Учительница Елена Николаевна. Перед уроками.

Выхожу на работу теперь на полчаса раньше. Не потому, что я такая педантичная и пунктуальная, а потому что утром, перед уроками, я должна успеть обслужить Серёжу и его 18-летних друзей-старшеклассников. Они все плохо учатся, и каждый из них оставался на второй год. Ребята старше остальных в школе, из спец.класса, держатся вместе и обладают непререкаемым авторитетом среди учащихся. Они уверенные в себе, рослые, спортивного телосложения, физически крепкие юноши. Их авторитет распространяется не только на других учеников школы, но и на большинство учителей. Даже более опытные педагоги не рискуют вступать с ними в конфликт. Так что не удивительно, что я, молодая учительница, не смогла перед ними устоять.

Да и как было устоять? Они уже ведь не дети, а уже достаточно взрослые, половозрелые самцы. К тому же, юноши оказались такими умелыми, ненасытными и пылкими любовниками. Они и раньше проявляли ко мне интерес, я это чувствовала. Стоя у доски, на уроке в классе или в школьном коридоре. Чувствовала на себе их раздевающие взгляды, замечала, что они смотрят на меня не как на учительницу, а как на женщину. Признаюсь, мне это льстило, и было приятно это осознавать. Я ведь тогда не думала, насколько далеко всё может зайти. Легкомысленно относилась к их интересу, а когда они начали меня шантажировать и принуждать к сексу, было уже поздно сопротивляться. С тех пор они постоянно лезут ко мне под юбку, даже в школе, во время учебного дня. Так что лучше удовлетворить их сексуальные желания ещё до начала занятий, чтобы потом меньше приставали на уроках. Это в моих же интересах.

Конечно, мужу пришлось соврать, что директор ввёл новое правило для преподавателей, и теперь мы должны приходить в школу на 20 минут раньше. Олег немного побурчал на директора, заочно пригрозил ему чем-то и сочувственно меня обнял. В принципе, это было всё, на что он был способен. Я знала, что муж не пойдёт в школу разбираться, и даже не позвонит директору по телефону. Поэтому я спокойно собираюсь на работу, целую на прощание благоверного и выбегаю на улицу.

На подходе к школе, осматриваюсь по сторонам, нет ли поблизости Сергея с Мишей. Обычно они, сидя на лавочке, высматривают меня, или просто гуляют рядом со школой. Встретившись взглядами с учениками, ловлю условный сигнал, следовать за ними. Жду, пока они отойдут по узкому тротуару чуть дальше, в сторону старого, заброшенного здания, что находится рядом со школой. Говорят, что когда-то здесь был тир. Преподаватели знали, что старшеклассники в этом месте курят на переменках, прогуливают уроки и ещё не понятно чем занимаются. Раньше, я только слышала про это место, и старалась обходить его стороной. Теперь же я часто бываю здесь. Дожидаюсь ещё, с полминуты, осматриваюсь по сторонам, и если всё нормально, сворачиваю на тротуар и иду следом за учениками.

По пути, постоянно оглядываюсь назад, не идёт ли за мной кто. Я страшно боюсь и дико возбуждаюсь от мысли, что меня здесь могут застукать вместе с учениками. А ещё Серёжа пообещал мне, что когда-нибудь приведёт с собой подростков из других классов. Конечно, я боюсь и умоляю его не делать этого. Я знаю, что это его игра и что Серёжа просто играет со мной, а все эти его угрозы, лишь один из способов дополнительно унизить меня и удержать на поводке. Чтобы я была с ним послушной и ласковой. Но я и без того послушна и ласкова. Я действительно привязалась к Серёже, и отдаюсь ему по собственному желанию. Сергей это хорошо знает, но всё равно продолжает меня шантажировать и принуждать к сексу. Наверное, игра в принуждение доставляет Серёже большое удовольствие. Не буду скрывать, меня эта игра и роль жертвы, тоже заводит.

Открываю дверь и захожу в помещение на ватных от возбуждения ногах. Слышу, как из комнатки, где мы обычно собираемся и где меня трахают, доносятся громкие мужские голоса и смех. Наверное, кто-то рассказывает пошлый анекдот. Захожу в тускло освещённую комнату под аккомпанемент громкого смеха. Стук моих каблуков, прерывает этот весёлый разговор, и всё внимание 18-летних учеников переключается на меня.

— А вот и Елена Николаевна пожаловала! – радостно воскликнул Стас Миронов.

— Здравствуйте, мальчики! – учтиво здороваюсь с ними, и внимательно смотрю, все ли из присутствующих «свои».

— Привет, шлюха! – приветствуют меня ученики.

— Что-то ты опаздываешь сегодня, – заметил Миша.

— Наверное, мужу давала перед работой, – предположил 19-летний второгодник Вася.

Шутка всем понравилась, и комнатка вновь заполнилась весёлым смехом. Этот Вася был самым старшим в компании. Он был убеждённым двоечником, здоровяком и большим шутником, а в штанах имел крупное мужское достоинство. Я немного робела перед ним.

— Нет, не давала… просто задержалась немного.

— Ну хоть минет ему сделала? – подхватывает тему Миша.

— Нет, муж по утрам меня не трогает, вы же знаете.

— Бедная учительница. Не ёбаная с утра и даже хуй не сосавшая, – продолжал шутить Вася. – Но ничего, сейчас мы это упущение исправим.

Все смеются, и мне тоже приходится улыбаться. Почему-то ребятам нравится не только меня унижать, но и моего мужа тоже. Впрочем, это не удивительно. Миша протягивает ко мне руки, и через блузку начинает щупать мою грудь, а сзади кто-то пытается задрать юбку. Постепенно, смешки и веселье ребят, сменяются похотью и возбуждением.

— Лена, для начала отсоси нам, – спокойным голосом предлагает Серёжа, который до этого молчал.

Миша легонько надавливает на плечи, и я, молча, опускаюсь перед юношами на колени. Пол здесь грязный, и чтобы не запачкаться или не порвать колготки, мне стелют под ноги небольшое одеяло, которое кто-то из ребят, заботливо принес из дому. Как только я оказываюсь внизу, меня тут же обступают со всех сторон, расстегивают ширинки и извлекают наружу свои, пока ещё вялые члены.

Смотрю на студентов, на их члены и чувствую своё глубокое унижение перед ними. В этом месте, я обычно начинаю терять самообладание и чувство собственного достоинства. Просто забываю, что я учительница, взрослая, замужняя, и, в общем-то, порядочная женщина. Голова начинает кружиться и перестаёт соображать, а лёгкая вспышка стыда, лишь усиливает возбуждение, и я ощущаю, что уже вся мокренькая под трусиками. Юноши протягивают ко мне руки, резко хватают меня за груди, расстёгивая верхние пуговицы на блузке. Сжимают соски, довольно посмеиваются и унижают меня пошлыми словами. Кажется, они соревнуются, кто грязнее сможет меня обругать и сильнее унизить. Как только они меня не обзывают. Особое удовольствие они испытывают, когда называют меня шлюхой.

Должна признаться, примерно так я себя и ощущаю по отношению к этим юношам. Особенно, когда вот так, стою перед ними на коленях. Тут точнее и не скажешь – грязная, похотливая шлюха. Заворожено гляжу, как крепнут и увеличиваются в размерах, наливаясь сексуальной энергией, их молодые мужские члены. От этого зрелища я словно впадаю в эротическое, наркотическое забвение. Сознание заволакивается туманом, и от нахлынувшего возбуждения я почти перестаю контролировать себя.

— Ну что, шлюха, хочешь, чтобы мы тебя выебали?

— Да, – отвечаю дрожащим от волнения голосом.

— Что да? – строго переспрашивает Сергей.

— Хочу, чтобы вы меня выебали, – быстро исправляюсь я. – Выебали свою шлюху…

Ученики одобрительно гудят, и обещают отодрать меня по полной программе. Прежде чем приступить, они просто тыкают мне в лицо свои члены. Водят блестящими, багровыми головками по моим щекам и губам. Я вдыхаю мужской сексуальный аромат и уже сама хочу приласкать затвердевшие члены языком, нежно целовать их и жадно сосать. Задыхаясь от возбуждения, я слегка раскрываю губы и тут же чувствую, как чья-то елда беспардонно проникает в мой рот. Открываю шире, и заглатываю до самого горла. От вкуса мужского члена во рту, голова кружится ещё сильнее. Начинаю сосать, и чувствую, как по спине бегут мурашки. Внизу живота, узел желания, стремительно нарастает. В порыве нежности и страсти, я сама обхватываю остальные члены руками и начинаю аккуратно их дрочить. Их может быть два, три или даже четыре, когда как. Мне уже всё равно, я готова обслужить их всех.

Пока я отсасываю, ребята, как бы, между прочим, закуривают сигареты и начинают обсуждать какие-то свои дела. Пепел падает прямо на меня сверху, забивается в волосы. Это забавляет студентов, и они снова смеются. Может быть, они специально это делают, я не знаю, но это ещё больше меня унижает. Но я не смею им что-то возразить и перечить их воле. Да и не хочу, просто продолжаю старательно сосать их члены и облизывать яйца.

— Хорошо сосёт, сучка! – чуть ли не со стоном сказал один из парней.

— Да, но у нас мало времени до урока! – заметил Сергей. – Ебать же её все будут?

Желающими оказались все присутствующие, что было не удивительно. Ученики выбросили тлеющие окурки на пол и быстро помогли мне подняться. Берут меня под руки и ведут в дальний угол комнаты. Здесь, у грязной, кирпичной стены, находится невысокий бетонный блок. Пока меня подводили, кто-то уже успел перестелить на этот блок одеяло. С виду получается некое подобие диванчика. Жестковатое и не самое удобное место, но зато очень практичное. По крайней мере, ребятам здесь удобно меня трахать.

Я неуклюже забираюсь на блок с ногами и занимаю коленно-локтевую позицию. Именно в этой позе, меня чаще всего имеет Серёжа со своими друзьями. Пожалуй, это не только моя самая частая поза в сексе, но и самая любимая. Мне всегда нравилось принимать эту позу пред мужчинами. Это я поняла не только до того, как стала любовницей Серёжи, но ещё и до того, как вышла замуж за Олега. Меня всегда возбуждала эта пошлая и развратная открытость перед мужчиной. Было в этой позе для меня, что-то запретное, возбуждающее и греховное. Правда, муж не понимал меня, и крайне редко трахал раком. Он предпочитал заниматься со мной любовью в классической, миссионерской позе. Ему важно, чтобы во время секса можно было смотреть мне в глаза, или целовать в губы. Чего не скажешь о моих студентах. Им как раз важно, чтобы я была как можно развратнее с ними. Поэтому и дрючат они меня в основном раком, как дворовую сучку.

— Давайте уже её ебать скорее! – нетерпеливо выкрикивает кто-то.

Ребята быстренько задирают юбку на талию, а трусики спускают вниз, до колен. Тут же ощущаю, как чьи-то руки начинают лапать меня, трогать пальцами мою мокрую дырочку и ласкать клитор. Всё это сопровождается соответствующими комментариями и обсуждением моих прелестей. Теперь все разговоры только обо мне. Я в центре всеобщего внимания и вся сексуальная энергия концентрируется на мне. И от этого мне становится очень приятно. Передо мной появляется крупных размеров хуй с напряженной, твёрдой головкой. Это двоечник, 19-летний Вася. Узнаю его по особой форме головки члена. Сама беру его в рот и начинаю жадно сосать. Кто-то сзади, шлёпает меня по ягодицам. В ответ я призывно и провокационно повиливаю своими широкими бёдрами. Мои ученики-любовники восхищённо улюлюкают, и отмечают, какая я грязная шлюха, потаскуха и блядь. Но мне уже давно всё равно, что они говорят. Просто жду, пока юноши не насладятся моими дырочками и не начнут уже ебать.

— Кто первый будет? – спрашивает Серёжа у друзей.

— Давайте я! – узнаю по голосу другого двоечника Стасика Миронова. – Мне ещё в библиотеку заскочить надо.

— Нахуй тебе та библиотека? – спрашивают его.

Вместо ответа, Стасик пристраивается сзади и своим горячим членом упирается мне в промежность. Я чувствую, как он неуклюже тыкается твёрдой головкой в мои половые губки. После нескольких попыток, его член, наконец, медленно проваливается в щель. Засадив по самый корешок, Стас хватает меня за бёдра, и под всеобщее одобрение, с силой начинает ебать.

Я оказываюсь зажатой с двух сторон двоечниками. Оба трахают меня жёстко и грубо в рот и в пизду. Но меня такой секс устраивает больше всего. Именно это мне и нужно. Я активно подмахиваю Стасику, и, еле сдерживая сладостные стоны, продолжаю сосать Васе. Это давление и долбёжка продолжается ещё несколько минут. Вскоре, давление сзади усиливается, а толчки учащаются и едва не валят меня с ног.

— А-а-а-а… я сейчас кончу! – кричит сзади Стасик.

Меня быстро снимают с обоих членов, и я могу на минутку перевести дыхание. Правда, минутка длится не так долго, как хотелось бы. Вася уступает место Миронову, и тот с членом в руке подходит ко мне.

— Рот открой, шлюха! – стиснув зубы, распоряжается он.

Открываю рот, и принимаю в себя его разгорячённый хуй, весь липкий от смазки и моих собственных выделений. Я пытаюсь сосать, но Стас хватает меня за волосы и насаживает на член. Резкими движениями он доводит себя до предела и вскоре, громко рыча, начинает кончать, наполняя мой рот горячей спермой. Его член всё ещё продолжает пульсировать у меня во рту, выбрасывая последние порции спермы, а сзади уже кто-то пристраивается и пытается засадить мне в киску. Я быстро глотаю, и только успеваю немного обсосать увядающий член Стасика. Но он кротко гладит меня по голове, и отходит в сторону. Его место занимает другой ученик. Короткая пауза, и снова мои дырки заполняются членами. Всё повторяется по кругу.

Подобным образом, эти четверо обычно меня и трахают. Кончают не всегда мне в рот, бывает, что и прямо в пизду сливают, или на лицо. Меня же больше устраивает, когда сперму спускают именно в рот, потому что это удобнее всего. Проглотила, и никаких следов и возможных последствий. Другое дело, когда кончают на лицо или в киску. Для таких случаев, у меня с собой всегда в сумочке есть салфетки. Правда, не всегда получается ими воспользоваться в полной мере. Особенно, когда все ребята в сборе и нужно удовлетворить всех, а времени не хватает. Самый же неприятный для меня вариант, это когда сперма попадает в волосы или на одежду. Ходить потом с характерными пятнами по школе, или, что ещё хуже, со спермой в волосах, очень опасно. Поэтому я сама прошу ребят, чтобы они кончали мне в рот. К тому же, я уже привыкла глотать, и мне даже нравится вкус мужской спермы. Но ученики не всегда меня слушают и кончают туда, куда им вздумается.

В этот раз все кончали мне в рот, и только Серёжа, предпочёл кончить в киску. Когда все отошли в сторону, Сергей властно взял меня за бёдра и медленно вошёл в пизду. Моя, хорошо разработанная, растраханная дырочка, легко приняла в себя его член. Напряжение внизу живота достигло апогея. Во мне не осталось ни стыда, ни страха, вообще ничего, кроме страстного желания получить разрядку. Поэтому, когда Серёжа начал меня ебать, я закрыла глаза и сосредоточилась на своих чувствах и переживаниях. Он ебал меня как обычно – размашисто, загоняя член по самые яйца. Его ритм чаще всего доводил меня до оргазма, и вообще, я чаще всего кончала именно под ним. Вот и сейчас, быстро приближаясь к кульминации, я бесстыже застонала и активно завертела задницей, в такт подмахивая любимому ученику. В ответ, Серёжа ещё сильнее начал меня натягивать на свой член и глубже проникать во влагалище.

Я была на грани, и после очередного толчка, не выдержала и протяжно застонала. Земля ушла из-под ног, и я провалилась в сладостное блаженство. Узел внизу живота начал развязываться и в предвкушении, моё тело затряслось от удовольствия. Ощутив ещё несколько толчков, меня настиг и накрыл мощный оргазм. Подобно цунами, волны счастья, радости и удовлетворения раскатывались по всему телу. Я кончала, судорожно вздрагивая всем телом, наслаждалась моментом, и лишь где-то далеко ощущала, как Серёжа продолжал резко трахать меня. Моё влагалище сокращалось и я, прижавшись к ученику, почувствовала, как его член быстро двигается во мне. Сделав ещё несколько толчков, мой Серёжа громко закряхтел и навалился на меня сзади, всей своей массой. Он резко замедлился и замер, после чего в моё пульсирующее влагалище хлынула его горячая сперма.

Кончив, Серёжа быстро отпустил меня, а я, освободившись, обессиленная и счастливая, скрутилась калачиком, прямо на одеяльце. Меня всё ещё мелко трясёт, и я чувствую, как внутри меня растекается приятное тепло. Испытав предельную радость и счастье, постепенно прихожу в себя после оргазма и начинаю заново осознавать реальность происходящего. Утро, скоро уроки. Ко мне возвращается не только сознание, но и стыд, и страх. А что если кто-то подглядывал? А что если кто-то заходил в комнатку? Оглядываюсь по сторонам, но ученики спокойно стоят в стороне и обсуждают планы на вечер. До меня им пока нет дела. Минимум до обеда, а может даже и до вечера. А может и до следующего утра – кто знает.

Времени, до начала занятий остаётся совсем мало. Придя в себя, я кое-как вытираю салфеткой промежность, поправляю одежду, на ходу смотрюсь в зеркальце, и, если надо, вытираю следы спермы с лица, стряхиваю с одежды сигаретный пепел. Выйдя из здания на улицу, осматриваюсь по сторонам, нет ли кого поблизости. Никого. Отдалённо слышны детские голоса, но поблизости никого нет. Выхожу на тротуар и быстрым шагом направляюсь в школу. Надеюсь, что всё прошло благополучно, и никто ничего не заметил. Уже в учительской чувствую, как из влагалища вытекают остатки Серёжиной спермы и моих выделений. Поправиться в таком случае, у меня уже не получается, поэтому приходится проводить первый урок, в подмокших трусиках. Но об этом, я расскажу в следующий раз. Если, конечно, это кого-нибудь интересует.