шлюхи Екатеринбурга

Теща. Часть 8

     Настя уложила меня на спину и, к явному неудовольствию тещи, села на меня верхом. Впрочем, Маргарита Сергеевна недолго оставалась не у дел: она медленно, со смаком и страстью, пусть и несколько неумело, стала целовать, лизать и обсасывать весь торс: лобок, живот, грудь… Руки мои были свободны, а она, словно нарочно, своим телом перекрыла доступ к телу подруги, так что мне пришлось одной рукой гладить голову тещи, а другой, потискав ее пухлые ягодицы, проникнуть пальцами в промежность и начать гладить и теребить жаркие, влажные, хотя и не слишком упругие губки ее щели. Настя же, словно назло, подскакивала на моем члене как неистовая наездница, и наша двуспальная кровать трещала и скрипела от этого напора. Если бы я сам регулярно не проверял ее на прочность аналогичными движениями, то мог бы опасаться за сохранность мебели.

     Если не конфликт, то, по крайней мере, соперничество подруг было налицо. Они соревновались в том, кто больше даст мне и больше получит от меня. Что же, мне было только приятно.

     Продолжая исследование моего тела, Маргарита Сергеевна дошла до головы и попыталась воспроизвести французский поцелуй. В этом она значительно проигрывала собственной дочери и, как мне сначала показалось, несколько – своей любовнице. Однако спустя несколько минут вылизывания языков я понял, что Настя превосходила подругу не во всем, пусть и во многом. Ее поцелуй был таким страстным, что я даже стал несколько задыхаться. Почувствовав это, она отстранилась и обратила внимание на усилия подруги. Я осознал, что, увлеченный поцелуями с тещей и ощупыванием ее влагалища, я совершенно забыл о другой женщине, яростно скакавшей на моем члене! Оттуда, с нижней части моего тела, до меня не доходило никакого возбуждения!

     Встретившись глазами с Настей, я уловил в ее взгляде удивление и восхищение. Видимо, ее обычные любовники от таких яростных фрикций уже давно бы кончили. А я так отвлекся на Маргариту Сергеевну и на всякие размышления, что забыл об этом. А Настя старалась вовсю, подскакивая, вибрируя тазом, становясь то на колени, то на ступни. О себе она тоже не забывала, тиская собственную грудь.

     Теща между тем стала прикасаться губами и языком к эпицентру нашего сношения. Помогая ей, Настя прекратила движение, зато я стал поднимать и опускать таз, опираясь на пятки. Всего я, конечно, видеть не мог, но если учитывать, что ровно половину времени теща вылизывала мой член, то, видимо, остальное время она ласкала щель Насти.

     Спустя несколько минут она перенесла одну ногу через мое тело и приблизила свое влагалище к моему лицу. Увы, я ее, видимо, разочаровал, но я не отношусь к любителям куннилинга. Пробовал с женой несколько раз, но без всякого энтузиазма. И если ее щель была в какой-то степени привлекательной, молодой и гладкой, то влагалище ее матери, безусловно, проигрывало: дряблые губы, жесткие густые волосы, широкие складки кожи вокруг… Гладить рукой или вводить член – это одно, а языком и губами – извините.

     Я стал одной рукой ласкать и массировать пухлые ягодицы Маргариты Сергеевны, а второй рукой, просунув ее между нашими телами, тискать ее грудь и прикасаться пальцами к соскам. Чтобы мне было удобнее, она слегка приподняла корпус.

     Через несколько минут наши с тещей усилия достигли цели: Настя стала кричать, дергаться и, несколько раз непроизвольно сжав мой член влагалищными мышцами, бурно кончила. Только сейчас я понял, что нахожусь почти на последнем издыхании. Сменяя отвалившуюся подругу, Маргарита Сергеевна оседлала член, но спиной ко мне, и стала двигаться, но не вверх-вниз, а вперед-назад. Между тем Настя, тяжело дышащая, горячая и потная, стала шептать мне на ухо, что ей никогда ни с кем… ну и так далее.

     Как и следовало ожидать, я не смог долго продержаться. Единственное, что мне удалось – кончить несколькими секундами позже Маргариты Сергеевны. Вот это было достижение! Ай до Пушкин!

     Ни один из нас не был ни к чему способен, по крайней мере, в ближайшие полчаса.

     Мы трое, абсолютно голые, валялись на кровати, смеялись, обменивались комплиментами, целовали, гладили и щипали друг друга. Была глубокая ночь, и мы, приняв по очереди душ, решили закончить на сегодня и продолжить завтра.

     А назавтра… Никогда, даже в молодости, у меня не было таких частых сношений, да еще с двумя женщинами! Пользуясь вновь наступивший жарой и пышной зеленью, закрывавшей нас от посторонних, мы разгуливали почти нагишом и сношались по двое и по трое везде: в душе, на кухне, в спальне, просто в саду. Правда, раньше времени оргазмами друг друга не обессиливали, понимая, что самое главное будет происходить вечером.

     Но удержаться было трудно: мы трое словно сорвались с цепи. Помню, как я стоял, подпирая стену дома, а обе женщины вели борьбу за право пососать мой член. Когда одна погружала в рот головку, вторая пробегала губами я языком по его туловищу. Потом одна пригибала голову и заглатывала мои мохнатые яйца. А когда они начинали сталкиваться языками, причем в той самой точке, где находилась головка моего красавца, я просто рычал от удовольствия.

     В другой раз теща встала на четвереньки, а Настя легла ей на спину. Пока они, судя по звукам, страстно целовались, я несколько секунд наслаждался видом двух широко открытых промежностей – такого я действительно никогда не видел! А потом я стал ласкать их строго по очереди: одну – членом, другую – рукой. Оказалось, что Маргарита Сергеевна весьма чувствительна к проникновению во влагалище любого количества пальцев с последующим их шевелением, поскребыванием, сжиманием и движением вперед-назад. А вот Настя, наоборот, выразила несогласие, попросив просто гладить ее щель вдоль губок.

     Конечно, на ярком дневном свету выявилось то, что было скрыто ночью. Даже Настя оказалась не столь привлекательной, как показалось сначала. Морщины на лице, шее, животе и ляжках, местами дряблая, грубая и отвислая кожа напоминали мне, что мои любовницы хоть на год-два, но старше моей собственной матери.

     Неужели я так низко пал?! Неужели, раз уж я решил изменить своей жене, я избрал этих двух теток?

     Поразмышляв об этом, я пришел к следующему выводу. Во-первых, я не проявлял никакой инициативы, и это они избрали меня, а не я их. Во-вторых, впервые в жизни мне удалось стать героем-любовником сразу двух женщин, чем несказанно обогатил свой опыт. Где бы я нашел двух молодых длинноногих девиц с упругими бюстами и гладкой кожей, готовых мне отдаться? А эти две перезрелые красотки просто из кожи вон лезли, лишь бы доставить мне удовольствие! В-третьих, я до конца дней наладил отношения с тещей. В-четвертых, некоторую внешнюю непривлекательность дамы компенсировали страстью и огромным опытом. Наконец, мой постоянный партнер – жена тоже не отличалась внешностью фотомодели.

     Короче, к середине дня я избавился от остатков неприязни и полностью погрузился в пучину разврата.

     Они с пониманием приняли мое несогласие на куннилинг и с радостью удовлетворяли друг друга. Помня, что женщины любят ушами и оказавшись наедине с Настей, я высказал ей кучу комплиментов по поводу ее внешности и сексуальности. При этом сообщил, что иногда уделяю больше внимания Маргарите Сергеевне, поскольку мне с ней жить в одном доме, а будь моя воля, я бы не выпускал Настю из своих объятий. Это было именно то, что она хотела услышать:

     – Конечно, дорогой, ты просто прелесть, я от тебя без ума. А теперь – пожалуйста, войди в меня сзади.

     Через час, когда мой член обсасывался уже только тещей, я сообщил ей, что она бесподобная любовница, но пока Настя здесь, я буду обращать больше внимания на нее, зато потом мы с вами, Маргарита Сергеевна, наверстаем упущенное! Она оторвалась от минета и восторженно расцеловала меня губами, блестящими от моей спермы.

     Таким образом, разделяя и властвуя, я погасил конфликт подруг и полностью завладел их расположением.

     После ужина мы, весьма утомленные непрерывными совокуплениями, поспали, а потом вновь собрались в спальне, чтобы попробовать что-нибудь новое.

Страницы: [ 1 ]