Трудности воинской службы. Часть 6

     – Хорошо… – Денисов посадил ее себе на колени и снова залез под юбку. – Умница… Ножки раздвинь! – она расставила ноги насколько смогла, снова почувствовав как грубые пальцы трогают губки.

     – Ты же не думаешь что это все? – говорил Денисов, изучая ее промежность. – Просто тут люди ходят, больше чем на минет рассчитывать не приходится… А вечером ты ко мне в общежитие приходи, там окончательно и рассчитаемся. Не бойся, это не страшно. Быстренько туда-сюда и свободна. И, что самое главное, сын тоже на свободе!

     – Хорошо… – выдавила из себя Анна.

     Во рту еще стоял вкус спермы. В вагине хозяйничал чужой палец. Но раз есть шанс спасти Женьку – надо это использовать. Обязательно надо! У него еще вся жизнь впереди, а это все скоро забудется. Или не скоро, но все равно забудется. Надо только часок потерпеть. Обычный мужичок, ну на сколько его хватит? Ну на полчаса от силы. Ну пусть даже на час. Причем это на все про все, а сам процесс минут десять займет, а то и пять. А уж она постарается, чтобы все закончилось побыстрее.

     

     Вечером того же дня в комнате общежития, числящейся за Денисовым, сидели хозяин с Кругловым и обмывали первый транш взятки. Денисов все рассказал другу, и про минет, и про намечающийся вечерний визит. Круглов осуждающе морщился и придерживался мнения что брать надо было деньгами. Пусть даже с отсрочкой. Пацану служить еще долго, и если что, то веселую жизнь ему можно устроить и по любому другому поводу. Денисов, прислушивался к его аргументам и вроде бы соглашался, но после следующей рюмки менял свое мнение, вспоминая, как давно последний раз трахал женщин. Он сразу же начинал намекать другу, что к нему скоро придут и неплохо бы Круглову к этому времени уйти, но тот говорил:

     – Да брось ты! Хорошо же сидим! Вот когда придет, тогда и пойду… хе-хе.

     После чего наливал очередную рюмку. Это продолжалось до тех пор, пока не раздался робкий стук в дверь.

     

     Анна, выйдя из гостиницы, была полна решимости быстро довести дело до конца и отработав повинность, с легкой душой вернуться домой. Однако решимость падала по мере приближения к пункту назначения. Ей казалось, что каждый встречный видит, куда и зачем она идет, и смотрит на нее с неприкрытым осуждением. К зданию общежития она буквально прокралась, стараясь никому не попадаться на глаза, а на второй этаж вообще проскользнула тенью, чутко прислушиваясь не идет ли кто навстречу. Благо обшарпанная дверь жилища Денисова была всего лишь второй от лестницы.

     

     – Заходи! – опережая хозяина разрешил Круглов.

     Дверь тихо скрипнула и в щель неуверенно заглянула Анна:

     – А старший лейтенант Дени… Ой!

     Она разглядела лейтенанта, а так же постороннего мужика, уверенно машущего рукой – заходи!

     – Так вот ты какая… – Круглов подтолкнул ее на середину комнаты и обошел вокруг. – Повезло тебе! – обратился он к Денисову. – Такую бабу трахать будешь!

     Анна при этих словах густо покраснела, глядя в пол, а Денисов опять начал:

     – Серега, тебе, наверное, идти пора…

     – Успею! – беспечно махнул тот рукой. – Давайте что ли выпьем за знакомство?

     Себе и лейтенанту он налил водки, а даме, подумав, вина, зато целый бокал.

     – Ну… до дна!

     Анна выцедила свой бокал под пристальным взглядом двух мужчин. Чувствовала она себя неуютно – один из них откровенно прикидывал, как будет сейчас ее трахать, а другой знал об этом но уходить вроде не собирался.

     – Ну начинайте что ли… – Круглов откинулся на спинку стула.

     – А ты что, не уйдешь? – удивился Денисов.

     – Зачем? Я посмотреть хочу. Я же видел как тебя били, теперь хочу увидеть как за это расплачиваются. Тебе же старый друг не помешает, если тихонечко посидит? А ее мнение меня не интересует. Или у тебя не встанет? – ехидно добавил он.

     

     Денисов находился в той стадии опьянения, когда уже не сильно важно смотрят на тебя или нет. А последняя фраза вообще его возмутила:

     – Чего-о-о?! У меня не встанет!? Раздевайся! – скомандовал он Анне, борясь с одеждой.

     Анна, стараясь не смотреть на зрителей, отвернулась, стаскивая платье. Затем пришла очередь лифчика и трусиков, Оставшись обнаженной, она взобралась на скрипучую кровать, легла на спину, расставив слегка согнутые ноги и зажмурилась в ожидании. Круглов подошел вплотную, полюбовался раскинувшимся перед ним телом и по хозяйски положил ладонь между ее ног на пушистый лобок.

     – Э-э-э-э… Руку убери! – возмутился наконец раздевшийся Денисов. – Хотел смотреть – смотри, а руками не трогай! – после чего накинулся на Анну – А ты чего это улеглась? Ты погоди, мы еще на тебя не насмотрелись… .

     

     Анна снова встала. Денисов подошел, по хозяйски облапал, пробуя поцеловать, усмехнулся, встретив отказ. Прижался членом, который, кстати, отлично стоял, к ее животу, сдавив в руках ягодицы. Потом потискал грудь, словно не замечая ее скривившееся лицо.

     – Нравится? – спросил он Круглова. – Ты еще сюда посмотри!

     Он заставил ее нагнуться, зашел сзади, растянул ягодицы а потом сунул палец меж губок. Наигравшись, зашел спереди и бесцеремонно затолкал член ей в рот.

     – Иди сюда! – позвал он Круглова – Смотри как сосет!

     Круглов без особого интереса посмотрел как член скользит между тонких губ, рассеянно погладив ее по спине. Денисов хоть и видел это, но промолчал. Понемногу поглаживания смещались к копчику. Анна, несмотря на то что сосредоточенно работала ртом, замечала, что поглаживания из легких прикосновений становятся все более плотными и продолжительными. Она чувствовала как Круглов уже откровенно мнет ягодицы, забираясь между ними и соскальзывая пальцем все дальше вниз. В конце концов Анна ощутила как в вагину нырнул толстый палец, а еще один лег на клитор. Денисов этого уже не видел, стоя с закрытыми глазами, постанывая и обеими руками дергая ее за надетую на член голову. Она чувствовала себя последней шлюхой, которую трахают с двух сторон, спереди – членом, а сзади – рукой, но поделать ничего не могла.

     Сейчас она была готова к тому, что еще немного, и сзади, для завершения картины, ей сунут настоящий мужской половой орган, но тут Денисов, который еще днем успел опробовать ее рот, возжелал ее вагины. Анну заставили стать коленями на стул, опираясь грудью на спинку. Влагалище сразу же приняло в себя упругий стержень, достаточно толстый для того, чтобы Анна ощутила как он, входя, распирает ее изнутри и помимо воли ахнула. Это чувство повторилось, когда стержень покинул ее, а потом снова протиснулся, раздвигая тесные стенки. Круглов встал перед ее лицом, заботливо гладя по волосам. Через минуту, когда Денисов, насладившись первыми мгновениями и освоившись в ее вагине, перешел к ритмичному долблению, сосредоточившись на ощущениях в члене, она увидела как перед ее носом рука Круглова расстегивает брюки. Вскоре перед ней качнулась крупная блестящая головка на конце жилистого ствола и направляемая мужской рукой ткнулась ей в губы. Анна, давно поняв, что рано или поздно, но сегодня ее будут трахать двое мужчин, открыла рот.

     

     Теперь ее полноценно имели с обеих сторон. Каждый, вгоняя член, тянул на себя, заставляя раскачиваться, поскрипывая стулом. Они подобрали такой ритм, что не мешая друг другу, по очереди нанизывали ее до упора на раздувшиеся от похоти члены.

     – Может на кровать переместимся? – предложил Круглов, опасаясь за целостность все сильнее шатающегося стула.

     Денисов кивнул, а от Анны никто и не ждал ответа.

     На кровати Денисов лег снизу. Анну посадили на торчащий к потолку, устрашающе блестящий от смазки кол лицом к его ногам, где разместился успевший раздеться Круглов, снова сунувший член ей в рот. Денисов подкидывал бедра, заставляя ее подпрыгивать еще выше, чтобы падая потом вниз, она в одно мгновение полностью надевалась вагиной на жаждущий этого момента член. Анна всеми силами старалась сжать мышцы влагалища, чтобы быстрее довести его до оргазма. То ли это помогло, то ли просто время пришло, но Денисов наконец излился в нее и затих.

     Круглов немедленно опрокинул ее на спину, и навалился сверху, растягивая в стороны ноги. Анна на секунду ощутила как беззащитна ее выставленная на всеобщее обозрение промежность и в следующее мгновение ее пронзил до самых глубин твердый, будто каменный, кол, который она своими же губами довела до такого состояния. Она вскрикнула и задергалась под мощными толчками придавившего ее мужчины. Круглов трахал ее, довольно порыкивая и больно покусывая грудь, и продолжал даже после того, как выпустил в нее сперму, постепенно теряя темп, пока не остановился, так и не вытащив член из нее.