Тетя Таня

     Как обычно летом я после окончания пятого класса оказался у бабушки в небольшом поселке. Несколько дней я провел целыми днями гуляя с друзьями. Потом все вдруг резко изменилось. Бабушка сдала анализы в поликлинике и по их результатам ее необходимо было срочно положить в больницу. Меня чуть было не отправили к родителям, но неожиданно решение нашлось. Оказалось, что бабушка может быть на дневном стационаре, это значило, что утром она должна была приезжать в больницу, а после обеда возвращаться домой.

     За мной в первую половину дня согласилась присмотреть соседка — тетя Таня. Наши квартиры были в одном доме (на двух хозяев) . Тетя Таня жила с мужем — дядей Сережей и двумя дочками, которые были младше меня. Девочек тем летом они отправили в деревню.

     Сам дом стоял в тихом переулке крайним. Двор соседей с одной стороны упирался в высокий бетонный забор какого то предприятия, а с другой стороны был отделен от нашего двора небольшим, чуть выше пояса заборчиком из досок.

     Мне очень нравилась тетя Таня именно как женщина, все мои эротические фантазии проходили именно с ее участием. Она была высокая, стройная, хорошо пела и танцевала. Когда у соседей собиралась компания, тетя Таня выделялась на общем фоне. Еще у нее были красивые длинные ноги, а на ступнях второй палец был заметно длиннее остальных, эта деталь мне почему то очень нравилась. Тетя Таня всегда по двору ходила босиком — это было необычно и мне это тоже нравилось.

     По утрам тетя Таня каждый день ругала дядю Сережу и обычно я просыпался именно под этот шум. Потом дядя Сережа уходил на работу, а тетя Таня занималась домашними делами, на работу ей надо было после обеда, а возвращалась уже поздно — она работала в Доме Культуры.

     В среду, в первое утро, когда бабушка уехала в больницу тетя Таня как обычно поругалась с мужем (все это я сквозь сон слышал) , а потом подошла к нашей двери и стала звать меня, чтобы я просыпался. Вставать мне не хотелось, с удовольствием я бы еще полежал в кровати, но встать было надо. Я вышел в коридор и увидел тетю Таню. Она стояла в открытом дверном проеме широко расставив ноги, на ней был полупрозрачный, длинный до колен халат. Халат весь просвечивался, все очертания тела были как на ладони. Писюн у меня из полунапряженного после сна сразу же вскочил.

     «Доброе утро, Леша,» — не замечая моего конфуза сказала она.

     Я что то промямлил в ответ.

     Тетя Таня сказала что оставила бабушка мне на завтрак, развернулась и ушла к себе.

     Перед моими глазами осталась ее фигура в дверном проеме, широко расставленные ноги, одна расстегнутая пуговица на халате сверху и одна снизу.

     Я вернулся в комнату и подрочил.

     Потом я позавтракал, немного почитал и вышел во двор. Бабушка договорилась с тетей Таней, что до ее возвращения я буду во дворе под присмотром тети Тани.

     Никто из друзей ко мне не зашел, и я во дворе играл сам с собой в машинки.

     Через какое то время из за забора меня позвала тетя Таня и попросила ей помочь. Нужно было качать колонку, она собиралась поливать на огороде огурцы и помидоры. Я с радостью побежал на соседский двор. Тетя Таня была в купальнике. Меня волновали и ее грудь, на половину не скрытая лифчиком, и ее обтянутая легкой тканью попка.

     Я качал колонку, к которой был присоеденен шланг, а тетя Таня босиком ходила по огороду и поливала грядки. Потом она положила шланг под кусты смородины и я еще немного покачал воду.

     В тазу во дворе были уже собранные огурцы. Тетя Таня попросила меня принести воду из другой, соседской колонки, из которой мы всегда брали воду для питья и еды. Я схватил два ведра и через несколько минут принес воду.

     Тетя Таня сказала мне «Спасибо» , начала мыть огурцы и раскладывать их по банкам. Я не зная что делать дальше просто стоял и смотрел на нее.

     «Скучно одному?» — спросила тетя Таня.

     Я ответил: «да.»

     «Хочешь тут побыть?»

     Я снова сказал: «да»

     «Ну посиди рядом со мной,» — сказала тетя Таня. Она сидела на деревянной садовой кровати, застеленной покрывалом, я сел сбоку в тряпичное кресло для пикников.

     Таз с огурцами стоял перед ней на низеньком пеньке, но к нему все равно надо было немного тянуться и наклоняться. Когда она наклонялась, чтобы взять огурцы, ее сиськи почти вываливались из лифчика и у меня каждый раз сердце начинало биться чаще. Когда она поворачивалась, привставала и наклонялась, у меня перед глазами оказывалась ее попа, между половинками которой в складку сбились трусики. Я чувствовал, что мой писюн может взорваться и без помощи рук. Наконец, все огурцы она разложила и теперь ожидала когда закипит вода.

     «Ух, устала,» — сказала тетя Таня. «Ты мой помощник. Без тебя бы я и половины не сделала.»

     «Какие у меня ноги грязные!» — сказала она. Действительно, ее ноги почти до колена были в заляпаны грязью после грядок.

     «Лешенька, у меня спина что то заболела, помоги мне помыть ноги.»

     От этого предложения я просто оторопел и не знал что сказать.

     «Ну что, помоешь? Тогда неси вон тот таз с теплой водой.» В другом тазу на солнце была вода и она действительно уже немного нагрелась. Я встал из кресла и полусогнутый, чтобы скрыть стоящий писюн, пошел за тазом.

     «Ой, я тебя уморила, у тебя тоже спинка заболела?» спросила тетя Таня. Я не оборачиваясь сказал, что все нормально, и прикрывая писюн тазиком подошел к тете Тане и поставил его у ее ног.

     «Как хорошо!» — сказала тетя Таня, когда она опустила ноги в теплую воду. «Ну же, помоешь мне ноги?»

     Я опустился на колени перед ней робко зачерпнул в пригоршни воду и вылил ей на ноги чуть ниже колен.

     «Что это ты? Руками прямо три, не бойся, я не сахарная, не растаю,» — засмеялась тетя Таня.

     Я снова зачерпнул воду, прикоснулся руками к ее ногам пониже колен и провел ладонями вниз по икрам к ступням. Я чувствовал как горели у меня уши, сердце выпрыгивало, писюну было тесно в шортах.

     «Вот так! Замечательно, молодец,» — как будто не замечая моего состояния сказала тетя Таня.

     Я продолжал гладить мокрыми руками ее ноги.

     «А теперь, будь другом до конца, вытри. Убери таз и принеси табурет,» — сказала тетя Таня и подала мне полотенце.

     Я оттащил таз и взял табурет, не зная что с ним делать.

     «Ставь его справа от пенька.» Я поставил. Тетя Таня откинулась назад на спину. Одну ногу она как бы отвела вбок и поставила на табурет, другую ногу тетя Таня поставила на пенек. Я оказался между ее разведенных согнутых в коленях ног, в нескольких сантиметрах от трусов. Сейчас я бы сказал, что она сидела как в гинекологическом кресле, но тогда я про такое не знал. Я был так близко, от ее промежности, что мог бы даже пересчитать темные волоски, которые выглядывали из ее трусов. Через ткань трусов видны были бугорки по краям и щель посередине. С полотенцем в руках я замер.

     «Ты заснул?» — как будто издалека раздался голос тетя Тани и я стал возить полотенцем по той ноге, что стояла на табурете.

     И все таки я кончил без рук, когда полотенцем проводил по ступне тети Тани и под моими пальцами оказались пальчики ее ног. Писюн запульсировал в шортах, я несколько раз дернулся всем телом, но успел убрать руки с ног тети Тани.

     Как ни в чем не бывало, а может быть и вправду, ничего не заметив, тетя Таня продолжала лежать в нескольких сантиметрах от моего лица.

     Тетя Таня приподнялась на локтях, посмотрела мне в лицо и сказала: «спасибо, мой помощник, как насчет завтра?»

     Я ответил, что, конечно же, да, и слабо соображая пошел к себе.

     Мне наяву снились сны с тетей Таней, как она лежит передо мной, только без трусов. В фантазиях на месте, не скрытом трусами были заросли темных волосков.

     Время промелькнуло незаметно, вернулась бабушка, а тетя Таня ушла на работу. Перед уходом она сказала, что я ей очень хорошо помог. Бабушка была очень рада этому.

     Вечером я погулял с друзьями, но быстро ушел спать. Про тетю Таню я никому не рассказал.

     На второй день я проснулся от того, что тетя Таня опять стоя в дверях кричала, чтобы я просыпался. Я подумал, что она впервые не ругала утром дядю Сережу.

     Я вышел, прикрывая стоящий писюн. Тетя Таня была в том же халате, только снизу были расстегнуты две пуговицы. Она сладко потянулась и подняла руки вверх. В распахнувшемся почти от пупа халате стали видны светлосалатовые полупроозрачные трусы. Сквозь ткань трусов посвечивал темный треугольник.

     Я пробормотал: «доброе утро,» и, плохо соображая со сна, уставился на трусы тети Тани.

     «Что ты там увидел?» — спросила тетя Таня, опустила руки и посмотрела на халат, который пришел уже во вполне приличное положение. «Сегодня поможешь еще?»