Валентина.

     Николай Васильевич, голый, торопливо залез между раздвинутых бедер снохи. Валентина вздрогнула, когда он неожиданно выхаркнул себе на ладонь шмат зеленой вонючей слизи. Она увидела, как он, приподняв другой рукой торчащий как кол член, несколькими быстрыми движениями кулака смазал его острую сизую головку. Валентина почувствовала приступ тошноты, попыталась приподняться. Свекор тут же упал на нее, обхватил шею слюнявой рукой, раздвигая коленями ее бедра. Зашептал торопливо:

     – Валюша, доченька, все для тебя сделаю! Как короли с Сашкой жить будете!

     Правой рукой свекор подвигал своим членом вверх-вниз по промежности снохи, пристроил сноровисто, нажал животом… Скользкая острая головка легко вошла в податливо-упругую женскую мякоть. Валентина тихонько простонала, Николай Васильевич утробно охнул, вытащил головку, нажал опять… Толстый, весь в венах и буграх от застоявшейся крови, от этого похожий на коленвал, член Николая Васильевича осторожно, но сильно толкнул Валентину в живот, вылез наполовину, толкнул снова. Николай Васильевич сдавленно крякал при каждом движении. Валенина, закрыв глаза и закусив губу, с болезненным выражением лица, беспомощно насаживалась на раздувшийся стержень свекра. Николай Васильевич ударил еще раз, еще, еще… Выдохнул шумно, лег на белеющее перед ним мягкое тело. Лицо его было в поту, он тяжело дышал. Валентина была распята тяжелым, жестким телом свекра.

     – Узенькая какая ты, дочка! Прямо девочка. Не в меня Сашка пошел… Не больно, Валенька?

     Мокрая шершавая щека свекра прижалась к щеке Валентины. Она отвернулась к стене, и губы свекра впились в ее шею. Николай Васильевич приподнялся на локтях, левую руку просунул между лопаток, правой ухватил грудь снохи. Затем с наслаждением задвигал своим членом в распятом теле снохи. Его удары, сначала осторожные, становились все сильнее и грубее. Голова Валентины моталась по простыне. Опытный ебарь, Николай Васильевич, возбуждаясь, не давал себе кончать. Задвинув до отказа свой инструмент, свекор отдыхал на Валентине, бормотал ей в ухо, целовал лицо, шею, груди… Потом все начиналось снова. Скрипела железная кровать, стукалась о подоконник, качались на спинке кровати трусики Валентины. Было жарко и потно. Пот капал со свекра по бокам Валентины, с разгоряченной задницы Николая Васильевича стекал по промежности и ручейком между ее ягодиц.

     – Доченька, Валюша, золотце! До смерти ебать буду! Сдохну на тебе, красавица…

     Валентина хотела только одного – чтобы это все кончилось как можно быстрее. Она начала поднимать ягодицы, бросать их навстречу бедрам Николая Васильевича, провоцируя его на усиление темпа скачки. Свекор охал, мешком ложился на Валентину, и она, обессиленная, потная с мокрым от слез лицом, падала навзничь, отдаваясь опытному Сашкину отцу.

     Доверяясь врожденной женской интуиции, Валентина несмело положила свои ладони на ягодицы свекора, начала их ласкать. У Николая Васильевича начало сбиваться дыхание. Наслаждаясь, он уменьшил темп толчков. Он почти полностью вынимал член из Валентины, теперь его зад ходил по широкой дуге. Валентина просунула руку между собой и животом свекра. Нащупала и осторожно захватила его крупную мошонку. Пальцы ее нежно заскользили по яйцам. Николай Васильевич охнул, принялся двигаться плавно и осторожно, чтобы не помешать ласкающей руке. Он весь отдался новому наслаждению. Когда член свекра двигался вперед, Валентина полностью обхватывала его яйца, слегка пожимая их. Затем к ласкам присоединилась и вторая рука. Пальцы снохи сжали член свекра рядом с мошонкой и доили его при каждом движении. Николай Васильевич уже был не в силах противиться новым ощущениям. Он дернулся, закатил глаза, выгнулся.

     – Бля-я-ядь! Ой, блядь! ОЙ, БЛЯЯЯДЬ!!!

     Николай Васильевич кончал. Он выплескивал и выплескивал в живот снохи новые порции вязкой жидкости, которую та в такт дергающемуся члену выжимала из мошонки мужниного отца.

     Николай Васильевич дернулся в последний раз, обмяк, полежал минуту без движения, потом, тяжело дыша, слез с Валентины. Подошел к окну, закурил, открыл форточку. Прохладный воздух с запахом табака коснулся Валентины. Она лежала, раскинув полные голые ноги перед глазами свекра. Пот собрался в глазницах, на животе, в пупке стояло целое озерцо. Николай Васильевич курил, удовлетворенно ощупывая глазами завоеванное тело жены своего сына. Волосы у него на животе и на бедрах были мокрые, прилипшие к телу. Красный, распаренный, жилистый как гриб член уже начал опадать. Он с удовольствием почесал потную, красную от ласк снохи, приятно зудящую мошонку.

     – Ну, мастерица ты, Валюша. Вот ведь мастерица! – В его глазах опять была насмешка.

     Валентина сомкнула ноги, тяжело поднялась, подняла халатик, прикрылась от взглядов свекра. На простыне от падающих с боков капель пота остался ее расплывшийся контур. Внизу неопрятно темнело темное осклизлое пятно. Свекор поднял ведро с тряпкой, передал ей.

     – А трусики мне останутся. Трофей! – Заржал Николай Васильевич.

     

     ***

     Валентина стала всячески избегать свекра. Тот смотрел на нее набычившись, пытался поймать, затащить к себе в комнату. Валентина звала Сашку, и свекор убирался к себе. Однажды, когда Сашка смотрел футбол у себя в комнате, а Валентина хлопотала на кухне, Николай Васильевич зашел на кухню, встал в дверях. Валентина, стоя перед кухонным столом, нервно покосилась на него.

     – Валюша, я это… Завтра наследство оформлять пойду! На кого оформлять-то? На Сашку, чтоль? А? Чего молчишь-то…

     Он подошел сзади к Валентине, положил ей руки на талию. Валентина вздрогнула, дернула головой и стукнулась затылком о лицо свекра.

     – Как… как будто сами не знаете, Николай Васильевич, сказала она скороговоркой. Не чужой, чай, Сашка-то вам… Сын ведь…

     – А я… Я ведь тоже не чужой, доченька… Валюша…

     Николай Васильевич приник губами к шее Валентины, царапнул щетиной щеку. Руки его стали тяжелыми, жадными, полезли вниз, принялись гладить ягодицы Валентины, ощупывать под халатиком контуры трусиков.

     – Я же все для вас с Сашкой… Все для вас сделаю… Как короли жить будете… Пропишу… Машину Сашке куплю… Все…

     Правая рука свекра уже охватила полное гладкое бедро Валентины под подолом и ползла вверх, левая мяла через лифчик грудь. Валентина дрожала. Николая Васильевич жарко дышал, сопел, гладил, трогал, полез в трусы. Валентина дернулась, но Николай Васильевич удержал ее.

     – Тихо, доченька, тихо… Не дергайся ты… Все хорошо будет… Дядя Коля не обидит ведь… Нагнись давай немножко… Так…

     Николай Васильевич обхватил правой рукой бедра Валентины под задравшимся халатиком, левой с силой надавил на плечи.

     – Ты не боись, детка. Сашка футбол смотрит, ему щас все похуй. А я быстренько, быстренько… Я это… к нотариусу завтра…

     Валентина жалобно, тихо заплакала. Николай Васильевич надавил сильнее, и она уперлась локтями в столешницу. Через мгновение подол халата лежал у нее на шее. Свекор быстро спустил ее трусики, завозился, приспуская свои спортивные штаны, терся животом о гладкие ягодицы снохи. Вытащил член, задвигал задом, пристраиваясь. Валентина тихонько скулила. Свекор крякнул, потянул ее на себя. Ударил животом… помедлил… ударил еще…

     Валентина ненавидела себя. Она стояла перед Сашкиным отцом, как когда-то Светка. В кухне раздались непристойные чмокающие звуки. Николай Васильевич напряженно и быстро пыхтел. Из комнаты доносились звуки футбольной трансляции и бодрые выкрики Сашки. Свекор остановился, поддел застежку на лифчике снохи, дернул, смял груди, провел по животу, полез между ног, гладил ягодицы. Крепко ухватил Валентину за талию, снова задвигал задом.

     – Валь! – раздался Сашкин голос – Пива принесешь?

     Валентина подняла голову, перевела дыхание.

     – Погоди! Сейчас некогда. Принесу…

     Николай Васильевич замедлил темп, ухватил сноху за ягодицы. Член его почти полностью выходил наружу, и с мокрым шелестом входил обратно.

     – Сейчас, Валюша, сейчас! Проебусь только… Сашка… Блядь… Сейчас…

     Валентина опустила руки, легла грудью на столешницу. Потянулась за спину, поймала свекра за член, дотянулась до мошонки. Николай Васильевич почти полностью лег на Валентину, наслаждаясь ласками снохи. Ладонь снохи осторожно перетирала его яйца в промежности. Свекор заохал, задвигался медленнее. Незаметно, Валентина отодвигалась от него. Теперь член полностью выходил из ее половых губ, и смачно чмокая головкой, погружался в них обратно. Валентина выдернула из себя член, и не выпуская его, быстро обернулась. Глядя в стеклянные глаза свекра, она несколькими движениями рук довела его до оргазма. Николай Васильевич глухо и протяжно застонал. По члену побежали мощные струи желтой спермы в такт быстрым движениям женских пальцев. Валентина отскочила, а Николай Васильевич оперся о стол, тяжело переводя дух.

     Валентина подтянула трусики, быстро смыла с руки сперму под краном и, хлопнув дверцей холодильника, побежала с пивом к Сашке.