Учителка (10 часть — конец)

А вспомнил лесник о неприятной, для него, встрече с Костей после отсутствия сына в течение нескольких месяцев (часть 4-я).

Но он, отец, смог подавить свои чувства. Сын всё таки!

Но что же он почувствовал в первый миг, когда увидел сына по приезду того из города? Скорее – боль и неприязнь к нему…

А вот теперь даже больше, — ненависть!

Костя рос непослушным малым и дома, и в школе. Немало помучилась с ним Лизавета, воспитывая, и одновременно, жалея пацана.

С горем пополам закончив школу, Костя чудом поступил в театральное училище. Вот в то лето это и случилось.

В дом пришла милиция и задержала пацана, предъявив ему обвинение в попытке изнасилования одноклассницы. Нашлись и свидетели произошедшего. С Лизой тогда из-за переживаний случился инфаркт, и её увезли на скорой…

И если бы он, Иван, не подсуетился, дав взятку родителям пострадавшей, то не отмазался бы, не вышел бы сухим из воды будущий студент!

Да-а! Пришлось тогда ему побегать между родителями, прокуратурой и милицией… Рассосалось…

А вот у Лизы не рассосалось! Не выдержало сердце у жены, и через 2 дня после инфаркта – скончалась…

И он, Иван, считал КОСТЮ основным виновником случившегося горя.

С того раза и остыло у него сердце к сыну.

Да-а-а… так было! – вспоминал лесник, — и вот теперь еще это!.. Значит не понял науку жизни парень, не пробрало!.. Ну что ж!..

***

Вечером, не дождавшись отца, Костя отправился к друзьям, прихватив ноут – похвалиться…

Видео смотрели втроем.

— Ну нихуя себе! Ну ты дал, Костян! – комментировал Вован, — а мы думали, что ты пиздишь все об училке!

— Ду-у-мали вы! Вы только ду-у-маете, а я дело делаю! – торжествовал парень, — видал, как я ее натянул?

— Да-а-а! Нам бы так! – протянул Толян.

— Да не вопрос! Подходите завтра ближе к обеду – трахнем сучку втроем! Я отоспаться хочу…

***

Утром Сергеич поехал на машине в город, в милицию…

А к Косте, тем временем, уже пришли друзья, выпили пива…

Время шло, а Даши всё не было!

— Куда ж она, сука, подевалась?! – психовал студент, — пошли, пацаны, к ней домой!

Дружная ватага, разгорячённая спиртным, прихватив ноут и остатки пива, двинула в деревню.

Костя открыл, знакомую ему, калитку, и все бегом перебежали до двери дома.

Даша, после бессонной ночи, прилегла на кровать и уснула беспокойным сном.

— Даш, открой, это я, Костя! Хочу прощения у тебя попросить… — виноватым голосом сказал студент.

Женщина отомкнула дверь, и была почти сбита влетевшей троицей!

— А-а-а, сучка, спряталась! Сейчас мы повеселимся!.. – торжествовал Костя.

— Ребят, вы чего?.. – вытянулось лицо у Даши.

— Ща увидишь! В хала-а-тике опять… а ну раздевайся!

— Придурок! Отец в город в милицию поехал… убирайтесь отсюда!

— Пизди, пизди! Так ты ему и сказала! – самоуверенно сказал студент, — пацаны! Раздевайте её! – и сам дёрнул за полы халата.

Пуговицы полетели в стороны, оголяя прекрасное тело.

Даша закричала, но друзья, увидев голое «мясо», повалили женщину на пол. Две пары рук схватили её за полные груди, начав безжалостно мять. Костя дёрнул за резинку трусиков и порвав их, оголил её кудрявый низ живота.

— Животные! Вы животные!!! – кричала Даша, но всё было бесполезно.

Троица была до предела возбуждена! Женщине заткнули рот первой попавшейся тряпкой, и друзья помогли раздвинуть ноги. Костя довольно похлопал ладонью по её промежности, как хозяин, и засмеялся:

— Ща я те вставлю!..

Он вытащил из штанов торчащий член, и стал укладываться на сдобное тело, покрывшееся испариной. Довольно ворочаясь, как на мягкой перине, Костя упёрся хуем в её плотно сжатые губки, и с силой надавив, скользнул внутрь. Мягкая вагина Даши безропотно приняла его в себя, чуть хлюпнув.

Почувствовав плотный, горячий обхват члена, студент с силой двинул низом живота, погрузившись по самые яйца.

Костя вскрикнул от сладострастия! Вот о таком грубом сексе он и мечтал всю свою жизнь! Распаляло ещё то, что он взял силой училку, а не добровольно или под напором шантажа!

Он безудержно начал засаживать ей, не считаясь с её чувствами.

Студент драл её, как сумашедший и налитые, развалившиеся груди тряслись в такт его мощным толчкам. Даша совсем прекратила бесполезную борьбу и безучастно смотрела в сторону.

Друзья присели рядом, дроча свои члены, и во все глаза наблюдали за происходящим. Наконец Костя двинул тазом так, что тело Даши чуть съехало вверх, и громко вскрикнув:

— О-о-о! – мощно разрядился внутри, заполняя влагалище сгустками спермы.

— Ну и спустил же ты ей! Наверное, с литр, не меньше!.. – восторженно прокомментировал Толян.

Костя облегчённо выдернул член, и вульгарно похлопал им по натруженной щелке Даши:

— Молодец, доярка! Всё дочиста выдоила!. . Не пизда, а прямо рай! Так бы и не вылазил оттуда…

Он встал и наконец выдернул тряпку у неё изо рта. Женщина с трудом свела затёкшие челюсти.

А затем показал рукой друзьям на её распятое тело:

— Прошу, господа!

— Не-е-е – протянул Толян, — после тебя там делать нечего! Наспускал, а теперь купайся в его «соплях»! Я пожалуй её сзади натяну, не возражаешь?

— А я ей отсосать дам! – сказал Вован.

— Ну что ж, дело хорошее! Прошу, прошу! – театрально кивнул студент.

Даша находилась в какой-то прострации, и почти не понимала, что происходит. Её сообща поставили в колено-локтевую позицию. Толян плюнул в разрез её полных, раздвинутых ягодиц. А затем, вздрочнув свой член, пристроился сзади, и нажал крупной залупой на розочку ануса.

Даша очнулась и закричала. Друзья прижимали вниз её голову, потягивая свободной рукой за отвисшие груди.

Толян надавил сильнее, и толстый хуй, с трудом расширяя вход, стал медленно входить внутрь.

Даша завыла, как белуга! У неё на глазах от боли выступили слёзы, и она до крови закусила губу.

— О-о-о, бля! Кажись не распечатана была! – прокомментировал Толян. Он стал двигать тазом, и дело пошло полегше.

Вован встал на колени перед Дашей, поднял за волосы её лицо, и насадил ртом на торчащую залупу.

От толчков Толяна, тело учительницы подавалось вперёд, и она вынужденно заглатывала член Николая.

К счастью для Даши, Толян был скоростел, и через несколько толчков он выдернул член, и выдал залп спермы на её белые ягодицы.

Следом Владимир активно задвигал тазом, и через некоторое время мощно спустил ей на растрёпанное лицо.

— Ну как? – спросил ебарей Костя.

— Супер-очко! – издевательски оценил Толян.

— Соска ещё та! – дал свою оценку Вован, — а следующий раз МЫ будем начинать! Идёт? – спросил он Костю.

— О*кей!

Через некоторое время друзья ушли, оставив Костю с Дашей одних.

— Ну без обид, Дашух! Знаю, знаю, — больно было! Хуй-то у Толяна ещё тот, толстущий! А с непривычки-то вообще пипец! Зато теперь всё у тебя позади… — «утешал» женщину Костя, попивая пиво.

Даша с трудом встала с пола, — изнасилованная, униженная, оскорблённая!.. Она умылась и надев другой халат, села и заплакала…

Раздался стук в дверь, и в дом вошли лесник и два милиционера. На полу валялся халат, порванные трусики и разбросанные пуговицы…

Костя мигом просёк ситуацию и кинулся к отцу.

— Папа, папа! Это всё она, она! А я вот не удержался!.. – форсируя события, с надеждой в голосе, театрально закричал Костя — Ты мне веришь?

Лесник готов был убить подонка, увидев такую картину! Он неожиданно, для служителей порядка, размахнулся и своим крупным кулаком со всей силы въехал в физиономию насильника! Студент от мощного удара отлетел и впечатавшись в шкаф, тихо сполз на пол. Из разбитого носа Кости потекла кровь…

Лесника тут же оттянули милиционеры, и Сергеич, наконец, овладел собой.

— У следователя, сынок, будешь оправдываться… — тяжело ответил он.

Милиционеры переглянулись, а один из них понимающе сказал:

— А мы ничего такого и не видели…

Парню помогли остановить кровь, и на его руках щёлкнули наручники…

***

В качестве доказательства, следователем Петровым, был изъят ноутбук и фотоаппарат Кости. У Даши были взяты образцы спермы.

С друзьями Кости следователю было сложнее. Прямых улик на них не было, а на Петрова вовсю пошло давление сверху. Дело в том, что друзья Кости оказались отпрысками председателя колхоза и крутого, местного предпринимателя. Петрову пришлось отступить, и друзья пошли по делу в качестве свидетелей. Спасая шкуру, они с потрохами сдали Костю.

Через пару месяцев прошёл суд, и поехал наш студент не в училище, а «набираться опыта» в места не столь отдалённые…

После суда житья в деревне совсем не стало и леснику, и учителке!

— И такая-то она, сякая! И совратила-то она безвинного парня!.. И это только про него одного мы знаем! А сколько с ней деревенских мужиков переспало?!.. Ужасть! – судачили бабы.

***

Заканчивая этот рассказ, автору стало искренне жаль Дашу.

Ну а в чём она, собственно, виновата? Если только в том, что была не столь осторожна и ступила на хрупкий лёд? Или в том, что ходила по дому в одном халате? Или в том, что решила в глуши голиком позагорать? Всего-то?

Поэтому давайте «нарисуем» этой истории красивый конец. Итак…

Пользуясь некоторыми связями, лесник продал пасеку и старенький москвич. Затем и на его дом нашёлся покупатель из городских. Собрав нехитрые пожитки, он уехал с Дашей вёрст за 500 вглубь тайги, где их никто не знал, и купил там плохонький дом. Ему удалось устроиться там даже местным лесничим…

Но ему с Дашей казалось, что не в удобствах счастье, а в том, что они теперь навсегда ВМЕСТЕ!

Они вовсю радовались жизни, а эту историю старались не вспоминать!

А через назначенное, природой, время у Даши родился хорошенький мальчик. У него были голубые глаза, как у Даши, и приплюснутый носик, как у Ивана.

И стали они жить-поживать да… детей наживать!

Ну а что? Наш лесник-то ещё — хоть куда!..

Уважаемый читатель! Если рассказ понравился – не забудьте лайкнуть!