шлюхи Екатеринбурга

Уломать застенчивую маму сняться на камеру. Часть 5

     “Черт, конечно, по-настоящему горячо” , ответил Саша, ерзая в кресле. Женщины дружно рассмеялись.

     “Вы обе выглядите великолепно” , добавил я, пристально глядя на маму, “как вы думаете – хватит у вас смелости снять бюстгальтеры?”

     “Да, это было бы классно!” , добавил Сашка.

     “Нет, мы и так выглядим достаточно сексуально” , начала было мама, но Екатерина уже запустила руки себе за спину, чтобы расстегнуть лифчик – очевидно возбужденная вниманием двух юношей и возможностью показать свои новые силиконовые груди. Чтобы не дать возможности “подруге” , выиграть соревнование, назвав ее ханжой, мама быстро расстегнула бюстгальтер. “Ох: ну ладно: но вы, мальчики, обещаете никому не рассказывать! Договорились?”

     “Саша, Дима – договорились?” , добавила его мама, возбужденная происходящим.

     Я вновь посмотрел сквозь глазок камеры, как женщины смотрят друг на друга – и быстро сбрасывают бюстье со зрелых грудей, хихикая как девчонки. Я сделал несколько снимков тюнингованных сисек Сашкиной мамы, выглядящих, как будто титьки порнозвезды, круглых, сочных, с твердыми светло-коричневыми сосками. Она явно завелась. Большие натуральные мамины груди выглядели лучше, с точно такими же твердыми сосками, большими по размеру, чем у Сашкиной матери. В воздухе ясно повисло сексуальное напряжение. Даже больше, чем когда я снимал мать. Сейчас, на диване в одних трусиках, сидели две сексуальные матери.

     “Так, а теперь, переходим к по-настоящему горячим снимкам”. Сказал я, “Екатерина Петровна, вы можете взять в руки мамины: ммм: титьки?”

     Екатерина поглядела маме в глаза, и, не отрывая взгляда, медленно коснулась ее грудей. Подождала – не вздрогнет ли мама. Не вздрогнула. Руки коснулись набухших маминых сосков, и, к моему удивлению. Екатерина Петровна начала ласкать мамины груди для камеры. Было заметно, что она посмотрела немало порно, а сейчас подражала ранее увиденному. Из Сашкиного кресла раздался стон. Мама не двигалась, по прежнему глядя в глаза “подруге”.

     “Мам, теперь ты сделай то же самое Екатерине Петровне”

     Небольшое колебание в глаза Сашкиной матери – и она позволяет моей маме коснуться грудей. Мама ласкает Екатерину более жестко, стараясь добиться, чтобы “подруга” уступила первой, щипая ее соски. В ответ, Екатерина столь же активно атакует соски мамы. Еще несколько секунд – и обе мамочки начинают постанывать.

     “Сногсшибательно выглядите!” , начал я, сделав несколько снимков, “давайте, сделаем вас еще сексуальнее. Мам, ты можешь позволить Екатерине Петровне взять в рот твой сосок для быстрого снимка?”

     Екатерина быстро взглянула в глаза маме, надеясь, что та откажется. “Дим, конечно – ведь мы же все делаем понарошку, чтобы выглядеть более возбуждающе. Кать, ты не хочешь остановиться?”

     “Нет, Галь, конечно, нет – это весело” , ответила Екатерина, не осознавая, играет ли она или начинает по-настоящему заводиться. Я знал, что ей нравится быть в центре внимания. Быть объектом вожделения. Она наклонилась, и охватила губами мамин правый сосок.

     “Господи, как возбуждающе!” , простонал Сашка.

     Вобрав в рот сосок полностью, так что моя мать откинула голову назад, слабо постанывая, Екатерина посмотрела в глаза сыну, затем – в объектив камеры. Екатерина Петровна тоже постанывала, поскольку пока она сосала мамин сосок, мать пощипывала и подкручивала ее соки. Сашкина мама работала ртом все откровеннее, как настоящая шлюха, хлюпая и сопя. Обе стонали все громче. Затем, уже без моей команды, они поменялись местами – уже моя мама сосала грудь подруги, глядя в глазок камеры. Затем, она перевела взгляд на Сашку. Я услышал, как он вновь застонал. Наконец, мамины глаза поднялись вверх, чтобы встретиться со взглядом Сашкиной матери.

     Затем, Екатерина издала первый сексуальный возглас… “Господи, да!” , приведший нас с другом в состояние экстаза. Но мама перестала сосать грудь подруги и откинулась на спинку дивана. Хихиканье возобновилось. “Ну что мальчики – это было возбуждающе?”

     “Самая горячая вещь, которую я видел” , ответил Саша.

     “Да, было горячо” , согласился я, “но у меня есть еще идеи”

     “Какие” , спросила мама. Я пока не мог понять ее, не понимая, хочет она остановиться – или продолжать.

     “Ну, для начала, думаю неплохо сделать снимок с мужской моделью. Саша становится в центре, и вы, дамы, притворяетесь, что делаете его счастливейшим юношей на земле”

     Тень испуга промелькнула по лицу Екатерины – и мама ее заметила. “Конечно, почему нет” , сразу же ответила она.

     “Галь, ты серьезно?” , натянуто улыбаясь, спросила Екатерина. “Дима, какого типа снимки?”

     “Кать. Дима знает, что делать” , ответила мама, “если, конечно, ты не хочешь остановиться?”

     “Нет, конечно, нет – это так интересно. Саша, ты хочешь поучаствовать?”

     “Ммм: да” , неуверенно ответил Сашка, “Диман, где мне вставать?”

     “Ну: сними одежду и встань к дивану, лицом к дамам. Напротив моей мамы”. Раздался вздох Екатерины, но моя мама хранила молчание. Саша разделся – и перед двумя перезревшими тетками оказался обнаженный стройный, загорелый, светловолосый юноша, с впечатляющим 18-сантиметровым агрегатом. Не такой толстый, как у меня, но достаточный, чтобы обе женщины дружно выдохнули.

     Мама, забывшись, обратилась к Екатерине… “Господи, Кать, как он отрастил такой? Чем ты его кормишь?”. Мы все рассмеялись, и Саша медленно вошел в кадр.

     “Так: ммм: мам, возьми, пожалуйста его: ну, ты знаешь: его: хуй в правую руку и открой рот”. Улыбнувшись мне, мама выполнила указание, держа Сашкин член рядом с открытым ртом. Екатерина вновь вздохнула – и придвинулась ближе. “Екатерина Петровна, вы можете взять в руки мамины груди”

     “Хорошо” , нервно ответила женщина. “Сынок, ты в порядке?” , спросила она сына.

     “Я: мам, все хорошо” , ответил Сашка, наблюдая, как его мать ласкает груди моей.

     “Мам, ты можешь сделать сцену погорячее?” , спросил я.

     “Вот так?” , уточнила мать, беря в рот Сашкину головку.

     “О, Господи” , ахнул парень глядя в глаза свое матери.

     “Галина! Это: !!! Это: !!! Саша, ты в порядке!?” , прерывающимся голосом запричитала, покраснев, Екатерина. Однако, было заметно, что ей нравится смотреть, как ее подруга сосет хуй ее сына. Я сделал несколько снимков. Мама, постепенно, принимала в рот все больше Сашкиного хуя. Через пару минут, она уже натурально отсасывала у сына своей подруги. К моему удивлению, Екатерина Петровна потянулась к ягодицам сына и держала их, пока мама сосала, надавливая на Сашкины ягодицы и понуждая ебать мою мать в рот.

     “Мам, теперь, поцелуйтесь пожалуйста с Екатериной Петровной – как будто вы передаете друг другу на языке вкус молодого хуя”. Мне не пришлось повторять дважды – мама лишь оглянулась назад, и две матери слились в затяжном горячем поцелуй, переплетаясь языками. При этом, моя мама все время держала в руке хуй сына Екатерины Петровны, медленно его подрачивая. Сама Екатерина Петровна продолжала держаться за ягодицы сына. “Ммм: Екатерина Петровна – Вы можете понарошку сделать то, что делала моя мама?” Сашка вновь, неуверенно взглянул на меня.

     “Ну: если понарошку: наверное могу. Саш, ты не возражаешь?”

     “Нет, мама – мы же просто играем” , ответил бравый оловянный солдатик.

     Екатерина Петровна уже была готова насадиться своим блядским ртом на сыновний хй, когда я вмешался… “будет лучше, если Саша сядет на диван, а вы, Екатерина Петровна встанете перед ним на колени, задницей к камере. Я хочу сделать несколько снимков ваших сексуальных трусиков. Затаив дыхание, они поменялись местами. Моя мама села рядом с Сашкой, раздвинув ляжки и улыбаясь в камеру. Екатерина вновь удивила меня – одним движением полностью приняв в рот хуй сына.

     “Господи, мама!” , простонал Сашка.

     Я делал снимки с разных углов так быстро, как только мог. Сашкина мать работала головой в ровном ритме. Она не притворялась, а по-настоящему сосала у своего сына. Господи, эта рублевская шлюха выглядела сногсшибательно, насаживаясь губами на сыновний хуй и глухо мыча от возбуждения.

     “Мам, можешь встать на колени на пол и снять перед камерой трусики с Екатерины Петровны?”

     Мама лишь улыбнулась мне и встала на пол. Выпустив изо рта Сашкин хуй, Екатерина оглянулась назад, не переставая его подрачивать. “Ты: Галь, ты тоже должна снять трусы” Мама стянула с подруг трусики, обнажив ее почти полностью выбритую пизду. Екатерина Петровна расставила ноги шире, чтобы улучшить обзор – и вновь приняла в рот хуй сына.

     “Сынок – мне тоже снять трусики?” , спросила мама, глядя на меня, с минетом “мать-сын” на заднем плане.

     “Да, мам: пожалуйста” , ответил я, “и поласкай пожалуйста пизду Екатерины Петровны, пока она сосет”

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]