Телепорт. Часть 7

     Соседи – справа, баба Аглая со своими домочадцами, слева дед Кузьма и сзади агроном Ильинишна, наблюдали силуэты театра теней. Мужской силуэт, кочегарит согнувшееся женское лоно. Кочерга на мгновение показывалась на экране, затем опять ныряла в топку. Хорошо, что постройка была собрана из металлических труб, вбитых в землю – так бы развалилась. Тень женщины выпрямилась, повернула голову к силуэту мужчины, поцеловала его в губы. Очертания сбоку показали плоский живот, приличные груди. Тень опять наклонилась, через несколько фрикций задрожала от экстаза. Муж, догоняя ее, вставил и прилип к ягодицам жены. Сценическая картина была завешена окончательным реверансом силуэта женщины – руки, голова упали. Зрители не аплодировали, но позавидовали. Все пятеро.

     Ополоснувшись, Алена вышла, прикрывая тело полотенцем. Коля решил подразнить всех – вышел голым. Мужчины оценивали попку женщины, женщины оценили свисающий перчик мужчины.

     В уме дамы освистали Колю. Красную от толчков попку Алены, целовали мужчины. Так же ментально. Расплатой за вкусный ужин были еще две порции спермы в лоне очаровательной кухарки. Начало вечереть. Баба Аглая с внуком пошли по знакомым старикам. У кого выменивая один к одному, у кого просто так, набрали больше трехсот рублей, различным номиналом. Было уже темно, когда родственники пришли домой.

     

     ***

     

     Дед сказал, что ебливая сноха уже приходила. Сообщила, что Коле привезли запчасть, пока не соберёт, домой не явится. Скорее всего, до следующего вечера. Собрать, потом пахать. На предложение повертеться на хую у деда, подумав, отказалась.

     – Я пока тебя боюсь, – продолжила, появившаяся Алена. – Полизать позволю, даже с радостью. Пососу, хотя у тебя верно сперма протухшая, не то, что у Серого.

     – Видели мы, как ты мужу порадовалась, молодец. Так держать… В доме тоже: ? Два раза? Ну вот, а за пизду боишься. Она ведь растяжимая. Просто настрой надо иметь.

     – Я сама удивляюсь себе. За последние сутки четыре раза Коля, два раза Серый. Ба, это не опасно?

     – Ты что!!! – Громко вскричал Семен. – Выплюнь одну палку щас же: ! Ха-ха-ха! – Захохотал дед от вида обескураженной Алены. – Опасно шесть раз в год! Говорят, проститутки по двадцать раз в сутки ублажают пиздой. Не ссы, не сотрется. Муж выгонит – пойдешь на трассу – плечевой. Ха! Шутка такая. Матрас в бане мокрый, придется выкинуть. На диване не допущу – неохота выкидывать. Начинайте на нём, а как начнешь кончать станешь раком. Заодно и посмотрим чем ты ссышь. Ах, да! Вот тебе самогон. Хватит: ? Ну, еще капельку… Вон залупой занюхай. Пошли, бабуся, в кресла, порно смотреть.

     – Какая я тебе бабуся? Я еще ебуся!

     Всё то же платье на голое тело, такая же увертюра – возбуждение женщины. Страстные поцелуи, не менее страстные объятия попы и грудей. Подол платья, подцепленный руками молодца, пошел вверх, показал действительное отсутствие трусиков. Женские руки не бездействуют – разоблачают любовника. Джинсы с ремнем, затем трусы-боксеры устремились к полу. Фалдус, освобожденный, взмыл головкой к зениту. Нога любовницы сразу поднялась, открывая доступ к расщелине. Юноша продолжил снимать платье, она подняла руки, облегчая любовнику труд. Стянула с него футболку. Всё это время, не меняя позу ноги вокруг бедра любовника. Семен гонял шкурку по члену, Аглая, возбудившийся сосок. Потом мужчина лег спиной на диван, пригласил даму на свою телебашню. Как низкое облако, попка Алены медленно покрыла антенну любовника. То, оголяя его, то опять пряча в лоно, женщина начала ускоряться. Затем подозвала деда, начала дрочить ему рукой, затем притянула ко рту. Аглая тоже подошла к ебущимся. Посмотрела в промежность парочки. Полезла пощекотать кокушки внука. Слизь, стекающая по ним, намочила пальцы. Аглая начала массировать анус женщины. Та замычала, но сосать не перестала.

     Дед, чувствуя, что сейчас кончит, подошел к жене, стоящей в нужном положении и загнал горбунка. Общие движения всех четырех людей трудно синхронизировались. Палец в анусе Алены уже свободно ходил туда-сюда, член Сергея, почувствовав давление через стенку, начал извергаться. Алена, помня о жидкости, соскочила с пениса, который продолжил фонтанировать на живот парня. Дед тоже начал салютовать. Женщина, находящаяся на грани оргазма, не вынула палец из ануса Алены, поэтому нахлынувший спазм, скрючил фалангу пальца. Палец явился стимулом к оргазму молодухи. Жидкость, полившуюся из вагины, Аглая поймала в ладонь.

     – Это не моча, – начала шептать Аглая, – жидкость из влагалища. Смазка. На вкус точно смазка. На, дед, тебе полезно.

     Деду лишь бы польза. Поэтому слизал все до капельки. Опять сначала женщины сходили, ополоснули гениталии, затем мужчины. Дед за это время вытер пол от остатков жидкости. В доме ни чего не говорило о ебле.

     Затем все четверо сели смотреть семейный фото альбом. Внук с бабкой сидели на полу, на коленях у них лежал альбом. Дед с Аленой сидели на диване, рассматривая снимки. Причем дед сидел сбоку от внука, Алена сбоку от бабки. Полнейшее благочестие. Один нюанс портил гармонию – время уже было за полночь, добропорядочная супруга в это время должна быть дома и греть постель для мужа.

     Опс! Еще одна со стороны не заметная деталь – бельё под платьем женщины отсутствовало. Одна собака залаяла, другая, последовательность лая собак говорила о приближении кого-то к их дому. Да, мало ли кто шляется по ночам. Раскатом грома стали шаги на веранде. Коля злой как чёрт, пришел домой, жены нет. Ближайшая точка поиска привела в дом Семена и Аглаи.

     – А-а, м-м-мы ту-ту-т фото-то-графии рас-с-с-сматриваем. Ох, елки зеленные уже за полночь. Ты чего?

     – Аглая Петровна! Что при совке так же было? Блядь говорил же вот такую запчасть надо, эта сука техник ни хуя не соображает, институтчик, курва!!!??? Всё на хуй увольняюсь, пойду бомжевать, но к ним не вернусь. Ален, пошли домой.

     – Коля, сядь, выпей самогончику. Закуси. Надо успокоиться. Ален ты хвасталась салатом, тарань сюда… Стой! – Аглая подошла к Алене, как бы протягивая тарелку, шепнула. – Белье одень.

     Мгновенно покрасневшая жена, глянула на мужа. Тот сидел, понурив голову. Явись муж на полчаса раньше… Она даже представить боялась.

     После выпивки, закуски, Коля отошел. Тоже начал смотреть фотографии. Черно-белые, затем цветные передавали этапы жизни стариков. Стильно одетая, Аглая стоит у скалы, под определенным ракурсом, скала похожа морду льва. Внизу фотографии надпись: “Санаторий “Сосновый бор”, 1978 год”

     – Вы и сейчас хорошо выглядите, Федоровна, а тогда просто королева красоты были. Завидую я вам дядь Сень. Такую кралю отцепил.

     – Но, но! Ты поосторожней! Не обижай жену, она у тебя тоже красавица. Видела я ее в бане. Да и сегодня, то есть вчера днем вас в душевой. Без изъянов тело. Хотя я тебя понимаю, это в тебе хорошее воспитание говорит – комплемент сделал, спасибо, сынок. – Ругая и миря чету меж собой, говорила Аглая.

     – Извини, Алён, я это, коп: комплимент говорил, ты лучше. Пошли домой, тебе же на дойку. Чего ты на вечернюю не ходишь? Лучше бы по вечерам, а утром поспала бы.

     – Из-за тебя, миленький, тебе надо тормазок собрать, накормить с утра. Пошли я тебя утешу. Сиську дам пососать, котик ты мой.