Проститутки Екатеринбурга

В натуре Приключения Буратино или типа Золотой Ключик

     1.
     
Жил старик один в каморке,

     Карлой звали чудака,

     Нет жены, детей тож нету,

     Был и выпить не дурак:

     Что бы жить не скучно было,

     Он на ярмарку ходил,

     Ручку старенькой шарманки,

     За стакан бухла крутил.

     Как-то утречком проснувшись,

     — Бля:, башка как чугунок,

     Кто б налил опохмелиться,

     Тут Джузеппе на порог:

      ***

     Здесь немного мы отступим,

     Чтоб читатель понимал,

     Кто такой Джузеппе будет,

     На хуй к Карле он попал?

     А Джузеппе был бродяга,

     Ни кола и ни двора,

     Что нибудь на рынке спиздит,

     То его и вся жратва.

     В общем бомж он был голимый,

     И кликуха — Сизый Нос,

     С Карлой как-то забухал он,

     А потом к нему прирос.

     Карло хоть и пил не слабо,

     Но мог дерево стругать,

     Делал с чурок табуретки,

     Что б потом их продавать.

     Но дровам пиздец, однако,

     Надо где-то доставать,

     Тут Джузеппе подвернулся,

     Стал ему он их таскать.

     Так они и скорешились,

     Тот стругал, тот продавал,

     А потом с Джузеппе вместе,

     Весь доход он пропивал.

      ***

     Ну так вот:

     Зашёл Джузеппе:

     — Что, Карлуша, голова?

     На пузырь деньжат то нету:

     Есть вот только лимонад.

      — Мелочишка лишь осталась,

     Я его и прикупил,

     Ты давай, берись за дело,

     Гля, полено притащил!

     Запизди-ка табурету,

     Я её как загоню,

     Так серьёзнее напитка,

     Для похмелки прикуплю!

     Карло сполз едва с кровати,

     И схватившись за пузырь,

     Весь напиток лимонадный

     Без остатка в глотку влил.

     А потом срыгнувши смачно —

     Пузырьки аж из ушей,

     — Душу этим не обманешь:

     Хоть цистерну в себя влей!

     — Ну, давай сюда полено:

     Гля, с сучком, но эт хуйня,

     Ща его мы подровняем,

     Выйдет стульчик у меня!

     Карло в руку взял стамеску,

     По полену ею — вжик!

     И глаза на лоб полезли —

     Вдруг раздался дикий крик:

     — Бля, ваще, в натуре, суки!

     Замочу ща фраерков!

     И подпрыгнувши полено,

     Пиздануло ему в лоб.

     Карло сразу отключился:

     А Джузеппе аж присел,

     Когда кто-то тем поленом,

     По горбу его огрел.

     Не поймут, что приключилось:

     — Карло, может ты видал,

     Кто же это мне поленом,

     По спине сейчас въебал?

     Карло сам трясёт балдою —

     Все плывёт перед еблом,

     — Слышь, Джузеппе, может это

     Кто-то к нам пробрался в дом?

     И опять писклявый голос:

     — Эй, старик, ты оборзел?

     Кто пером в бочину тыкал?

     Это чо за беспредел?

     Сразу оба охуели:

     Ни хера себе дрова,

     Кто же видел как деревья,

     Точно люди говорят?

     А полену всё неймётся:

     — Чо, не видишь ты, старик?

     Тут пацан, прям в этой чурке,

     Ни за хуй, давно сидит!

     Ты бери свои струменты,

     Тока аккуратно, бля!

     И из этого полена,

     Вырезай скорей меня!

     Хуй ли делать, взял Карлуша

     Свой столярный инструмент,

     И из этой деревяшки

     Парня выточил в момент.

     Клёвый малый получился,

     Руки, ноги, цвет волос,

     Только тут не без изъяна —

     Здоровенный вышел нос.

     Нос такой, что любо глянуть,

     Длинный, острый, смотрит ввысь,

     Весь Кавказ там отдыхает,

     Словом шнобель заебись.

     Карло ток хотел подправить,

     Подровнял его слегка:

     Но совсем не тут то было,

     Снова вырос, из сучка.

     — Ну и хер с ним, с этим носом,

     Что здоровый, то хуйня,

     А вообще отличный парень,

     Получился у меня!

      ***

     Хотя парень, это круто:

     Карло-то совсем забыл,

     Про парней от баб отличье:

     Ну бывает, перепил:

     Это самое отличье,

     Стало всех причиной бед,

     Кои с ним и приключились:,

     Ну об этом позже, вслед:

      ***

     А парнишка встрепенулся,

     — Бля! Свобода, гля, ваще!

     Ну а ты, старик, за это,

     Будешь папой мне теперь!

     А тебя, плешивый, мамой,

     Я отныне буду звать:

     Тут и Карло: — Слышь, Джузеппе,

     Надо б имя, сыну дать:

     Здесь у Карло взгляд упёрся,

     В лимонадный прям флакон,

     Глядь, а там на этикетке,

     Что за хуй изображон?

     Длинный нос и взгляд нахальный,

     На башке колпак с носка,

     — «Бу-ра-ти-но», — он читает,

     Вот и имя для сынка!

     Будешь, парень, Буратино —

     Имя вроде заебись,

     А теперь твой день рожденья,

     Надо как нибудь обмыть.

     Здесь Джузеппе расстарался,

     Есть заначка у него,

     Не успели глазом дёрнуть —

     На столе стоит бухло.

     — Ну, сынуля, с Днём рожденья!

     Старики сказали тост,

     Буратино тоже выпил —

     Не помеха длинный нос!

     Папа Карло на шарманке,

     Тот же час музон играл,

     А Джузеппе с Буратино,

     Песняка там распевал.

     — «Эх, зона, в три ряда колючка:

     А кругом тайга, тайга:» —

     Это пьяный Буратино,

     Всё про лес свой вспоминал:

     В общем пили до упора,

     И рекой текло бухло:

     А когда повырубались,

     Уже утро подошло.

      2.

     После пьянки Буратино,

     Разлепил едва глаза,

     — Кто ж сказал что не болеет,

     Деревянная башка?

     — Ща б грамм двести шандарахнуть,

     И чего-нибудь сожрать:

     Папа! Мама! Где вы бляди?!

     Никого что т не видать:

     Буратино огляделся:

     — Что-то там в углу блестит? —

     Котелок висит в камине,

     А под ним огонь горит:

     — Вот и хавчик есть, в натуре,

     Подшустрили фраерки,

     Ща пожрём: — и с этой мыслью,

     Он с кровати соскочил.

     Разогнавшись ткнулся носом

     Буратино прям в котёл:

     — Развели как лоха, суки!!!

     Только дырку проколол:

     — Ну и жизнь пошла на воле,

     Наебать все норовят,

     Только хавало раскроешь,

     Тут же кинут западляк:

     — Бля, устроил галерею,

     Здесь в каморке, охуеть:

     Ну а что же за картиной? —

     Надо в дырку посмотреть.

     Буратино тут же глазом,

     К этой дырочке припал,

     — Всё в пыли и паутине: —

     Вдруг он дверь там увидал.

     — Так, так, так: — хитрец ты, Папа:

     Ну а я хитрей тебя,

     Вон где прячешь ты богатство,

     Погоди же у меня.

     Буратино уж у двери,

     Ручку дёргает рукой,

     Вот ведь сука, не даётся:

     Что же делать мне с тобой?

     Ща б отмычку, иль гранату,

     Хотя лучше бы ключом:

     Буратино встрепенулся —

     Кто-то там заходит в дом.

     Вмиг метнулся он к кровати —

     Типа вовсе не вставал:

     — Буратино! Просыпайся! —

     Папа Карло прихилял.

     — Глянь, сынуля, я с подарком —

     Прикупил тебе «Букварь»!

     Так что в школу собирайся,

     Будешь грамоте вникать!

     — Ты же только всё по «фене»,

     Ща другие времена,

     Все давно в банкиры метят,

     Так давай, учись, пацан!

     Это я по жизни, нищий,

     Всё копейки собирал,

     Даже вот — для этой книжки,

     Я трусы свои продал!

     Буратино соображает:

     — Под лоха косит, старик:

     Про трусы мне тут втирает,

     А про дверь, козёл, молчит.

     Ладно, с понтом согласимся,

     Типа мы здесь не при чём:

     А как выпадет моментик,

     Мы ту дверцу ломанём:

     Буратино потянулся: —

     — В школу Папа? Ща пойду:

     Тока где мои все шмотки?

     Ничего я не найду.

     — Вот рубашка, вот штанишки,

     Вон ботинки приволок,

     А на голову надень-ка

     Старый рваный мой носок!

     Будешь как на той картинке,

     Весь красивый у меня!

     Ну слегка носок воняет,

     Только это всё хуйня!

     Буратино встал, оделся,

     Но ебло не умывал,

     С букварём подмышкой, вроде

     В школу он попиздовал.

      3.

     Да-а, свобода это круто:

     Это не в бревне сидеть,

     Рожу он как флюгер вертит,

     Есть на что здесь посмотреть.

     Павильоны, водка, пиво,

     Сигареты и вино,

     Только хуй чего укупишь,

     Нужно где-то взять бабло.

     — Папа Карло жлоб голимый,

     Ни копейки ведь не дал,

     Это ж надо, бля, родного сына,

     В школу, старый пень, прогнал:

     Ладно, ща мы оглядимся,

     Тут лохов полным полно,

     И кого-нибудь на бабки,

     Аккуратно разведём.

     Смотрит он, какой-то фраер,

     Весь в прикиде, на понтах,

     Харя жиром вся заплыла,

     Что-то ищет там, в рядах.

     Буратино сразу в стойку,

     Как охотник чует дичь,

     К фраерку он подгребает,

     С мыслью денежек состричь.

     — Слышь, братан, такое дело,

     Я не местный, из тайги,

     Только с кичи отвалился,

     Если можешь, помоги.

     Тот скривил своё хлебало, —

     — Ух! Воняет от тебя,

     Побирушки заебали,

     Шёл бы на хуй от меня!

     Буратино пальцы в веер:

     — Бля!!! Куда меня послал?!!!

     Ты не понял?!!! Я ведь с зоны!!! —

     И в пятак ему въебал.

     Фраер тут же обосрался,

     — Гадом буду, не признал!

     И уже у павильона,

     Буратино угощал.

     Пизданувши кружку пива,

     Закусивши шашлычком,

     Буратино благодушно,

     Вёл беседу с фраерком.

     — Заебись теперь всё стало,

     «Марсы», «Сникерсы» везде,

     Вон какое пьём бухало,

     Было только бы ловэ:

     Расскажи-ка мне, любезный,

     Где здесь можно погулять,

     И чего-нибудь такого,

     Что не видел, повидать?

     — Есть одно местечко рядом —

     Карабаса балаган,

     Там такое вытворяют:

     Просто блядский ураган!

      ***

     Здесь я тоже, с поясненьем:

     Буратино баб не знал,

     Никогда свой хуй стоячий

     Между ног им не вставлял.

     Да конца и вовсе нету,

     Папа Карло то забыл,

     Хоть какой нибудь приделать,

     Я ж про это говорил.

     А нет хуя — нет желанья,

     Хоть была бы уж пизда: —

     Буратино в непонятках,

     Только вида не подал.

      ***

     — Ураган? К тому же блядский?

     Ща отправлюсь я туда,

     Ты мне бабок дай немного,

     А за это, вот — «Букварь».

     Фраер бабки отслюнявил,

     Рад — отделался легко,

     Буратино — добрый парень,

     А ведь мог забрать и всё.

      4.

     «Балаганчик Карабаса —

     Представленье каждый день!» —

     Это надпись на афише, —

     «Заходи кому не лень!»

     У дверей народ толпится,

     Все хотят попасть туда,

     Говорят что у Мальвины,

     Очень страстная пизда.

     А Мальвина — порнодива,

     На афише есть портрет,

     С голубыми волосами,

     Классно делает миньет.

     Буратино осмотрелся,

     Взял билет, попёрся в зал,

     Там какой-то хуй в цилиндре,

     Всем артистов представлял.

     Свет погас, зажглись софиты,

     И фанфары уж звучат,

     Появился пудель чёрный,

     Хуй по сцене волоча.

     На спине его — красотка,

     Сиськи, жопа, всё при всём,

     Улыбается лукаво,

     И глаза горят огнём.

     Следом сразу Арлекино,

     А за ним ещё Пьеро,

     В балахоне белом, длинном,

     И заплакано ебло.

     В той красотке Буратино,

     Сразу бабу ту узнал,

     Что была там на афише,

     Был бы хуй, так точно б встал.

     Но пока всё это дело,

     Не известно для него,

     Лупит зенки он на сцену,

     Ни хуя не разберёт.

     Ну а там творится действо,

     Не зевая Арлекин,

     Юбку враз задрал Мальвине,

     И ей что-то в зад всадил.

     Пудель тоже не терялся,

     Ставит раком он Пьеро,

     И визжат все от восторга,

     Как кобель задул в дупло.

     А потом там всё сменилось,

     Дал Пьеро в рот Арлекин

     А Мальвина бьётся в страсти —

     Артемон её долбит.

     Буратино чешет репу,

     — Ничего я не пойму,

     Если б здесь пизды всем дали,

     Сразу б ясно что к чему:

     Что он там между ног засунул?

     Лучше дал бы ей в ебло,

     Но наверно тоже больно,

     Видно, как она орёт.

     А на сцене сразу трое,

     На Мальвине в этот раз,

     Долбят дружно во все дырки,

     Публика вошла в экстаз:

     Буратино в охуеньи —

     — Бля! Да это ж беспредел!

     Налетели сразу трое!

     И он к сцене полетел.

     Дав пинка он Артемону,

     Сразу ёбнул в глаз Пьеро,

     — Оборзели что ли, суки?

     На одну полезть втроём?!

     Если есть базар к барухе —

     Разбирайся с ней один!

     А Мальвина в изумленьи,

     На него уже глядит.

     — Парень явно обкурился:

     Ладно, это не вопрос,

     А глаза уже узрели,

     Здоровенный длинный нос.

     — Ну и шнобель, я такого

     Не видала никогда,

     Значит там, по всем приметам,

     Охуенная елда!

     Ведь не даром же в народе,

     А с народом — не балуй,

     Есть хорошая примета:

     Какой нос — такой и хуй!

      5.

     Сразу занавес закрылся,

     Вроде всё так быть должно —

     Представленье завершилось,

     Потирает глаз Пьеро.

     — Ты откуда такой взялся?

     Налетел как будто шквал,

     Ты с Луны видать свалился,

     Иль порнухи не видал?

     — Я то думал вы баруху,

     Ща замочите втроём:

     Бля, а что же это было?

     Здесь Мальвина: — Эй, пойдём!

     Разглядела нимфоманка —

     Парень девственник видать,

     Тем приятней для Мальвины,

     Будет парня развращать.

     — Ты наверное впервые,

     В балаганчик наш попал?

     И могу с тобой поспорить —

     Бабу точно не ебал!

     Знаешь бабе как приятно,

     Хуй в пиздёнке ощущать,

     Говорят что от оргазма,

     Можно даже умирать.

     Ничего, ща всё исправим,

     Будешь ёбарь хоть куда,

     Глянь как соком истекает,

     В ожидании манда.

     Тут Мальвина раздвигает,

     Ножки стройные свои, —

     — Ну, иди сюда, мой милый,

     И Мальвине засади!

     Его взгляду тут открылась,

     Вся Мальвинина пизда,

     А вокруг игриво вьются,

     Голубые волоса.

     Буратино здесь замялся,

     — Слышь, чувырла, погоди,

     Засадить то можно: — в рожу,

     Ты конкретней объясни:

     А Мальвина охуела,

     — Ты и точно сосунок,

     Что не знаешь как ебутся?

     И не слышал?!!! — О, мой Бог!

     — Да откуда я что знаю?!

     Я в тайге всю жизнь прожил,

     Меня нынче Папа Карло,

     Из полена сгондобил!

     Тут Мальвина улыбнулась:

     — Ладно, мальчик, ты не ссы,

     Всё бывает ведь впервые,

     Так скорей снимай трусы.

     Буратино скинул шорты:

     У Мальвины вниз глаза:

     — Говоришь, из деревяшки,

     Тебя Карло вырезал?

     Да-а, твой папа явно спьяну,

     Тебя делал, обалдуй,

     Взял бы он, крутнул полено,

     Был бы ща могучий хуй:

     А теперь совсем без хуя,

     Получилось у него,

     Не пацан и не девчонка,

     А вообще хрен знает что.

     Длинный нос заместо члена,

     Хоть бы гвоздик, что ль, прибил:

     — На кого ты бочку катишь?!! —

     Буратино завопил.

     Тут он вспомнил, как на сцене,

     Все Мальвину отъебли,

     И носище свой огромный,

     Между ног ей засадил.

     — Ничего себе поёбка:

     Ну и шнобель — высший класс!

     Даже будет лучше хуя:

     Так я тоже в первый раз!

     Это думает Мальвина,

     И схватив за нос рукой,

     Не сбежал чтоб Буратино,

     Резво двигает пиздой.

     — О, мой мальчик: пошустрее

     Нос свой мне меж ног вставляй,

     Я ща кончу: посильнее,

     Ты его в меня вгоняй:

     Вдруг здесь кто-то Буратино,

     Крепко за ноги схватил,

     Грубо выдернул с Мальвины

     И куда-то потащил.

      6.

     Буратино матерится,

     Извивается ужом,

     Всех порезать здесь грозится

     Ржавым кухонным ножом.

     Вот и в комнату втащили,

     Усадили враз на стул,

     Пару раз в ебало дали,

     Что бы пасть свою заткнул.

     Перед ним мужик огромный,

     Бородища по полу,

     У такого не сорвёшься —

     Сразу видно по еблу.

     Рядом с ним какой-то длинный,

     С харей стрёмной, руки в бок.

     — Рожу я твою запомню,

     Это ты меня волок?

     Беспредельничаете, суки?!

     Чтоб такого пацана,

     Вша поднарная за ноги: —

     Это чо здесь за дела?!

     — Может быть ему добавить? —

     Этот длинный говорит,

     Глянь, попался в наши руки,

     И ещё сидит пиздит:

     — Погоди-ка, Дуремарчик,

     Ща я с ним поговорю,

     И во что пиздюк въебался,

     Сам ему я объясню.

     Это крендель с бородою,

     Сказанул на этот раз,

     Буратино догадался:

     — Бля, в натуре Карабас:

     — Вот что, малый, ты Мальвину,

     Говорят сейчас ебал?

     А я знаешь сколько бабок,

     За неё в секс-шоп отдал?

     Эту куклу надувную,

     На халяву не ебут,

     За один час с ней общенья,

     Штуку баксов мне дают!

     Это там для разогрева,

     Ей на сцене жопу рвут,

     А потом, после спектакля,

     Все ко мне с баблом бегут.

     Она деньги мне приносит,

     Что, пацан, ты всё усёк?

     Так что сильно не понтуйся,

     За тобой теперь должок!

     — Да вы чо?!! Какие бабки?

     Где я штуку вам возьму?!

     У меня и хуя нету,

     Никого я не ебу!!!

     — Во пиздит! Да ты ей носом

     Всю пизду расковырял!

     — Извращенец!!! — в страшном гневе,

     Карабас тут заорал.

     Да за это штуки мало,

     Я с тебя сдеру все пять!

     Пока бабки не отдашь мне,

     Будем мы тебя пытать!

     Дуремар! Как там в камине?

     Нам нужны ещё дрова?

     Ща мы эту деревяшку,

     Захуярим прям туда.

     Буратино рассмеялся:

     — Ну ты, бля, и пизданул,

     Я такую же картину

     Уже носом раз проткнул!

     Так что нас не испугает

     Нарисованный огонь,

     Карабас: — А ну-ка, ну-ка,

     Дуремарчик, слышь, постой.

     Про какой камин пиздишь ты?

     Хочешь нас ты объебать?

     — Да у Папы, бля, у Карлы!!!

     Долбоёбы, вашу мать!

     Карабас преобразился,

     Гнев на милость вдруг сменив,

     — Слушай, мальчик, ты про это,

     Никому не говорил?

     — На хуй нужно! Чо я дятел?

     Так я всем и рассказал,

     — Умный парень:, А двери там,

     Ты случайно не видал?

     — А откуда вам известно

     И про дверь, и про камин?!

     Дверь что в сейфе:

     Нужен ключ, иль динамит.

     Если был бы «медвежатник»

     Он тогда б её открыл:

     — Ну а я же кто?! В натуре! —

     Карабас понты пробил.

      ***

     И не знал наш Буратино —

     Карабас ему свистел,

     Что по жизни сам он урка: —

     За «лохматый сейф» он сел!

     Этот крендель у соседки

     Изнасиловал свинью,

     И за эту поебушку,

     Схлопотал себе статью

     А на зоне он в «курятник»,

     С карантина, вмиг попал,

     И весь срок там проторчавши,

     Только сраку подставлял.

      ***

     — Слышь, пацан, мы скорешимся,

     Это дело провернём,

     Ломанём у Карло дверцу,

     На юга потом махнём!

     Станешь мне кентом по жизни,

     Как родного полюблю,

     За тебя, бля, сукой буду,

     Я любого завалю!

     Буратино аж расплылся,

     Эх, простая, бля, душа:

     — Я на зоне рос с рожденья,

     Корни все поныне там:

     Ну а мой Папаша Карло —

     Ведь по жизни сам дебил,

     Опозорил перед бабой,

     Хоть бы гвоздь, гандон, прибил.

     — Всё, мой мальчик, исправимо,

     Будут бабки — хуй пришьём!

     Ща такая медицина,

     Всех блядей переебём!

     А пока в залог молчанья,

     Так же наших вместе дел,

     Дам тебе пять золотых я,

     Чтоб за дверью ты смотрел.

     Чтобы кроме нас с тобою,

     К ней никто не смог пройти,

     Жди сигнала, милый мальчик,

     Ты всё понял? Ну, иди!

      7.

     Буратино удалился,

     Карабас доволен сам,

     Как он этой деревяшке,

     Здесь мозги все заебал.

     — Дуремарчик, слышь, купился,

     На дешёвые понты,

     Он в меня, похож, влюбился,

     Пусть нам дверцу сторожит.

     Отыскалась наша дверца,

     Вот ведь, сука, за холстом,

     И в каморке Папы Карло,

     Я уж думал не найдём:

     Ну а ты, с утра пораньше,

     К черепахе прям иди,

     Разнеси хоть всё болото,

     Но мне ключик принеси!

      ***

     Ключ хранила черепаха,

     На болоте том жила,

     Никому не отдавала,

     Всё царевича ждала.

     Ебанутая старуха,

     Скоро ей уж триста лет —

     Но девичесть сберегала,

     Только принца нет и нет.

      ***

     А когда добудем ключик,

     Вот тогда начнём мочить,

     Буратину с Папой Карло,

     Чтобы дверцу нам открыть!

     А пока давай пиявки,

     Мне скорей свои поставь,

     Заебали мандавошки,

     Разве можно так кусать?

     

      ***

     Здесь опять позволю вставку:

     Этот «доктор» Дуремар,

     От болезней всех пиявок,

     Как лекарство признавал.

     Я ведь тоже понимаю,

     Всю их пользу, но нельзя,

     Эти чудные созданья,

     Всем лепить куда не зря.

     Дуремар забот не зная

     Все болезни так лечил,

     Без разбору применяя —

     Гробовщик доволен был.

      ***

     — Мандавошки, говорите?

     Где опять успел поймать?

     От Мальвины? Не смешите!

     Сколько ж можно так влетать?

     Я устал уже, милейший,

     Постоянно Вам твердить, —

     На хуй пуделя! Подальше!

     Можно блох ещё словить!

      ***

     Так, оставим эту пару,

     Сколько мне про них пиздить?

     Надо нам за Буратино,

     Что там дальше? — проследить:

      ***

     

      8.

     Буратино в это время,

     Вдоль по улице бежит,

     Держит путь в каморку к Карло,

     Чтобы дверцу сторожить.

     Размечтался о богатстве,

     Какой куш себе сорвёт,

     Мысль заветную лелея,

     Как он хуй потом пришьёт.

     Так в те мысли углубился,

     Что под ноги не смотрел,

     И конечно пизданулся,

     Золотыми зазвенев.

     Голос он противный слышит,

     — Это ж надо так лететь,

     Ничего вокруг не видя,

     Чтоб калеку не узреть!

     Ладно я, слепой с рожденья,

     И не вижу ни хуя,

     Это что за привиденье,

     Чуть не сбило с ног меня?

     Буратино осмотрелся,

     — На кого ж я налетел?

     Видит кот стоит облезлый,

     На носу висит пенсне.

     — Люди добрые, спасайте! —

     Тут котище заорал, —

     Мне на хлебушек подайте,

     Я три дня уже не жрал!

      ***

     Кот Базилий, попрошайка,

     И глазами не страдал,

     Буратино пизданулся —

     Звон монет он услыхал.

     И конечно те монеты

     Он решил к рукам прибрать,

     Видит, малый вроде глупый,

     Что ж его не наебать?

      ***

     — Говоришь, три дня не жрамши? —

     Буратино тут спросил, —

     — Что ж тебя за это время,

     Так никто и не кормил?

     — Не кормили, не поили,

     Денег нет, а кто ж за так,

     Старого кота накормит?

     Эх же жизнь: ценой в пятак.

     Хоть бы корочку сожрать бы,

     Сухаря бы хоть кусок:,

     Буратино прослезившись,

     Его в таверну поволок.