Тюремная стажировка-2

     
Прошла неделя. За это время я почувствовал, как во мне что-то перевернулось: теперь я точно знал, что мне нужно — парней и побольше!!!

     Как оказалось мой коллега — доктор Зак был тоже большим любителем мужской любви и пришедшее со мной событие (я имею в виду свой секс с заключенным Полем) было организовано им. Поль был «одаренным» парнем, который «давал» всем, и, по словам Зака, через его хуй прошла добрая половина администрации тюрьмы, не говоря уж о заключенных. В следующее свое дежурство я снова оказался в одной смене с охранником Хулио. Это был плотный латинос, обладатель сильно раскачанного тела, которым он очень гордился — рубашка туго обтягивала его мощные руки, грудь и спину, а брюки плотно сидели на упитанной мускулистой заднице. Во время утренней проверки он повредил руку и, воспользовавшись тем, что все заключенные находятся на прогулке, пришел ко мне. Я быстро обработал его руку — рана была неглубокой и перевязал ее. Хулио сидел рядом со мной, через тонкие летние брюки явственно просвечивался немаленький член, прижатый к левой ноге. «Игор, я хочу чтобы ты мне отсосал, — внезапно сказал он мне. — я видел чем ты занимался в камере с заключенным».

     — Блин, ну вот гад, — подумал я, расстегивая молнию на его штанах.

     Хулио развязно раскинул ноги, заложив руки за голову и заставляя расстегнутую до пупка рубашку обнажить его шикарную загорелую грудь.

     — Ну что? Начнем, что-ль? — произнес я, встал и принялся расстегивать рубашку.

     — Притормози-ка! — Остановил меня охранник и, встав, сам принялся расстегивать пуговицы на моей гавайке, затем медленно стянул ее с плеч, обнажая загорелый торс. Прильнув губами к плечам, он страстно, с засосом поцеловал горячее тело, затем прошелся мокрым шершавым языком по плечам, своду груди, поцеловал сосок и засосал его.

     Мои руки жарко касались тела мулата, оглаживая его бока, рельефный пресс, крутые плечи. Мой член вспыхнул, набух и зудел, распирая тесные плавки и заставляя их высунуться из-за пояса легких бермуд. Горячие руки охранника мягко и сладострастно гладили мои бедра, стянули шорты вместе с плавками, затем развязали шнурки на кроссовках, разули и стянули с меня носки, заставляя стоять босиком на потертом ковролине.

     Я опустился на колени перед парнем, поцеловал его член, чувствуя, как тот завибрировал в ответ, поцеловал снова, сдвигая губами плоть с головки и всосал ее в себя, заставляя Хулио задохнуться от нахлынувших на него ощущений. Мои губы плотно обхватили чувствительную плоть мулата, язык жестко оплетал его головку, заставляя тело парня корчится от сладкой муки. То засасывая член все глубже и глубже, глотая его до самого корня, то снова выталкивая на волю, я довел парня до того, что тот не мог стоять на месте, корчась, извиваясь всем телом и перетаптываясь с ноги на ногу, вцепившись обеими руками в полки и зажмурясь, что было сил:

     Член Хулио словно взорвался, волны небывалого по силе экстаза прокатились по телу латиноса, тяжело и туго выстреливая в широко подставленный мною рот горячие и хлесткие струи.