шлюхи Екатеринбурга

Трусливый мальчишка. Часть 1

     Из рассказов доктора Грушевского.

     

     Я работаю участковым врачом вот уже девятнадцать лет. И всегда ношу с собой на вызовы, помимо стандартных инструментов, еще и набор различных клизм и наконечников. Собственно говоря, из-за этой моей любви к таким процедурам я и пошел в медицинский – можно сказать, это мое призвание.

     И вот однажды мне поступил вызов от некоего молодого человека – некоего Максима Р. , 18 лет, у него сильно болел живот. Предвкушая очередное волнующее приключение, я отправился по адресу:

     Дверь мне открыла полноватая женщина лет сорока с небольшим, из-за ее спины выглядывала еще одна, чуть постройнее и помладше.

     – Здравствуйте, вы мама? – обратился я к старшей.

     – Да, доктор, вы знаете, у Максимки беда прям – лежит, не встает, мы с сестрой и не знаем уже:

     – Да, и не ест ничего, – перебила ее сестра. Мне показалось, что характер у нее строгий и решительный – так она это сказала. Мы познакомились – маму звали Елизавета Юрьевна, а сестру – “Просто Людмила” , как она представилась (явно намекая на то, что она еще слишком молода для того, чтобы называть ее по отчеству) . Я разделся (была зима) , помыл руки, и мы прошли в комнату.

     Я сразу же увидел на кровати безумно симпатичного, с отличной фигуркой мальчугана – он лежал ничем не прикрытый, в обтягивающих трикотажных трусиках и такой же маечке с большими вырезами. Майка была приподнята, и он держал руку на своем голом животе – видно было, что мальчику действительно несладко. Я поздоровался и, мгновенно оценив обстановку, достал из сумки футляр со скрытой видеокамерой. Направив ее на предполагаемое место проведения процедуры, я незаметно нажал на “пуск”.

     – Ну что у нас случилось? – дружелюбно глядя на паренька, спросил я.

     – Да вот, – простонал он приятным подростковым голоском, – в гостях был вчера:

     – Ну явно съел что-нибудь, – опять встряла в разговор Людмила. Кажется, подумал я, она из тех женщин, которые любят брать на себя инициативу. И по моим расчетам, это должно было сыграть мне на руку.

     – Ну что ж, – я присел на край кровати и поставил на услужливо поданую матерью табуретку свою сумку, – поднимите майку еще повыше, молодой человек.

     Мальчик старательно задрал майку – так, что из-под нее показался даже сладенький розовый сосок. Я положил руки на его слегка вздутый животик, и стал ощупывать его – сначала в области желудка, потом чуть пониже, и наконец спустился ниже пупка. Отработанным движением я приспустил с парня трусики так, что из-под них показались лобковые волосики. Мальчик чуть напрягся, но не подал виду, что это его смутило. Он еще не знал, что самое интересное у нас – впереди: Я неторопясь ощупал животик ниже пупка и как бы невзначай почесал себе нос, жадно вдохнув оставшийся на моих пальцах аромат мальчишеского тела. Мать и тетя мальчика постоянно стояли рядом,

     и неотрывно смотрели на нас, так что я счел, что будет вполне уместно проделать мой обычный трюк – ощупывание самых нижних отделов живота без полного снимания трусиков. Я просунул руку под резинку под резинку трусов мальчика и, как бы прикрывая своей ладонью половые органы Максимки от женщин, надавил на них плотно сжатыми пальцами и одновременно оттопырил запястьем трусики. При этом мой большой палец был демонстративно оттопырен в сторону – мол, я не лапаю, я просто произвожу медицинские манипуляции. Все это я проделал за пару секунд – и мальчик от неожиданности резко дернул бедрами, рефлекторно попытавшись сдвинуть ножки и защитить свою письку. Но вовремя спохватился и расслабил ноги, снова их раздвинув. Я ощупал низ животика и, вынув руку, поставил “диагноз” :

     – Что ж, видимо – действительно отравление. Стул давно был?

     – Позавчера, – ответил мальчик.

     – А сейчас не хочешь в туалет? Нет? Ну я не знаю, при отравлении всегда первым делом прокакаться надо. Обязательно. Можно, конечно, слабительное принять, но: – я повернулся к женщинам и продолжил, обращаясь уже к ним, – любое слабительное очень плохо на организм влияет. Лучше по-старинке так сказать, дедовскими методами.

     – А это как? – спросила взволнованно Елизавета Юрьевна.

     – Очень просто – надо клизму поставить!

     – Не, я не хочу клизму! – Сразу же испуганно заупрямился мальчишка. – Лучше слабительное!

     Глупенький, он не знал, что я давно уже отработал несколько весьма эффективных приемов против упрямых мальчишек!

     – От слабительного много побочных эффектов бывает, – сделав серьезную мину, сказал я, и добавил, опять обращаясь к женщинам, – вы хотите, чтобы у него другие проблемы начались?

     Елизавета Юрьевна испуганно замотала головой, а Людмила решительно ответила:

     – Нет конечно. Максим, раз доктор говорит:

     – Но если ты именно клизмы боишься так, можно и по-другому попробовать. Хотя чего ее бояться? Тебе ставили ж раньше наверняка?

     – Ой, да ставили, но столько мучений было! – Ответила за сына мать. – И боялся он, и плакал, и вырывался: Правда, он маленький тогда был еще.

     – Ну так что, Максим, не согласен ты на клизму? – спросил я паренька.

     – Максимка, соглашайся, ну что ты, – начала вдруг сюсюкать с ним, как с малышом, мама, – видишь, мы у дяди время отнимаем, а он такой внимательный, так внимательно к тебе относится!

     – Максим, хватит ломаться уже, – добавила тетя, – давай!

     – Не, я клизму не буду, – опустив глаза, пробурчал Максимка, – лучше по-другому как-то:

     – Ну ладно. По-другому так по-другому. – Сказал я, и полез в свою сумку. – А ты раздевайся пока и становись лицом вон туда, к стеночке.

     – Как раздеваться? – настороженно спросил Максим.

     – Полностью.

     Максимка нехотя поднялся с кровати, подошел к стенке, и замер в растерянности.

     – Что ты, родных своих стесняешься? – Улыбнулся я. – Они ж наверняка тебя и в ванной и мыли, и попку подтирали тебе: Хотя они если надо и выйти могут. Да? Людмила? Елизавета Юрьевна?

     – Ой, да чего там выходить-то! – Решительно сказала Людмила. – Давай, Макс, раздевайся. А мы поможем наоборот, если что!

     Я понял, что она ХОЧЕТ остаться.

     Максим, тем не менее, полностью раздеваться не стал, только спустил трусики. Он даже не стал снимать майку, а стянул ее с плеч и также спустил вниз до коленок. Моему взгляду открылась великолепная, круглая и пухлая юношеская попочка, абсолютно безволосая и нежная, как у маленького мальчика. Но я, разумеется, ничем не выразил своего восхищения.

     – Так, обопрись на стену руками, и попу оттопырь посильней, – скомандовал я Максимке, подходя к нему с прибором.

     – Ой, а что это такое у вас? – спросила мать.

     – Это? Это электростимулятор такой медицинский специальный.

     – Ой, а ему что, больно будет? – снова заволновалась Елизавета.

     – Ну разве что чуть-чуть только. Но это абсолютно безвредно, уверяю вас. И гораздо менее опасно, чем клизма даже.

     Разумеется, этот способ “прокакивания” с помощью электростимулятора я придумал сам – с одной единственной, ЭРОТИЧЕСКОЙ целью – мучить юных пациентов. Никаких данных о том, что таким образом можно стимулировать быстрое опорожнение кишечника, у меня поначалу не было. Но странное дело – некоторые мальчишки (примерно каждый десятый) действительно прокакивались сразу же после применения моего идиотского метода! Я мог объяснить это только тем, что они поддавались моему внушению и действительно верили, что это эффективный способ. Либо боялись электротока, и обделывались от страха:

     Незаметно поправив видеокамеру и подставив поближе к Максимке табуретку, я сел на нее и поднес прибор к попе мальчика.

     – Так, давай, оттопыривай: И ноги пошире расставь: Я подержу тебя, чтоб ты попой не вертел, не бойся: – с этими словами я аккуратно, но уверенно взял парнишку за яички, и слегка притянул к себе, оттопыривая посильнее попку. Затем включил прибор на малую мощность, и осторожно вдавил его в анус мальчика (не вводя, а просто сильно прижимая) .

     – Ай! – Максимка дернулся, но я крепко держал его за яички.

     – Не бойся, не бойся. Вот видишь, ты раздеваться не захотел полностью, трусы с майкой мешают тебе ноги раздвинуть как следует. А то тебе попроще было бы:

     Постепенно увеличивая напряжение, и обрабатывая прибором не только анус, но и всю промежность мальчика, я приступил к своему любимому занятию – задаванию неловких вопросов:

     – Максим, часто запоры бывают у тебя?

     – Ай! Нет, – Максимка дернулся от электрического разряда.

     – А с девочками ты встречаешься уже?