Велопрогулки

     У моей матери шило в попе наблюдалось еще давно.

     Поскольку мой отец достаточно крупный и грузный, то на велосипед он поместиться просто не мог. А она хотела.

     И вот, когда я подрос, я начал составлять ей компанию в дальних поездках.

     Хороший день? поехали! Куда? а куда карта ляжет!

     И вот в одной из таких поездок мы очутились в глубоком лесу возле озера.

     болото к озеру было знатным, но мы хотели глянуть на водную гладь.

     Спешились. Пошли по тропе. не то собачей, не то еще какой животинки — людей то небыло.

     Вышли на берег.

     Солнышко, водичка. Хорошо.

     Она говорит

     — я скупнусь. — есть у нее страсть к воде. Прислонила велик к дереву

     ну и раздевается начала. я как бы к такому привык — она часто купается и раздевается до купальника.

     Когда она полностью оголилась я несколько непонял.

     Я стоял и пялился на ее промежность вовсю. Она поняла это и сказала

     — не переживай ты так. все равно никого нет

     Я ответил

     — вообщето я не привык что ты вот так вот себя ведешь

     Она только засмеялась, и перевела тему

     — тебе сколько лет? четырнадцать? ни разу небось за женщинами не подглядывал? ты же считай что почти взрослый, а ведешь себя как ребенок. Прекрати быть снобом, и скупнись.

     Я поставил и сам велисапед к дереву. Она нырнула и я отлично расмотрел ее сдвоеные половые губы когда она нырялако мне задом.

     Но приказ есть приказ — надо было скупнутся и мне.

     Когда я начал достаточно стыдливо стягивать с себя труселя моя мать уже вышла из воды.

     Капая на меня водой она опять засмеялась:

     — да что ты стесняешься? тут никого нет.

     А как мне не стеснятся когда член стоит и выпирает?

     Она начала шутливо стягивать с меня труселя, а я слабо сопротивлялся.

     — оппа — сказала она увидев мой стояк. — ты что не мог вздрочнуть перед поездкой?

     ее откровенность была мне в новинку. я не знал как себя вести и что ответить — стоял краснел.

     А она как нивчем не бывало:

     — ну вон отойди в кусты, подрочи, а потом скупнись — водица хороша!

     Я на негнущигся ногах отошол куда она показывала — какието чащи. Взял член в руки и сделав два движения бурно кончил от перевозбуждения. Но член стоял как кол.

     С такой ситуацией я столкнулся впервые, не смотря на то что анонизм был давно открыт и использован.

     Я и вышел с вопросом.

     Она стоит голая — загорает. А тут я с членом.

     — я сделал как ты сказала, но он не опадает.

     Она оглянула меня с ног до головы.

     — точно кончил?

     показываю руку в сперме.

     — тогда без тяжелой артилерии тут не обойтись

     — что ты имеешь ввиду? — задал вопрос я, отлично зная на него ответ: сейчас меня лишат девствености. Наконец то. И плевать что это родная мать — я хочу здесь и сейчас! И от этого подсознательного осознания у меня член только еще больше набух и отвердел — хоть деревья вали.

     А у нее черти в глазах плясали

     — давай так. Я помогу тебе опустить член, а ты потом пойдешь купаться.

     — да. — ели промямлил я

     — только делай как я скажу, хорошо?

     — да

     она выдержала паузу.

     — ну что ж. Тогда поможем этому юноше сбросить напряжение?

     и спокойно так как буд то вообще ничего не происходит, как буд то мы педаль чиним или колесо надуваем, она встала передо мной на четвереньки, коленями и локтями в песок.

     — видишь мою щелку? — спросила она, както уже сдавленым голосом.

     Я в полной прострации сам завалился на колени

     — да.

     — нежно и не спеша втолкни свой член. Не сильно, и ласково.

     Я не веря своему счастью сразу начал тыкать куда нипопадя

     — я же сказала — нежно! — одернула она меня.

     Я понял. Взял себя в руки, и член направил рукой.

     На удивление все оказалось влажно и горячо. Я почему то считал что будет сухо и твердо, и придется трахать силой. Но все оказалось мягким и податливым. Я даже и не понял что провалился в женщину. А потом пришло оно — сексуальное наслаждение. Чем больше я толкал, темь больше хотелось. Чем больше я вонзался вглубь тем больше хотелось достичь глубин. Я даже не смотрел а свою мать, ее советы, возгласы. Меня как накрыло. Я схватил ее за бедра и яростно нанизывал на себя, не взирая на то что обещал слушать что она говорит. Кончил я хорошо. Качественно.

     Это сейчас, со стороны опыта и времени я знаю что три с половиной минуты и пару толчков — это ничто — но тогда для меня это было фантастично!

     Я медлено остываю, и давлю лыбу.

     И тут до меня начали доносится звуки

     -… . ты что? я же говорила что в меня не надо кончать! — орала моя мать.

     Я себя ощущаю на песке на коленях. Она уже отползла от меня и что то еще говорит. Что я уже не вспомню.

     Я же как и было описано выше — стою на коленях и лыбу давлю.

     — я же просила, черт тебя подери! теперь что? опять подмываться?

     А я сидел в прострации наблюдая как она заходит в воду по пояс и чщательно вымывает лобок. я в каком то кисиле наблюдал как она двумя пальцами выдавливает из вагины мою кончиту и вымывает ее следы.

     Я сидел и лыбу давил.

     Она еще раз вымылась и вышла на берег.

     — ты что не слышал? я же сказала, будешь кончать — выйди из меня. а как кончишь — купаться.

     А я сидел и поедом ел взглядом ее вагину, окрамленную розовыми торчащими малыми губками и очень набухшими багряными большими губками

     И тут я очнулся.

     Пошел купатся мотыляя еше не успевшим опасть членом как слоновьим хоботом.

     Вода меня отрезвила: что это было? как теперь себя вести? что делать? я только что трахнул свою собственную мать!

     Вышел я из воды весь в терзаниях.

     Она уже одевалась. И видя мою скромную походку сказала:

     — это исключительно между нами! Никогда и никому, понял?

     — да — по привычке коротко ответил я.

     мы оделись, взяли велики и опять отправились куда глаза глядели.

     Я молчал. Моя мать, которая всегда была ведомой и ехала впереди, по какойто причине много обсуждала. То лес густой, то ветерок холодный.

     И вот мы приехали к обносу — поваленое дерево

     Она снялась с велика, я спешился тоже.

     Она занесла его повыше над деревом, и перегнувшись опустила. Я же видел как у нее из спортивных брюк выглянули полупопия — и не выдержал.

     Просто тупо как малолетка, коим я и был, сделал движение тазом, потерши ее таз.

     Она сказала

     — эй! Забыл о уговоре?

     — ничего поделать с собой не могу, уж силная страсть во мне — ответил я.

     Она посмотрела мне в лицо, и я все понял. Это не я хотел еще раз испытать половые функции организма, а это у нее было безумное желание.

     — давай, только быстро — сказала она, опять оголив передо мной свою киску в позе аля-рак-с.

     Меня дважды не надо было упрашивать. Вход знал. Желание имел.

     Упершись в ствол она достаточно сильно постанывала, потому что в этот раз у меня была большая сила.

     Но зная ее приказ который я забыл тогда — не кончать вовнутрь — я уже контролировал себя, и перед выбросом белос струи счастья выдернул член из ее ворот рая.

     Вот тут вот и была неожиданость.

     Она вся растрепаная такая, вся не приведенная в порядок, обернулась молнией и как давай насасывать то что только что было в ней.

     Хорошо так. со вкусом.

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]