Видение в метро

На работу я всегда езжу на метро. Покупка жетонов, спуск по эскалатору, ожидание поезда. Взгляд на электротабло с тикающими электрочасами. Приятный запах подземки. Не знаю, лично мне он всегда нравился. Деревянная скамья ожидания. Поднятие ног во время прохода уборщиц с длинными швабрами. Ты поднимаешь ноги, а уборщица наклоняется к тебе… В общем ничего необычного.

И вот издалека слышен звук подходящего поезда. Сначала тихий, едва уловимый. Затем всё громче, и вот поезд врывается на станцию как мужской орган к женскому устью. Так и кажется что длинный-предлинный член с трудом продвигается по тёмным закоулкам влагалища. Там было темно и тесно. Страшно и сухо. Но наш герой не сдавался и двигался всё дальше и дальше. На стенках показалась жидкость, потекла всё сильнее… И вот наконец он пробил себе дорогу и готов выплеснуть всех людей которые накопились у него внутри!

Но мы отвлеклись. Поездка в вагоне метро не таит в себе ничего необычного. Особенно если ездить каждый день на любимую работу. Ну или не любимую. Кому как. Главное чтобы время было подходящее — когда не так много народу и нет давки. Хотя если тебя внезапно придавило к оттопыренной попке в красной мини-юбке… И станция чтоб удачная — тогда можно будет сесть на тройную скамью в торце вагона и смотреть на соседей из соседнего.

Сегодняшняя поездка также не предвещала ничего необычного. «Следующая станция — Пущкин». Хорошо. Можно будет поглазеть на природу и спорт-комплекс Динамо. С его оголёнными гимнастками на траве, кратко проехав по надречному метромосту. Итак, двери закрываются, последние опиздавшие вбегают в вагону и мы трогаемся. Плавно — без рывков, ибо сегодняшний машинист не стажёр, а ветеран, отъездивший не одну тысячу километров и переехавший уже не одного пьяного парашютиста.

Вагоны набирают ход, огни станции скрываются где-то позади, колёса начинают стучать свою песню… Вдруг поезд резко останавливается, и в ноздри шибает запах горелой резины! Что это, член протёр свою защитную оболочку до дыр и задымился? Ах нет — это машинист случайно отпустил кнопку мёртвого человека. Состав встал посреди тоннеля. Люди занервничали. Один даже вытащил телефон и начал изображать из себя блогера.

Прошло секунд тридцать и мы начали медленно ехать. Всмысле не крыша у людей начала ехать, а состав тронулся. Опасность миновала. Все радостно заулыбались и схватились за поручни. А я по привычке за торчащую невдалеке грудь испуганной девушки в прозрачном шифоновом пеньюаре. Жизнь вошла в привычную колею.

И вот близится следующая остановка. Хрустальные огни светильников разрезают тьму. Нетерпеливо стоящие пассажиры опасно подходят к самому краю платформы, рискуя упасть под острые как бритва колёса поезда. Состав нежно приблизился к обнявшей его станции. Нефритовый стебель прижался к мраморному боку, готовый прижаться ещё сильнее и раздавить своё удовольствие. Двери открылись и волна людей стала толчками выплёскиваться наружу. Затем новые пассажиры брезгливо отряхиваясь, заходят внутрь неприличных, порочно вывернутых внутренностей вагона.