В плену игры. Часть 3

     Юноша действительно не ведал, что творит со своей мамой. Все его движения были будто заранее отрепетированы. Он уже давно не контролировал своё тело, которое подчинилось непонятному чувству сильного возбуждения. Для подросткового разума Дениса это было настоящим шоком: видеть, а тем более трогать и ласкать собственную маму в промежности казалось ему безмерно стыдной и страшной вещью, но он не мог остановить себя.

     Через несколько минут сын прихватил губами набухшую от напряжения головку клитора и вскоре ощутил, как стенки маминого влагалища начали активно сокращаться. Женщину начал накрывать медленный оргазм, отчего она задёргала тазом, извиваясь на постели, а её лоно засочилось прозрачным соком.

     — Ааааа! Денискааааа! — закричала обезумевшая женщина, закатив кверху затуманенные мокрые глаза.

     Из маминого влагалища брызнула лёгкая струйка горячих выделений, испачкав половину подросткового лица. Женщина испытала сильнейший оргазм за всю свою жизнь.

     Спустя время её ватное обездвиженное тело лежало на кровати. Она ощущала сладкое тепло, разливающееся по всем клеточкам организма.

     — Ох, Дениска! Прости меня… , — отдышавшись, прохрипела она.

     — Мамочка, это ужасно: , — в смятении говорил сын, лёжа у её ног, — Мне так стыдно, но: я… я не могу это контролировать…

     — Я знаю, сынок, я знаю:

     Они находились в исступлении и сильно дрожали, но зловещая игра не оставляла им шансов. Музыка и картинка снова поменялись. На этот раз после длительных вспышек на экране игра выдала слово, написанное большими буквами: «СОИТИЕ».

     — Нееет! Пожалуйста, только не это! — закричали в оба голоса мама и сын, но их было не спасти.

     Женщина легла на середину кровати и, подняв ноги, развела их в сторону. Денис забрался на постель вслед за мамой, придвинувшись к её промежности. Подростковый пенис рвался в бой, покачиваясь от приливов крови и смотря головкой прямо на влажное преддверие влагалища. На мониторе появилось большое красное сердце, которое прострелил Амур, только вместо стрелы оказался длинный фаллос с волосатыми яйцами.

     — Дениска! Пожалуйста! Не делай этого! Сопротивляйся! — с ужасом кричала женщина.

     — Мам! — с трудом произносил сын, — Мам! Я не могу! Моё тело не слушается меня! Прости:

     Он прижал конец своей плоти к сочащемуся женскому отверстию и, надавив всем тазом, медленно проник в мамину вагину.

     — Аааа! — закричала она.

     — Ох, мааааам… , — застонал Денис, почувствовав, как упругие и ребристые стенки влагалища обволокли его член.

     До этого дня юноша даже не представлял себе, какое оно это женское естество, зачем вообще нужно и как с ним обращаться, однако загипнотизированное тело само подсказывало ему, что делать дальше.

     Сын крепко обхватил тонкими руками мамины аппетитные бёдра и принялся совершать первые постыдные фрикции.

     — Нееет! Пожалуйста… , — исступлённо взывала к нему мама, но он уже не слышал её.

     С помутневшими глазами он всё интенсивнее и интенсивнее погружал свой пенис в то место, откуда когда-то появился на свет. Он уже мало что понимал. Внутри него оставались только отчаяние и безудержное страстное желание совокупления с собственной матерью.

     Денис не хотел причинять ей страдания, но ничего не мог с собой поделать. Ощущение жара и гибкости маминого естества было просто фантастическим.

     — Мам, твоё… твоё влагалище… . Оно такое классное! — с ужасом для самого себя прохрипел сын.

     Женщина чувствовала, как Денис толкается внутри неё. Это было невероятно отвратительно и в то же время очень сладострастно. Она хотела сжать свои ноги и оттолкнуть сына, борясь с невиданной похотью, но не могла. Слёзы отчаяния брызнули из её глаз, она тихо заскулила и отвернула голову в сторону.

     При каждом толчке сына в материнское лоно, её груди словно два больших белых шара колыхались и тряслись. Они притягивали Дениса словно магнит, и он, отпустив мамины ноги и подавшись всем телом вперёд, бесстыже обхватил их своими юными руками. Он сразу же заметил, что мама плачет, и ему стало невыносимо больно и неприятно.

     — Мам, пожалуйста, не плачь… Не надо… , — он захотел остановится, но тело не слушалось его.

     Она уже не обращала на него никакого внимания, ей было противно и стыдно смотреть на лицо Дениса. Единственное, что крутилось у неё в голове, была мысль о том, где же они так сильно провинились с сыном, что на них свалилась эта беда.

     — Мам, прости, пожалуйста! Я… Я не контролирую своё тело, мои бёдра движутся сами по себе… , — он пытался успокоить поверженную маму и почувствовал, как его глаза также налились слезами.

     Однако мощнейшее вожделение сразу же накрыло его слабое тело, и он, припав головой к её груди, со стенанием выпалил:

     — Мама! Твои груди и… твоё влагалище! Они такие…

     Денис не закончил фразу и мгновенно впился своими губами в большой тёмно-алый женский сосок. Бёдра и таз подростка ускорили темп, его фрикции в мамино естество принимали всё более развратный характер.

     Тем временем на мониторе компьютера появлялись картинки порнографического содержания: десятки и сотни обнажённых женщин различного возраста, которых по очереди сношала целая толпа мужчин. Всё это сопровождалось очень странной быстрой музыкой, сквозь которую можно было услышать стоны этих людей с экрана.

     Денис совершал грязное совокупление с собственной матерью, и это, без сомнения, был самый постыдный поступок в его жизни и в то же время самый запоминающийся и сладострастный. Комната наполнилась созвучием ритмичного скрипа кровати, хлюпаньем и шлепками от соприкосновения двух тел, а также лёгкими женскими всхлипываниями. Юноша, двигаясь в маме, по очереди брал в рот то один, то другой её сосок. Иногда он отрывался от них и томным голосом произносил:

     — Мам, они таки вкусные… .

     Женщина, ощущая нарастающий жар внизу живота, находилась в беспамятстве, но, когда через несколько минут сын сказал, что больше не может терпеть, она немного опомнилась и с ужасом осознала, что сейчас произойдёт.

     — Мам! Мам! — быстро извиваясь прямо на её мягком теле простонал Денис. — Я больше не могу сдерживаться… Опять то же сильное напряжение в моём члене…

     — Нет, Дениска! Пожалуйста! — кричала она. — Не делай это в меня! Только не в меня… .

     — Мам, прости… . Но я не могу… Ничего не могу с собой поделать, — выпалил он в отчаянии с потным раскрасневшимся лицом.

     — Дениска, нееееет… .

     Горячие струи подросткового эякулята начали с силой вырываться из его пениса, мгновенно заполняя женское лоно. Мама чувствовала, как конвульсивно содрогается таз сына при каждом новом выплеске мужского семени, которое обжигало стенки её влагалища. Денис только что потерял девственность, и его первой женщиной стала собственная мать.

     — Мам, прости… прости… .

     

     … Спустя полчаса они по-прежнему лежали на кровати нагишом, уставившись деревянным взглядом на потолок. Тяжкая пытка была завершена, на мониторе светилась большая надпись «Игра окончена! Поздравляем!». Из влагалища женщины медленно вытекали мутные сгустки спермы, пачкая белоснежную простынь. Половой член Дениса маленькой склизкой сарделькой лежал на его бедре.

     — Мам… , — он прервал давящую тишину, — мам.

     — Что?

     — Мы… Мы… То, чем мы занимались, называется… секс?

     — Да, Дениска…

     — Но ведь этим занимаются только взрослые.

     — Теперь ты тоже взрослый…

     Они опять замолчали, снова прокручивая в голове, всё что с ними произошло. Через несколько минут Денис повернул голову в её сторону и спросил:

     — Мам, а мам…

     — Да?

     — Ты злишься на меня? Ведь это я притащил эту игру домой… Если бы я только знал…

     — Не вини себя, — вдруг ответила она, все ещё смотря на потолок, — ведь я тоже виновата перед тобой… Я… Я просто должна была всё это остановить, а не поддаваться грязным желаниям… .

     — Значит, ты не обижаешься? Ты прощаешь меня? — с радостным облегчением спросил сын.

     — Да, Дениска… Ты слишком юн и неопытен в таких вопросах. Я верю, что ты делал это не по своей воле…

     — Мам, я был будто под гипнозом…

     — Мы были под ним вдвоём. Только гипноз почему-то действовал не на сознание, а только на наши тела и чувства, возбуждаемые в них…

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]