Ты правда этого хочешь? Часть 2

     
Алина осталась стоять на четвереньках, с истекающей от возбуждения киской, а я поднялся и достал из шкафа хороших размеров надувной анальный плаг. Алина только сладострастно охнула и подалась всем телом назад, когда я насаживал её попочку на четыре сантиметра анального удовольствия. Я погрузился своим членом в её киску и начал ритмично двигаться, слегка подкачивая плаг на каждое движение. Плаг в её анусе начал постепенно раздуваться, расширяя проход, а Алина только тихонько скулила и старалась насадиться на мой член поглубже. Плаг прибавил к своему диаметру примерно сантиметр, и Алина прекратила движения, прислушиваясь к ощущениям в своей попке. Я продолжал двигать внутри неё свой поршень, наблюдая, как Алинкин анус сдает свои позиции расширяющемуся плагу.

     Плаг прибавил ещё сантиметр и Алина стала редко и глубоко дышать. А её попке сейчас творилось нечто невероятное: толстый плаг неумолимо раздвигал стенки её сфинктера. Алина опустила голову и продолжала глубоко дышать, пытаясь расслабить анус. Скоро она застонала, не каждая попка в состоянии вытерпеть такое вторжение. Я прекратил двигаться внутри неё и целиком погрузился в созерцание борьбы её анальной дырочки с плагом. После нескольких качков её анус распирало так, будто туда засунули небольшую бутылку Пепси. Алина глубоко дышала ртом, боясь пошевелиться. Я сделал два энергичных качка, её лицо исказилось гримасой страдания. Ещё качок! Анус стал похож на огромную раскрытую пещеру, а Алина только прикусила нижнюю губу, стоит, пытаясь сдержать волны жгучей боли в её красном от такого надругательства заду. Когда же она запросит пощады?

     Ещё качок! Ещё: и еще!… Алина совсем перестала дышать, она вся превратилась в огромный развороченный анус. Она вся напряглась, пытаясь как-то совладать с тем кошмаром, который сейчас испытывает её дырочка. Казалось она балансирует на грани, чтобы не закричать, моля о пощаде для своей попки. Я наклонился к её уху и произнес:

     – Сейчас я сделаю ещё ПЯТЬ полных качков и посмотрю, как с этим справится твоя попка:

     Алина обречённо кивнула и ещё больше выпятила зад для предстоящего испытания.

     – РАЗ! – я сдавил грушу в руке. Алина сделала короткий глоток воздуха и опять затаила дыхание.

     – ДВА! – её попа разверзлась под натиском плага.

     – ТРИ! – сфинктер раскрылся настолько, что, казалось можно просунуть внутрь руку не касаясь стенок.

     – ЧЕТЫРЕ! – Алина застонала, мотая головой. Она сейчас сходила с ума от невозможности вытерпеть такое надругательство. Хватала ртом воздух, как рыба пытаясь найти спасение от невыносимой боли в растянутом анусе.

     – ПЯТЬ! – она выгнулась дугой, раскрыв рот в немом крике: Её анус был готов вот-вот лопнуть от натуги, а с перевозбуждённой киски потянулась вниз капля её сока.

     Сердце у меня бешено колотилось и при виде этой сцены. Алина, казалось, не могла решить, какую из граней ей переступить: боли из оргазма. Трясущимися от возбуждения руками я стал привязывать её лодыжки к её бёдрам. Алина все ещё находилась в предоргазменной агонии, когда я туго связав ей за спиной руки локоть к локтю, привязал их к её лодыжкам и положил её на спину.