шлюхи Екатеринбурга

Везунчик. Часть 14

     Мать судорожно сжала ляжки, туго обтянутые тонкими белым укороченными брючками.

     – И зачем, дура, спросила! – с комичным вздохом прошептала она. – Ну как я теперь пойду!?

     На вопросительный взгляд сына она просто чуть развела колени. На белоснежной пройме неумолимо росло темное мокрое пятнышко.

     – Я же сегодня в обтяжку. – смущенно прошептала она. – ни прокладку не положишь, ни трусы нормальные не оденешь! Дура и есть!

     Юрка понимающе и ободряюще потерся носом о ее шею прямо под ухом.

     – Возьми мою куртку. Завяжи на поясе рукава.

     – Давай! – с облегчением отозвалась она.

     Мама, повязав куртку на пояс, выпорхнула из-за стола и засеменила в туалет приводить себя в порядок, а Юрка проводил ее довольным взглядом. Опять ему повезло! Надо же какая заводная мать ему досталась!

     Уже по дороге домой мать сказала:

     – Но вообще-то я бы не стала с тобой так спорить. Влагалище конечно сильней растягивается, оно же должно голову ребенка пропускать!

     – Я знаю, мамочка! Теоретически! – Юрка хитро сощурился. – Просто попу я твою уже видел и могу себе ее точно представить. А писю – нет. Если бы я уже видел и то и другое, ты бы в моих мыслях садилась бы на бутылку писей. Наверное. Но мне уже про бутылку не интересно.

     – Только не говори мне, что именно тебе сейчас интересно! – жалобно отозвалась она. – Пожалуйста! Давай хотя бы до дома дойдем.

     

     ***

     

     Как только за ними захлопнулась входная дверь, Юрка, подрагивая всем телом, прижался к матери сзади.

     – Мамочка, сил больше нет терпеть! Мамочка! – зашептал он.

     – Не терпи, мальчик мой! Не терпи! Сделай! Хочешь, трусики мокрые дам! – она быстрыми пальцам расстегнула брюки. – Отпусти меня, сейчас сниму.

     – Нет же, любименькая, об тебя хочу! Об тебя!

     – Да как же это, маленький? Как? Я не понимаю!

     – Доверься мне! Пожалуйста!

     Она покорно замерла, а Юрка, поддавшись вдохновению, импровизировал.

     – Мамочка, упрись в стенку! – затараторил он. – Во так. Теперь я потихоньку стяну вниз твои брючки. Но не бойся! Трусики я трогать не буду. Во-от. О, моя попочка!

     Юрка огладил материнские ягодицы, совсем не скрываемые тоненькими белыми стрингами, поцеловал мать в копчик. Она вздрогнула.

     – Тихо! Тихо! Не бойся! – он быстро стянул штаны с трусами и ткнулся мокрым хуйком в ее бедра. – Расставь их чуть-чуть. Так. А теперь сведи. Зажми его! О-о-о, да-а-а!

     Юрка крепко обнял женщину за талию, вжался животом в ее попу, и зашлепал тазом о ее бедра. Хуек быстро испачкал кожу матери выделениями и плотно заскользил в этой упругой мягкости.

     – Юрочка: – мать смущенно запнулась. – Тебе приятно, сынок.

     – Да! Да, моя попочка! – выдавил мальчишка, ускоряя темп. – Очень! Очень!

     – А о чем ты: ну, думаешь? – Юрка чувствовал пахом нарастающую дрожь ее бедер. Ее сдавленный голос выдавал ее возбуждение. – Что ты представляешь?

     Юрка понял, что надо рисковать.

     – Представляю: представляю, как ебу тебя в жопку, мамочка:

     Мать пискнула и чуть-чуть присела.

     -Ю-роч-ка! Разве мальчикам можно говорить такие слова своим мамочкам?!

     По ее голосу было слышно, что она завелась и включилась в игру. Ее рука скользнула в трусы, но из-за сжатых бедер не смогла добраться да пульсирующей от вожделения пизды, только дотянулась пальцем до набухшего клитора и прижала его.

     Юрка ускорил фрикции.

     – Прямо в очочко ебу тебя, моя жопка?

     – М-м-м-м, мой-ма-лень-кий! – заныла мать. – Нельзя же! Нельзя же туда: ебаться! Там же гря-а-зно! Писюнчик заболеет!!!

     – А я же тебе все там расцеловал-разлизал, все почистил язычком, а потом только по чистому присунул.

     Мать, не разжимая ляжек, мелко закрутила попой вверх-вниз, раздрачивая себя ляжками и пальцем.

     – Ю-роч-ка-а-а, я не могу, маленький! Кон-чай сначала ты-ы-ы! А я по-том!

     Но Юрка решил выжать из ситуации максимум.

     – Мамочка! Ну как же я кончу, если даже не знаю, есть у тебя на письке шерстка или нет!

     Тело матери дернулось от новой волны возбуждения, вызванной этими словами. В ее груди родился тихий звук:

     – М-м-м-х!!! Есть, есть, сыночка! Кончай же, малыш! – выдавила она.

     – А какая она?

     Мать застонала, схватила Юркину ладонь и протолкнула ее под резинку трусов – прямо к густо заросшему мягким волосом бугорку.

     – Давай же-е-е!!!

     – У-у-у, волосатенькая писечка! Получи! Получи!!!

     Юрка сладко разрядился в материнские бедра, судорожно тиская ладонью материнский лобок.

     Дав сыну всего несколько секунда кайфа, мать мягко оторвала от себя его руки и присела, широко разводя колени и держась одной рукой за стену. Другая рука уже танцевала свой самозабвенный танец между мокро поблескивающими свежей спермой женскими ляжками.

     Юрка устало опустился на колени сзади нее и стал нежно гладить напряженные ягодицы, приговаривая:

     – Моя попочка! Моя девочка!

     Мать тяжело дышала и всхлипывала, видно было, что она никак не найдет свой темп.

     – Ю-роч-ка! По-мо-ги же мне! Ска-жи-и-и что нибудь!

     Юрка усмехнулся.

     – А что ту говорить!? Я сейчас намочу свой палец: – он демонстративно убрал руку с ее попы и шумно пососал указательный палец.

     – За-чем? За-чем ты его мо-о- чишь? А?

     – Оттяну в сторону твои трусы-ы-ы: – он дернул бесполезную веревочку в сторону.

     – А-а-а! Нет! Нет сынок! Не надо!!! – вопреки своим словам, произнесенным задыхающимся шепотом, мать ускорила дрочку и выгнула спину, выпячивая зад навстречу сыну.

     – И: – Юрка приставил палец к дрожащему отверстию. – Выебу твою жопу. На!

     Палец упруго вошел в зад женщине! Мать еще больше выгнулась и захрипела, а Юрка не давая ей опомниться, ритмично задвигал рукой.

     Мать зарычала и упала грудью на пол, оставив зад высоко поднятым и продолжая на глазах у сына немилосердно разрдрачивать алое месиво своей пизды.

     Вдруг она тонко запищала и шлепнулась попой на пятки, всхлипывая и вздрагивая крупной, болезненной дрожью.

     Юрка присел неловко прижался к ее спине и погладил по голой попе.

     – Моя девочка! Я тебя люблю!

     

     ***

     

     – Понимаешь, сынок, у меня там очень чувствительная зона. Прямо в районе сфинктера. Поэтому у меня просто мозг отказывает, когда ты там шуруешь. А заодно и все остальные органы. Помнишь, как вчера было?

     Они уже умылись, привели себя в порядок и пили чай на уютной, освещенной мягким желтым светом, кухне.

     – А мне даже понравилось как вчера! – Юрка восхищенно смотрел на мать. – Так брызнуло классно!

     – Прекрати смеяться над старой женщиной! Я же в матери тебе гожусь!

     Юрка прыснул. Хорошо, что у его мамы такой легкий характер. Все проблемы решаются сами собой.

     Мать вдруг посерьезнела.

     – Но вообще-то, сынок, заигрались мы с тобой. Не дело это, чтобы мать с сыном вот так:

     Юрка напрягся.

     – А что – “так”? Мы же только на словах. Как решили, так и делаем.

     – На словах-то на словах, – задумчиво ответила она. – Да, видишь, я-то в эти моменты совсем ничего не могу контролировать.

     – Ну, я же могу! Ты можешь на меня полностью положиться!

     Мать встала, и, проходя мимо, с мягкой улыбкой потрепала его по волосам.

     – Ладно, герой-любовник, пора ложиться. Сегодня был чудный день. Спасибо тебе. Вот было бы здорово, если бы он не кончался, а все длился и длился. – мать сладко потянулась. – Но завтра на работу рано. А тебе в школу.

     Она потрепала Юрку по голове, а он нежно погладил ее попу. Подумать только! Всего неделю назад это казалось невозможным – и вот!