это ещё Димка делал! Может пригодится в хозяйстве”.

     После успешной поблёвки я умылся снегом и пошёл в Маринкину половину дома, скинул с себя всю одежду и рухнул на кровать. Через минуту на меня напали “вертолёты” и мне пришлось, перевернувшись на спину, лечь поперёк кровати, опустив обе ноги на пол.

     Дальнейшие события я помню очень плохо. Хлопанье двери, Маринка зовёт идти со всеми на салют, попытки поднять меня со словами: “Вставай братан, новый год!”, опять хлопанье дверей, какие-то крики и взрывы хлопушек на улице, снова двери, запах сигаретного дыма и всё.

     

     Глава 3. Новогодняя ночь.

     Меня разбудило шуршание какой-то обёртки, какая-то возня в темноте. Я продолжал лежать в той же позе с ногами на полу не открывая глаз. Ужасно хотелось пить и голова ничего не соображала. Потом мои трусы одним движением были спущены до пола, Чья-то тёплая рука взяла член и начала его бесцеремонно дёргать вверх и вниз, пока он не начал с большой неохотой подниматься. Я открыл один глаз и увидел тётю Зину, натягивающую презерватив на мой едва окрепший член. Она заметила, что я смотрю на неё и сказала – Чего вылупился? Будешь подглядывать – всё Маринке расскажу! – После этого она задрала спереди платье, схватила руками за колготки между ног и порвала их в самом интересном месте. Не дав мне осознать, что происходит она села сверху на стоячий член, прижала мои руки к кровати и начала очень быстро шевелить бёдрами в разные стороны.

     Её обвисшие груди под силой тяжести перемахнули как олимпийские прыгуны через декольте и начали шлёпать мне по лицу, а из влагалища тёк настоящий ручей. Мне показалось, что порвался презерватив – стало вдруг очень мокро и горячо. Я хотел было проверить это рукой, но она не давала мне этого сделать, просто закатила глаза и продолжала. Комната наполнилась хлюпаньем и стонами, потом её затрясло и она рухнула сверху на меня. В таком состоянии я не мог кончить т. к. ужасно болела голова и это, похоже, её сильно разозлило. Она начала ругаться, что через стенку постоянно слышит, как мы трахаемся с Маринкой и что ей это надоело теперь, пришла её очередь получать удовольствие.

     -Что-то у тебя губы совсем сухие, наверное пить хочешь? Сейчас тётя Зина даст тебе попить.

     После этих слов она слезла с члена и поползла по мне вверх, приговаривая абсолютно непристойные вещи вроде: “теперь это твоя хозяйка, запоминай как она пахнет”, “ах ты похотливый подонок, тётю Зину трахать хотел”, “облизывал когда-нибудь такую пизду?” и т. д. Я, признаюсь честно, даже в порнофильмах ничего подобного не видел, не слышал никогда и уж тем более не думал, что такое может произойти в моей жизни. В семье у нас не принято материться, разве что если железка на ногу упадёт или разобьётся что-то ценное. В тот вечер я испытал, помимо прочего, культурный шок.

     Усевшись на мой подбородок и откинувшись назад, опёршись на одну руку, она начала тереть свой клитор, иногда шлёпая по нему пальцами. Её чёрные колготки были насквозь мокрыми и, порванные по центру, контрастировали с белой кожей под ними и огромными чёрными зарослями между ног. Я бессильно смотрел на происходящее – её пальцы то терли клитор, то с хлюпаньем входили во влагалище и выходили оттуда с брызгами по всей кровати. Её похоть и похабщина заполнили всю комнату. Я смотрел, как с очередной порцией сквирта из неё выпал кусок порванного презерватива, но она даже на заметила этого т. к. была увлечена своим делом. Когда я пытался её остановить, успевая сказать лишь: “Марина” или “Хватит” – она наклонялась вперёд так, что вся её мокрая щель целиком перекрывала мне рот и лишала возможности не только говорить, но и дышать. Её это заводило ещё больше т. к. она специально мастурбировала, пока ждала, когда я начну задыхаться, и в момент максимального напряжения начинала кончать с громкими нечленораздельными стонами.

     Не помню как всё это закончилось, скорее всего я просто потерял сознание или вырубился. Проснулся я в обед 1-го января с Мариной под одним одеялом. Сразу бросилось в глаза, что постельное какого-то яркого цвета, Марина же обычно заправляла постельные тона. У неё на лице остались какие-то блёстки, а в волосах застряли разноцветные кружочки конфетти. Я одел джинсы и пошёл попить водички. По привычке сунув руки в карманы я нашёл раскрытую пачку с презервативами “ультра тонкие” и порванный презерватив с запиской в другом кармане. На криво выдернутом тетрадном листке в клетку была надпись чёрным карандашом, похоже для подводки бровей или глаз, “Я всё записала на видеокамеру. Если не будешь делать, что я говорю – кассету включу Маринке. Скажу, что ты меня пьяный изнасиловал, пока все ходили салют смотреть”. До последнего момента мне хотелось верить, что всё это приснилось, но я ошибался.

     

     Глава 4. Шантаж.

     Новый год не задался с первого дня. Маринина тётка, очевидно, почуяв власть начала надо мной насмехаться, когда мы сели обедать.

     -А Маринкин -то вчера заблевал всю кровать! Я его будить пыталась и тазик подставлять – ничего не помогло! Два раза перестилать постельное пришлось. Ну и молодёжь пошла!

     Присутствующие с пониманием закивали головами, стали приговаривать, что в их времена такого не было и т. д. Пришло половина вчерашних гостей. Сварили уху, целую кастрюлю пельменей. По телевизору показывали “любовь и голуби”. Никогда не любил этот фильм, мне он казался какой-то иконой подкаблучничества т. к. главный герой там натурально боится свою скучную жену, алкоголик дед заврался и его гоняет бабка, ну и последняя треть фильма показывает, как хозяин дома изгоняется женой и детьми на улицу, спит как бомж на какой-то куртке и как преданный пёс заглядывает в глаза жены умоляя о прощении.

     Я на её доводы недовольно пробурчал, что сожалею о случившемся и постараюсь больше не блевать. Это развеселило гостей, они начали хлопать меня по плечу, говорить, что блевать конечно можно и нужно, но только не на супружеское ложе!

     Маринка засмущалась, ответив – Мы ещё только пол года встречаемся, до лета хотя бы подождём, а там посмотрим -, после этого она потрепала меня рукой по волосам и чмокнув в щёчку убежала на кухню за фруктами.

     Я сразу поймал на себе ехидный взгляд тёти Зины. Было похоже, что она насмехалась над наивностью Марины. Чего мне было ждать от неё и что значило это “будешь делать, что я говорю” из записки? Я долго думал над тем, сколько она попросит денег. Будет ли это разовый оброк или она намерена медленно пить из меня кровь по нескольку тысяч каждый месяц, со временем постепенно увеличивая сумму, как это бывает в каких-нибудь детективных фильмах. Можно было пойти в полицию с этой запиской, но там бы пришлось унизительно всё рассказать, а потом доказать, что это была не новогодняя шутка и что тётка действительно не шутит. Запись тоже не ясно велась или не велась.

     У неё в комнате стояла старенькая видеодвойка SHARP, неизвестно каких годов, но вот видеокамеры я у них в доме не видел. Зато я видел, как тёткины клиентки приходят к ней с видеокассетами в руках, а уходят с другими. Для меня это было загадкой т. к. давно появились всякие DVD плееры и ладно тётя Зина, но остальные то зачем продолжали видик смотреть, когда все фильмы можно было спокойно найти в сети?

     Мои раздумья прервала Маринка, она крикнула на весь дом – Пошлите в парк лепить снеговика! -Взрослые с неохотой заёрзали на стульях: “Мы на своём веку уже слепили столько снеговиков, что столько снега не выпадает за всю зиму! Вам молодым надо – вы и идите, а мы тут о жизни поговорим посидим”. Так закончился новый год. Потом мы ездили кататься на коньках, на лыжи и к общим знакомым на рождество.

     Выходные у меня были до 8 января, а у Маринки экзамены с 14 числа начинались. Я не хотел лишний раз пересекаться с её тёткой, поэтому сказал ей, что не буду мешать готовиться и постараюсь навещать её пореже до конца сессии в универе. Сам же я тайно надеялся, что вопрос рассосётся сам собой и похотливая тётка от меня отстанет.

     Тринадцатого января ночью я сидел на работе заполняя документы. В пол первого мне пришло СМС следующего содержания: “После работы чтобы был у меня. Если не придёшь – Марина посмотрит новогоднее кино после экзамена”. СМС было с незнакомого номера, но я без труда опознал отправителя. Конечно, я ждал чего-то подобного, поэтому решил сходить и разобраться раз и навсегда с этим проклятым видео и поставить заносчивую тётку на место.