шлюхи Екатеринбурга

Тётушка Дженни (буржуйский инфантилизм). Часть 22

     Викки взяла салфетку и принялась старательно вытирать мне попу.

     – Дырочку тоже, – подсказала Сью.

     – Сунуть вовнутрь обернутый салфеткой палец? – улыбнулась Викки.

     – Ага, – кивнула Сью, – Помнишь, как я это делала?

     – Какой недовольный, – улыбнулась Викки, запихивая мне в попу детскую салфетку.

     – Как нибудь переживёт, – усмехнулась Сью.

     – Ничего себе, как у него там было грязно, – сказала Викки, продемонстрировав подругам вынутую у меня из попы салфетку, – Наверно надо вытереть мальчишке дырочку еще раз – новой салфеткой.

     – Достаточно, – улыбнулась Сью, – Не надо ему снова палец в попу совать. Ты ж не хочешь, чтобы он тут, на столе, наложил кучу.

     – Только этого мне не хватало, – хихикнула Викки.

     Словно подтверждая опасения своей няни, я не выдержал и громко пукнул.

     – Ой! – вырвалось у Викки, – Наверно и вправду слишком долго держала у него в попе палец.

     – Одного пука испугалась! – усмехнулась Сью, – Давай, продолжай. Поменяй салфетку и хорошенько протри мальчишке яички.

     – У кого есть между ножек маленький мешочек? – ласково обратилась ко мне Викки, щекотно скользя холодной салфеткой по моей мошонке.

     Щекотка была такой острой, что я задрыгал ногами.

     – Чего он так занервничал? – обеспокоенно спросила Викки у моей няни, – Я ж стараюсь осторожно: легкими скользящими движениями.

     – Мальчишке от этого еще щекотнее, – усмехнулась Сью.

     – Точно, – улыбнулась Викки, продолжая нестерпимо щекотно вытирать мне мошонку, – У мальчиков же там, за яичками, самое щекотное место.

     “Нарочно дразнит щекоткой” – с обидой догадался я, чувствуя, что покрываюсь гусиной кожей.

     – Так прикольно крутит попой, – хихикнула Викки.

     – Пытается увернуться от твоей салфетки, – улыбнулась Эшли.

     – Все равно не увернёшься, – сказала мне Викки, – Давай-ка еще раз тебя вытрем – особенно вот тут, за яичками.

     Помучив меня щекоткой еще полминуты, Викки опустила мои ноги вниз и взяв новую салфетку, принявшись старательно вытирать мне живота.

     – Такой нежная кожа, – улыбнулась она.

     – Ага, гладкая, как у шестимесячного, – согласилась Эшли, бесцеремонно пощупав мой лобок.

     Я обиженно поджал губы, услышав, как меня в очередной раз сравнили с грудным малышом.

     – А вот это наша маленькая писюнька, – улыбнулась Викки, приподняв пальцами мою письку.

     – Оберни салфеткой и как следует вытри, – попросила Сью, – Ага, вот так. Помни пальцами его мальчишечий стручочек.

     – Прикольный краник, – хихикнула Викки, – Как у мальчиков всё интересно между ножек устроено.

     – Ну что, везде вытерла? – обратилась к Викки моя няня, – Теперь помажь мальчишку детским маслом.

     – Просто плеснуть на живот и размазать? – спросила Викки.

     – Ага, плесни и размажь во все стороны, – сказала Сью.

     – Обязательно проследи, чтоб масло попало в паховые складочки, – добавила Эшли.

     Полив мне живот противной тягучей жидкостью, Викки принялась нестерпимо щекотно водить по нему ладонью.

     – Стручок тоже мазать? – хихикнула она.

     – Конечно, – кивнула та.

     Лёжа перед всеми голышом и чувствуя, как чужие пальцы теребят мою письку, мне хотелось провалиться под землю от стыда.

     – Попробуй оттянуть кожицу и помажь кончик головки, – попросила Сью.

     – Вот так? – обернулась на нее Викки.

     – Ага, – кивнула Сью, – У него больше и не оттянется. Сама пробовала.

     – А теперь что? – спросила Викки, прекратив неприятные манипуляции с моей писькой, – Поднять ножки и помазать попу?

     Сью молчала кивнула и Викки рывком задрала мне ноги, положив руку под коленки.

     – Молодец, – похвалила подругу Сью, – Уже знаешь, как держать.

     Взяв свободной рукой прозрачную бутылочку и осторожно полив меня детским маслом между ягодиц, Викки снова вопросительно посмотрела на Сью.

     – Сначала пройдись указательным пальцем ровно между ягодичками, – начала подсказывать Сью, – Ага, вот так: сверху вниз, а теперь снизу вверх.

     – А дырочку? – улыбнулась Викки.

     – Суй туда палец, не бойся, – усмехнулась Сью, – Но долго не держи.

     – Я знаю, – хихикнула Викки, бесцеремонно углубившись пальцем мне в попу, – Ты меня уже предупреждала, что он может наложить кучу.

     – Теперь просто размажь масло по ягодичкам, – попросила Сью после того, как Викки вынула палец у меня из попы, – Всей ладонью.

     – Бедра тоже? – спросила Викки, щекотно водя ладонью у меня между ягодиц.

     – Ага, – кивнула Сью, – С внутренней стороны.

     – Что такое? – ласково обратилась ко мне Викки, – Что нашего малыша беспокоит? Не нравится, как мажут детским маслицем? Надо потерпеть. Всех деток так мажут. Мы же не хотим, чтобы у маленького Томми появились опрелости.

     Дрожа всем телом от нестерпимой щекотки, я почувствовал, что покрываюсь гусиной кожей.

     – Такие классные маленькие шарики в аккуратном розовом мешочке, – хихикнула Викки, приковснувшись пальцами к моей мошонке, – Сейчас как следует этот мешочек помажем. Вот так, со всех сторон.

     – Не мучай мальчишку, – вступилась за меня Эшли, – Смотри, как он дрожит от щекотки.

     – В самом деле, Викки! – обратилась к подруге Сью, – Хватит баловаться. Давай, закругляйся. Томми уже давно пора спать.

     Сью протянула Викки чистый подгузник, который та мне тут же одела.

     – Ой, надо писюню вверх задрать – спохватилась Викки и расстегнув одну из липучек подгузника, залезла ладонью вовнутрь и поправила мою письку, снова заставив меня покраснеть.

     – Молодец, – улыбнулась Сью, – Всё помнишь. Ну что, одевай мальчишке пижаму.

     Викки взяла со стола светло-жёлтую пижаму и принялась ее на меня натягивать. Было ужасно обидно, что меня одевают лежа, как грудного, но я не решил не капризничать – лишь бы девчонки побыстрее от меня отстали.

     – Слезай со стола и иди спать! – приказала мне Сью после того, как Викки застегнула все кнопки пижамы.

     Мне не нужно было повторять дважды и буквально спрыгнув со стола, я подбежал к кровати и юркнул под одеяло.

     – Пошли, – сказала Сью подругам, задёргивая шторы.

     “Наконец-то” – подумал я, увидев, что все трое направились к двери. Не прошло и пяти минут, как я заснул.

     

     Проснувшись, я прислушался к доносившемуся из-за двери разговору. “До сих пор здесь” – недовольно подумал я, различив голоса Викки и Эшли.

     – Ну что, пойдём будить, – сказала Сью, – Представляю, какой он мокрый.

     – Я снова могу поменять Томми подгузник, – предложила Викки.

     – А можно в этот раз я? – попросила Эшли. .

     – Я первая Сью попросила! – заявила Викки.

     – Ты с ним уже возилась, – обиженно сказала Эшли.

     – А у тебя есть маленький братик, – не унималась Викки, – Ты ему постоянно подгузники меняешь, а мне не на ком тренироваться.

     – Вы еще за Томмин подгузник подеритесь, – усмехнулась Сью.

     Послышались приближающиеся шаги и через пару секунд все трое вошли ко мне в комнату.

     – А мы оказывается уже проснулись, – улыбнулась мне Сью, – Ну что, Томми, давай проверим твой подгузник.

     Сью подошла к моей кровати и быстро откинув одеяло, принялась бесцеремонно щупать меня между ног.

     – Сухой, – удивлённо сообщила она подругам.

     – Приучение к горшку приносит первые плоды, – усмехнулась Викки с явным разочарование в голосе.

     – Что, обломались? – засмеялась Сью, – А так спорили, кому сейчас менять Томмин подгузник.

     – Может все равно поменять? – сказала Викки, – Притвориться, что мальчишка мокрый.

     – Какая ты нетерпеливая, – улыбнулась Эшли, – Не можешь подождать, пока он действительно намочит подгузник.