Третье изнасилование моей жены

     
Я люблю длинных предисловий. Тем более что они, как правило, бывают стандартными. Компания, пьянка, музыка, танцы. Так было и в этот раз.

     В комнату набилось человек пятнадцать. Столы ломились от спиртного. Закуски, к слову сказать, было значительно меньше. Обычно, в таких компаниях, народ разбивается на пары. Не сразу, конечно. Вначале супруги сидят чинными парами, но постепенно — по мере нарастания опьянения — оказываются врозь.

     Мы и раньше бывали в подобных ситуациях. Дело оканчивалось легким флиртом, в крайнем случае, поцелуйчиками. Никто никого не ревновал. И всем было весело.

     На сей же раз, мы попали в компанию малознакомых людей. И, тем не менее, вначале ничто не предвещало беды. Я, правда, сразу заметил, что двое парней обратили внимание на мою жену. Заметил, как они переглядывались. Как раздевали Наташку глазами. Она действительно была хороша. Долго сидела на диете — похудела и выглядела весьма эффектно. Короткое платье, короткая стрижка, прямой, откровенный взгляд — иногда он казался мне до предела развратным, словом, лакомый кусочек.

     Все были достаточно пьяны, когда хозяйка квартиры объявила танцы. Я не успел опомниться, как моя жена уже затерялась среди извивающихся тел. Быстрый танец сменился медленным. Никто и не думал вновь садится за стол. Мне же пришлось танцевать с некой дородной дамой в вызывающе красном платье. Я не падок на полных женщин, однако дама оказалась весьма настойчива. Страстно прижимаясь ко мне во время медленного танца, она терзала мое обоняние запахом французских духов и женского пота. Поневоле возбуждаясь от близости женского тела, я старался отыскать в толпе танцующих свою супругу. Иногда удавалось засечь ее в объятиях партнера — одного из тех парней, что пялились на нее с самого начала.

     Решив за ними приглядывать, я почти не слышал томного лепета своей партнерши. Впрочем, Наташа скоро вышла из толпы — раскрасневшаяся и смущенная — направляясь, судя по всему, в туалет.

     Меня же, в очередном медленном танце, мяла дородная дама. Кстати, ее имя я так и не узнал. На сей раз, она откровенно терлась животом о мой восставший член.

     Интересно, а моя супруга — не так ли она танцевала? Да нет, чепуха. Это не она, это к ней клеился парень: А вообще-то, кто их знает, как они танцевали:. Что-то в туалет побежала, потекла, наверное, от возбуждения.

     Я тут же устыдился собственных подозрений. Лезет в голову: Ревность взыграла! Наташка всегда была мне верна, насколько я знаю. Ее, правда, насиловали два раза, но ведь не сама же она:. Женщина не виновата в таких случаях, а что испытывала оргазм при этом, так ведь, попробуй, не испытай, когда тебя долбят и долбят:. Воспоминания:. Сколько можно оправдываться?!

     Что было — то прошло! Но, все же: те чувства:. Ничего более сильного я не испытывал и стоило мне, во время любовных игр, вспомнить, как Наташа принадлежала другим:. Словом, я становился супержеребцом и два — три оргазма

     для меня и четыре — пять для жены, были обеспечены. Только, вспоминать следовало, во всех подробностях, чтобы вновь ощутить унижение и нездоровое возбуждение, жалость к терзаемой супруге и сладостное чувство сексуального полета. Свободы. Да-да, как ни парадоксально, именно свободы! Я был свободен в своих чувствах, раз уж не был способен помочь.

     Ее не было подозрительно долго. И ее партнера, кстати, тоже. Обжимаются в коридоре? Или в ванной? Еще один укол ревности. Ну и черт с ними! Нажрусь сейчас, пусть тащит меня домой — а я буду блевать по дороге! Пара фужеров водки, да запить пивком: А вот и моя дама в красном — красная смерть, ха-ха: мы с ней выпьем на брудершафт:.. поцелуемся:

     Дальше смутные отрывки. Глубокие поцелуи. Кто-то, кажется опять она, укладывает меня в кровать, ложиться рядом и прижимается горячим телом. Голова кружится дико. Трудно дышать — она сверху. Неужели у меня еще стоит? Никогда мне не кончить:.

     Дальше темнота. Очнулся от дикой головной боли. Нет сил пошевелится. Где я?