Тётушка Дженни (буржуйский инфантилизм). Часть 11

     Раздался еще один звонок в дверь и Дженни побежала ее открывать, оставив меня с Мелиссой. Заметив, что та пристально разглядывает мой подгузник, я густо покраснел от смущения.

     – Так ты, Томми, оказывается не просто носишь подгузники, – сказала Мелисса с насмешливой улыбкой, еще больше вогнавшей меня в краску, – Я вижу, ты их вовсю используешь по назначению.

     Я стеснительно промолчал. Чувствовалось, что Мелисса была опытной мамой, от которой невозможно было ничего скрыть.

     – Это Томми, – представила меня Дженни очередным гостям.

     – Здравствуй, Томми, – приветливо сказала молодая женщина лет двадцати.

     – Ну? – обратилась ко мне Дженни, – Что должен сказать воспитанный ребёнок?

     – Здравствуйте, – стеснительно пролепетал я.

     – Мелисса, – представилась гостям Дженнина соседка.

     – Кристина, – улыбнулась молодая женщина, – А это моя кузина Бианка.

     Кристина кивнула на стоящую рядом с ней девочку лет 14-ти.

     – Бианка за последний год так повзрослела, – заметила Дженни, – Она всегда была красивой девочкой, но сейчас просто на обложку журнала. От мальчишек наверно отбоя нет.

     – Она переборчивая, – засмеялась Кристина.

     – В каком ты уже классе? – поинтерсовалась Дженни у Бианки.

     – Перешла в девятый, – ответила та.

     – Упросила взять с собой, – сказала Кристина, кивнув на Бианку, – Посмотреть на твоего малыша.

     – Я думала, он у тебя совсем маленький, – засмеялась Бианка.

     – И я после твоих рассказов про мокрые штанишки максимум трехлетнего ожидала, – добавила Кристина.

     – Томми у меня хуже трехлетнего, – вздохнула Дженни, – Мало того, что каждую ночь постель мочит, так сегодня еще умудрился обкакаться. В магазине, у всех на виду.

     – Сколько ему? – поинтересовалась Кристина, – Лет восемь?

     – Угу, – кивнула моя тётя.

     – Мальчики поздно начинают ходить на горшок, – сказала Мелисса, – Мне своего только в четыре года удалось приучить. Но бывают, оказывается, и такие, кто в восемь лет носят подгузники.

     – У тебя тоже мальчик? – поинтересовалась у Мелиссы Кристина.

     – Ага, – кивнула та, – В прошлом месяце исполнилось пять. Осенью в киндер пойдём.

     – А вот Томми надо вместо третьего класса ходить в ясли, – заявила Дженни.

     – Такой смешной, – хихикнула Бианка, обращаясь к моей тёте, – Он у тебя дома все время так ходит – без штанишек?

     – А зачем Томми штанишки? – усмехнулась Дженни, – Малыши обычно ходят дома без них.

     – Твоему сорванцу подгузник очень идёт, – заметила Кристина.

     – Ага, такой хорошенький мальчонка, – умилительно улыбнулась Бианка.

     Дженни снова принялась обсуждать с гостями моё наказание – пока не раздался очередной звонок в дверь

     – Это наверно Бекки, – улыбнулась моя тётя и побежала открывать.

     Бекки оказалась симпатичной молодой женщиной чуть старше Кристины. И пришла она тоже не одна.

     – Как Энди вырос, – заметила Дженни, кивнув на сидящего у Бекки на руках розовощекого малыша.

     – Нам уже полтора годика, – гордо сказала Бекки.

     – Такой симпатюля, – улыбнулась Бианка.

     – А твой маленький племянник где? – поинтересовалась Бекки у моей тёти.

     – Как где? – засмеялась Дженни, обернувшись на меня, – Вот он!

     – Этот мальчишка? – удиивлась Бекки, – Это его ты никак не можешь приучить к горшку? Я, если честно, ожидала ясельного карапуза.

     – Все ожидали, – усмехнулась Кристина, – А она просто решила одеть восьмилетнему мальчишке подгузник.

     Все дружно расхохотались.

     – У Томми кроме подгузника еще куча детских вещей есть, – улыбнулась Дженни, – Одежда, мебель, игрушки. Хотите посмотреть его детскую?

     Дженни взяла меня за руку и повела в гостевую спальню, официально переименованную в “детскую”.

     – Ну как? – спросила гостей моя тётя, зайдя в комнату.

     – Вау! – воскликнула Бекки, оглядевшись по сторонам, – Действительно самая настоящая детская.

     – Небось кучу денег на эту детскую потратила? – поинтересовалась Кристина, – Всё есть: манеж, мобиль над кроватью, даже специальная мусорка для подгузников.

     – А пеленальный стол какой основательный, – улыбнулась Кристина.

     – Слушай, а можно заняться на этом столе моим Энди? – неожиданно обратилась Бекки к моей тёте, – Ему уже давно пора поменять подгузник.

     – Нет проблем, – улыбнулась Дженни, – Кстати Томми тоже не мешает его поменять.

     – И вправду пора, – согласилась Кристина, оценивающе оглядев мой подгузник, – Смотрите, как набух.

     – Давай сначала ты, – предложила Дженни.

     – Мальчишки и вдвоем на этом столе спокойно поместятся, – заметила Бианка.

     – Было б интересно попробовать, – улыбнулась Дженни.

     – Давай попробуем, – улыбнулась Бекки.

     – Иди сюда! – поманила меня пальцем Дженни, – Сейчас поменяю тебе памперс.

     “Специально ждала прихода гостей, чтобы заняться этим у них на виду” – с обидой догадался я. Мало того, что мне предстояла очередная смена подгузника в присутствии гостей, в этот раз Дженни собралась уложить меня на пеленальный стол рядом с настоящим ясельным малышом, недвусмысленно намекая, что я мало чем от него отличаюсь.

     – Какой тяжелый, – вздохнула Дженни, не без труда подняв меня на стол.

     – Действительно поместились, – улыбнулась Кристина, когда Дженни уложила меня на спину рядом с маленьким Энди.

     – Смех, да и только, – хихикнула Бианка.

     – И не говори, – усмехнулась Мелисса, – Восьмилетний мальчишка рядом с полуторагодовалым малышом.

     – Причём оба в набухших подгузниках, – добавила Кристина.

     – Сейчас останутся без них, – улыбнулась Дженни, – Ну что, раздеваем?

     Дженни быстро расстегнула мой подгузник и высоко задрав мне ноги, вытащила его из-под моей попы. Я повернул голову влево и посмотрел на лежавшего в точно такой же беззащитной позе полуторагодовалого Энди.

     – Какая прелесть, – захихикала Бианка, – Две хорошенькие голенькие попки.

     – Ага, просто картина маслом, – засмеялась Мелисса.

     – Как они лежат с задранными вверх ножками? – улыбнулась Кристина, – И вправду невозможно смотреть без улыбки.

     – Голенькие малыши такие смешные, – продолжала хихикать Бианка, – Особенно мальчики.

     – Мальчишки голышом – просто прелесть, – с улыбкой согласилась Кристина.

     – Угу, – кивнула Мелисса, – Обожаю мальчишек. Такие непосредственные.

     Расправив заранее приготовленный чистый подгузник, Бекки подложила его своему малышу под попу.

     – И мы постелим под попу чистый памперс, – сказала Дженни, пихнув мне под попу подгузник, – На всякий случай.

     – Неужели боишься, что пустит струйку? – засмеялась Мелисса и вслед за ней все остальные.

     – Подстраховаться никогда не мешает, – усмехнулась Дженни, принявшись протирать мне мокрой салфеткой попу.

     – Не знаю, как восьмилетние, а мой Энди еще как любит писать во время детских процедур, – улыбнулась Бекки.

     – Какой с твоего в полтора года спрос, – усмехнулась Мелисса, – А вот Дженнин восьмилетний мальчишка уже подобными вещами заниматься не должен.

     – Да? – засмеялась Бекки, – А ты много восьмилетних детей в подгузниках видела?

     – А это правда, что только мальчики этим занимаются? – понитересовалась Бианка.

     – Писают во время смены подгузников? – уточнила Кристина, – Ага, обычно мальчики до двух лет. Я у себя в больнице к подобным фонтанчикам уже привыкла.

     – Так ты в детской больнице работаешь? – оживилась Мелисса.

     – Ага, – кивнула Кристина, – Медсестрой.

     Дженни опустила мои ноги вниз и поменяв салфетку, принялась щекотно вытирать мой лобок. Ужаснее всего было то, что ее опасения действительно имели под собой почву, потому что я уже давно хотел писать. Но сделать это после прихода гостей мне не позволял стыд – даже незаметно, в подгузник. “Незаметно б всё равно не получилось, – вздохнул я про себя, – От опытных мам невозможно ничего скрыть”.