шлюхи Екатеринбурга

Телепорт. Часть 12

     – Так откуда должны вернуться наши? – После выпивки одной рюмки водки, спросил Коля.

     – Да там, что-то поломалось у Машки. Мой дед на все руки мастер, вызвался починить. Аленка пошла их провожать. – Надеясь на лучший исход, соврала Аглая. – Ты ешь… Ох, ты ж! Что же я забыла про народное средство?! Я деду даю для усиления… Ты понимаешь? Чтобы древко флага не гнулось: ! Для потенции, чего ты не понятливый?!

     Она сходила в чулан, принесла пыльную бутылку с настойкой, которую решила выдать за спецсредство, доставшееся ей, от хер его знает каких пращуров. Таким образом, желала убить двух зайцев. Он перестанет ждать Алену. Ну и главное – имея понятие о плацебо, она надеялась на сильное либидо любовника.

     – Выпей, дружок. Твой корень разрастется вширь и в длину. Дед как выпьет его, так часами меня терзает. Поэтому у меня такая большая: понял, да? Выпил? Пока я буду тебя мыть, зелье подействует. Пошли я тебя как сыночка помою… Ути, моя радость!

     В бане, женщина, применяя свое умение, так возбудила Колю, что он уже без смазки вошел в тугое отверстие. Как языки колоколов, мотались большие груди, стоящей в коленно-локтевой позе Аглаи. Делающий все основательно, методично, Коля, монотонно долбил своими бедрами по ягодицам бабки.

     

     ***

     

     Солнце было еще высоко. Валя уже закрыла аптеку, пришла домой. Разогрела ужин. Сергей, муж, должен был прийти сегодня пораньше. Валя ополоснула свое тело. Ах да! О теле. Валином.

     Она не являлась анарексичной худышкой. Просто конституция тела такая. Два прыщика скрывала под лифчиком первого размера, заполняя пустоту, ватой. Острые плечи, локти, колени. Стиральная доска в доме не требовалась – ребра спины символизировали этот архаичный атрибут советской семьи. Молодого парня по имени Сергей, Валя околдовала своей искренней улыбкой и действительно красивым лицом. Голубые глазки заворожили его. Только после первой брачной ночи, парень разочаровался в теле избранницы.

     – Я поправлюсь, смотри какая у меня мама! Раньше тоже худенькая была, а как родила, так пополнела. Не смущайся, любименький, у нас все будет хорошо. – Гипноз подействовал. Секс Валя любила. Вот только худым лобком, причиняла раны лобку мужа. Они применяли различные позиции, что облегчало соития.

     Муж сегодня, удачно продал сто литров соляры. Как удачно? Бартером… Известно каким. Не сто литров водки конечно. Всего литр, но и того хватило для затравки. Коля, подкаблучник блядский, отказался. Зато Олег был не против халявной выпивки. Они сели в гараже. Нехитрый закусон, пустой треп. Халявную водку, Олег жрал. Поэтому первым отлетел. Еще в сознании он дал денег Сергею, послал его к бабке Дуне, за самогоном. Заплетающимся языком обрисовал, где живет старуха.

     Оказалась вовсе не старуха. Просто много потрудившаяся женщина, меньше сорока лет от роду. В доме было чисто и опрятно, сама хозяйка тоже выглядела прилично. Самогон от ментов, Дуня прятала под кроватью, полезла к самой стенке, выставив круп и ноги. Поэтому возбудительный вид слегка оголившейся попы, побудил пьяное сознание Сергея взять штурмом упругое тело женщины. Он подошел к коленопреклонённой женщине. Начал гладить ягодицы, поднимая подол. Женщина хотела вылезти из-под кровати, ноги мужчины не пускали ее назад. Она грязно ругалась, но его барабанные перепонки отвердели от спиртного. Он все настырнее гладил попку, лез к промежности, сдвинув край трусов. Нащупал основной кран, покрутил пимпочку – сок и потек.

     Неудобно вставлять в лоно сильно наклоненной женщины. И сам ниже не опустишься. Поэтому он помог вылезти даме. Уложил онемевшее тело животом на кровать и с удовольствием начал сношать. Истосковавшееся по мягкому телу сознание мужчины блаженствовало. Он радовался, что не испытывает боли в лобке, от ударов о костяшки. Он даже прислонял бедра к ягодицам женщины и, надавливая на них, замирал, получал большее наслаждение, чем от фрикций пениса во влагалище. Прислонится, постоит, как бы запоминая ощущения.

     Дуню такие действия озадачили. “Долго он еще так будет трахать? Чудной какой-то парень. Другие обычно торопятся, раз, раз и сбрызнули. Этот будто наслаждается моей попой. Дочь с зятем не вернулись бы невзначай. О! Начал нормально двигаться. Сейчас кончит! Мне тоже надо разрядиться”

     – Давай, ну же, еще чуть: ! Ох, прелесть. Спускай в меня, не бойся. Ах, хорошо.

     Сергей наконец-то разрядился. Полежал на спине женщины. Потом поднял трусы, штаны. Пряча глаза, отвернулся от оправляющейся Дуни.

     – Сядь, посиди, успокой дыхание. Чаю налить? Или что покрепче? Зовут тебя как?

     – Сергеем мамка назвала. Чаю. Вы извините… Соблазнился вашими формами… Аппетитными. Евдокия: ? Как вас по отчеству?

     – Да ладно тебе. По отчеству… Мне понравилось, благодарю. Оголодал наверно? Не женат? Или не дает жена?

     – Дает… Хоть по пять раз на дню… . Худая больно… Кости одни… Ни как не обрастет мясом… С вами приятнее. Вас тоже благодарю. Я пойду?

     – Сейчас. Сиди, сейчас приду. – Дуня пошла к телефону. Дозвонилась до сватов, выяснила, что дочь с зятем еще долго будут там. – Раздевайся, любовничек. У нас есть еще много времени для блаженства. Хочешь еще ведь: ? Вижу, что не против. Иди вон в душ, помойся хорошо, а то от тебя топливом пахнет.

     Солнце склонилось к закату. Дуня разделась догола, зашла в душевую кабинку к молодому любовнику. Тяжкий труд, неурядицы в семье, создали сеть морщин на лице женщины, но уберегли тело от пагубного влияния среды. Незаметная дряблость кожи, компенсировалась упругостью мышц, накаченных трудом на огороде, в совхозе.

     Дуня начала мыть Сергея мочалкой. Последним мужчиной, которого она мыла, был муж. Он уехал на заработки в большой город и исчез. Сыном она так и не обзавелась, поэтому ей было невыносимо приятно ласкать тело Сергея, смывать с него трудовую пыль, мазут.

     Опираясь спиной о стену, подняла одну ногу, чтобы впустить в себя молодого мужчину, радуясь вновь окрепшему органу. Муж ее, будучи молодым, так же часто и подолгу терзал ее молодое тело. Тогда ей не нравилась любвеобильность мужа, довольствовалась одной палкой в день. После пропажи, она начала мучиться вопросами о своём бесстрастии к сексу. Думала, что муж нашел себе любвеобильную женщину и не показывается в холодной постели. Греша, она пожелала счастья мужу и воображаемой сопернице. Сама стала менее притязательна к предложению переспать. Конечно, отъявленных алкоголиков прогоняла, ехидно укорив их: “Это ты храбрый пока пьян, а трезвым подожмешь хвост! Марш к жене!” Последним мужчиной угостившей её порцией тестостерона был незнакомый ей человек. И все как всегда – десять минут на всё. Даже не поблагодарил, окаянец.

     Сейчас Сергей порадовал ее второй за полчаса эрекцией. Он опять подолгу оставался прижатым к её мягкому телу. Старался прислониться как можно большей поверхностью туловища к Дуне. А соски! Как нежно он ласкал соски? Временами он прижимался лицом между грудей, вдыхая ароматное тепло. Главным в этом соитии он считал мягкость, еще раз мягкость. Мягкость в кубической прогрессии.

     Помогая придержать ногу Дуси, он сжимал бедро, рукой лаская ее мягкость. Попка, так вовремя соблазнившая его, приглашала к осязанию. Сергей водил по поверхности ягодицы. Палец нырнул в анус. От этого женщина слаще застонала. Мужчина повторил действие. Затем, уже не вынимая палец, довел до эпилептической судороги любовницу, от этого и Сергей побывал на вершине оргазма. Ополоснувшись, они вытерли тела полотенцами, и пошли прилечь на ложе женщины. Поговорили о своих жизнях. Сергей жаловался на тощую жену. Дуня на отсутствие постоянного мужчины.

     – Были временами кавалеры, но всех интересовал алкоголь, а с пьяного что взять? Скоротечный секс по утрам перед работой. Вот и ты пришел за самогонкой. Завтра забудешь меня.

     – Нет! Клянусь, брошу пить, брошу стиральную доску. Перееду к вам жить.

     – Брось выкать. Уже два раза поимел меня, соколик. Есть сила еще на раз?

     – К такой мягкости я полюбил прислоняться – силы хватит, вон смотри!

     – Тогда я хочу в попку. Не знаю, как судьба распорядится, но сегодня я возьму все. Поспи, наберись сил.

     Фонтом кружки Эсмарха витал над селом. Беспардонно тыкаясь наконечником шланга в анусы, он довел до анального греха не одну сельчанку. И сельчанин тоже попался на шланг. Дуня решила: “Если такая удача, и ко мне попал любовник, который может завтра и не вернуться, и может вообще больше никто не придет – надо испробовать анальный секс!” Имея средства, Дуня купила DVD-плеер и временами смотрела порно ролики из немецких нарезок. Гнусавым голосом переводчик объяснял, что для качественного анального секса нужно опорожнить кишечник.

     У привыкшей все делать досконально Евдокии, на процедуру ушел час. Опустошённый Сергей, тихо похрапывал, из-под простыни ничего не возвышалось, женщина приподняла край, залезла под нее. Положила руку на отдыхающий агрегат. Да! Это был простой мягкий отросток на лобке. Дуня откинула простыню, взглянула на слегка свернутую сосиску. Воспоминания перенесли её на такой же момент в супружеской жизни. Аналогично уложенный пенис мужа вызвал, у тогда еще нерожавшей Дуни, ироничный смешок – “И где твоя мощь? Так и лежи, не мучай меня, червяк дождевой” Сейчас она сказала про себя: “Восстань! Яви мне ту мощь, какую способен проявить! Поцеловать тебя? Хорошо, зацелую!”.