Такое возможно ГЛАВА Седьмая

ФАНТАСТИКА. ТАКОЕ ВОЗМОЖНО

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. КОНТИНУУМ НОМЕР РАЗ.

РЕВОЛЮЦИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ. ОЛЬГА, ОЛЯ И ДРУГИЕ.

На начало июня ситуация для Сергея складывалась следующим образом.

Первая любовница, которую он начал омолаживать, с которой впервые осознал свои возможности и на которой он опробовал новые методики сексуальных отношений Марина с дочкой Маней, ставшей тоже его любовницей, проживали до настоящего момента безвыездно в ЮАР. Марина застыла на сорока трехлетнем возрасте, а ее дочь, так она сама пожелала, превратилась в девятнадцатилетнюю женщину. У них он появлялся с сеансами «наездами» один раз в месяц, чтобы никто из них не состарился ни на день, ну и, конечно, чтобы не забывали и в особенности Маня.

Вторая его женщина, Мария К., продолжала молодеть и уже достигла 37 полных лет, как раз того возраста, в котором ее впервые увидел Сергей. Для него она всегда являлась королевой и женским образчиком. Когда же он ее познал во всем, то проникся не просто страстью и уважением, но восторгом и чувством. Правда, родившееся чувство к ней, отличалось от любовных ощущений, которые он когда-то испытывал к Татьяне С.П., Нинуле Б., Людмиле М. и Нине К., потому, что ими он не восхищался, а просто любил.

А с этой женщиной чувство восторга и восхищения мешали ему испытывать простые реальные человеческие чувства. И только во время секса, имея над ней полнейшую власть, он забывал на время о ее королевском величии и любил ее всю целиком и каждую частичку в отдельности. Он любовался и ласкал каждую щелочку, каждую складочку на теле, особенно в области вульвы, глазки, ушки, губки, ротик, шею, плечи, каждую сисю и сосок в отдельности, бедра, каждую половинку попы и так далее и тому подобное. Мало того, он научился каким-то образом передавать свои эмоции и ощущения этой женщине, которая, купаясь в его ласках и страсти, обожании и нежности, каждую их встречу чувствовала, что вот сейчас, еще немного, и она сойдет с ума…

Страдая из-за любимой дочери Светланы, в связи с тем, что семейная жизнь той не задалась почти с самого начала, Мария К. уговорила, упросила-таки Сергея, вступить в интимные отношения со Светкой.

С ней мужчина начал трахаться в канун 8-го Марта, когда Марии уже исполнилось пятьдесят два с половиной года и у нее в первый раз возобновились месячные. Для сеанса совокупления Света, которой к тому времени «стукнуло» 67 лет, специально приехала к Сергею в центр геронтологии одна. Своих сотрудников, точнее сотрудниц, он в этот день, поздравив с наступающим праздником, отпустил с полдня.

До этого ему пришлось дважды встречаться с этой женщиной, чтобы привыкнуть к ее совсем не привлекательному виду и понять, что необходимо в ней исправить. А исправлять в ее фигуре он наметил многое. Касалось это и ног, и рук, и талии, да практически всего тела и даже лица. Однако самовольничать Сергей не решился и, создав в компьютерной программе ее новый образ, принес матери и дочери на утверждение. И только после детальной проработки каждого штриха, каждой линии Светкиного тела и собственноручного ее письменного подтверждения, он принял подругу в своем офисе.

Когда женщина зашла, он велел ей раздеться, что женщина исполнила беспрекословно. Уложив Свету на хирургическую кушетку и, усыпив ее, мужчина начал «колдовать над ее новым образом. Ему понадобился целый час, чтобы сотворить в оригинале образ идентичный компьютерному. Синхронизировав все части ее нового тела, Сергей принялся за преобразование лица. Преобразование коснулось носа, бровных дуг и овала лица в целом. Уши и рот подруги он трогать не стал, потому, как они находились в гармонии с проведенными превращениями. Полюбовавшись на свое творение, которое уже даже в 67 лет вызывало желание обладать такой женщиной, Сергей разбудил Светлану и обнаженной подвел ее к большому зеркалу.

Первым движением подруга захотела прикрыть руками свои упругие груди с крупными средней длины алыми сосками и лобок со слегка выглядывающими из-под него наружными половыми губами, но потом раздумала и рассмеялась.

— Ты чего? — спросил Сергей, не выдавая себя, что знает, о чем она только что подумала.

— Показалось смешным закрывать свою наготу, когда ты и так знаешь меня до каждой дырочки, — ответила зрелая красивая крутобедрая женщина.

— А, вот ты, о чем! А я думал, что смеешься тому, что после стольких лет небытия мы, малознакомые друг другу люди, сразу займемся сексом.

— Так познавать всегда лучше на ощупь, а когда соприкасаешься половыми органами, ты практически познаешь душу партнера.

— Ну, не знаю, как для женщины, но для мужчин твои слова — это преувеличение, — поскромничал Сергей.

— Может быть. Однако лучше проверить это делом. Раздевайся и обними меня, — потребовала Светлана, дочь Марии К.

Уже к Июню 44-летняя Светка своей сексапильностью сводила с ума всех мужиков в подъезде. «Раздевали ее глазами» мужики и на улице.

Третья и четвертая любовница, соответственно, Валентина А. и Людмила П. все еще продолжали молодеть каждую неделю, хотя Валентина к Июню достигла возраста 30-летней женщины, но решила поехать в Июле на море 20-летней. Валя за полгода их возобновившихся отношений менялась на глазах. И не только физически. Из всегда сдержанной и даже высокомерной женщины, с Сергеем она превращалась в ласковую кошечку, постоянно готовую к соитию.

Мало того, Валюха оказалась великолепной хозяйкой и иногда готовила такие вкусняшки, что мужчина только диву давался. Людмиле исполнилось тридцать один с половиной, и она, наверное, остановилась бы на этом, но ей «дышала в спину» дочь, и Людмила, пойдя ва-банк, решилась молодеть до 19 лет. Людкина дочь, Аленчик, которую теперь Сергей трахал с мамой на пару с Марта месяца, успела помолодеть до тридцати трех с половиной лет, но мечтала достигнуть 18 лет, то есть предела, за который Сергей заявил, не переступит.

Хотя будь ее желание, то Аленчик с удовольствием скинула бы еще пяток годков. Ей очень хотелось прочувствовать и сравнить сегодняшние ощущения взрослой женщины и себя 13-летней девушки, когда ее е…ут во все дырки. Заверения Сергея, что разницы она не почувствует ее не устраивали. Ей надо было убедиться в этом самой. Алиби для мужа на молодость она имело «железное» благодаря медцентрам любовника. Ну, а за алиби и молодость расплачивалась телом полной мерой…

Однако следующая любовница, Нина К., достигнув 30 лет, далее молодеть отказалась, заявив, что в эти годы ей впервые довелось испытать чувство внутренней свободы и почувствовать приближение истинной любви. Сергей прекрасно помнил ее те самые годы и возражать не стал.

Ирина Ф. к июню тоже стала молодой, но в отличие от Нины К. достигла 25 лет и собиралась в Июне сбросить еще 5 годков. Ее сестра, которых мужчина с Марта начал е…ть в паре, за четыре полных месяца, с учетом своего замужества, помолодела до 45 лет и за эту «красную черту» заходить не решалась.

Таня С.П. тоже пока не рискнула пересечь рубеж 40 лет, оставаясь в возрасте 44-летней дамы. Впрочем, с учетом некоторых изменений, которые внес в ее образ любовник, она и так производила на всех неизгладимое впечатление своими точеными ножками, статью, лицом и великолепной задницей. Однако без разового секса в неделю с Сергеем женщина, как, впрочем, и остальные его любовницы, обойтись не могла, да и не хотела, потеряв к мужу всякий интерес, хотя для остальных поддерживала статус замужней дамы. Ну и, конечно, раз в месяц Танюха подставляла ему истосковавшуюся по его члену свою великолепную жопу.

Когда рыжая Ольга Н., или, как называл ее Сергей, Ольга Кидман, достигла возраста 30-летней женщины изумительной красоты и стати, где сама Природа потрудилась на славу, она, было, решила, что ей этого достаточно, но когда Сергей напомнил женщине, как она выглядела в 20, Оля решила, а, была, не была! Тем более, понимая, что продлевает еженедельные сеансы, которые не вызывали у нее ничего кроме упоения страстью и сладостного восторга.

Аналогичные чувства испытывала и уже 18-летняя Маша-соседка и Лиля, которая, чтобы не вызвать лишних разговоров и расспросов замерла на отметке 24 лет.

Анна О., начавшая свой путь к молодости с 23 Февраля к Июню справила свое 48-летие и вместе с дочерью Ириной, начавшей посещать сеансы Сергея с середины Мая месяца и помолодевшей до 36 лет, продолжала еженедельно исходить соками, но уже на пару с дочерью. В бл…дской фигуре и лице Анюты Сергей ничего не стал менять даже вставные зубы, памятуя о ее природных данных, но в Ирине изменил многое. Красавицей делать ее не стал, но преобразил в значительной степени, особенно фигуру. Е…лись они с ним от души со стонами и криками, так что Сергею пришлось звукоизолировать квартиру. К тому же, чтобы случайно не встретиться с приятелем или его подругой в подъезде, мужчине приходилось осторожничать.

Марину С.Б. с Дашей Сергей трахал пока по отдельности, но обе знали, что с каждой занимается сексом один мужчина. В Мае обе женщины помолодели, соответственно, Марина на десять лет, а Даша, пропустив неделю из-за месячных, на семь с половиной. Обе за месяц неузнаваемо преобразились, Марина за счет того, что помолодела и была видоизменена Сергеем под его вкус, а Даша только потому, что мужчина «поработал» с ее телом и лицом.

Молодость, конечно, сыграла определенную роль в ее измененном образе, но очень незначительную, поскольку женщина в 24 года не выглядела сильно моложе той, которая месяц назад была старше на восемь лет. Однако с 59-летней Мариной он сексом не занимался, приходилось каждый раз омолаживать ее до 40-летнего возраста. В 40 лет эта женщина становилась милой и сексуально привлекательной, которую хотелось трахать, трахать и трахать…

Даже Леночка-продавщица к Июню стала 40-летней, омолодившись на пять лет. На большее она тоже не пошла, хотя отсасывать и глотать, а также подставлять жопу не отказалась ни разу.

Галочка Б., отрываясь с Сергеем, раскрепощаясь в сексе все больше и больше и, получая от этого несказанное удовольствие, в Мае помолодела еще на семь с половиной лет и превратилась в 55-летнюю сексапильную подругу, готовую продолжать молодеть и экспериментировать с любовником где угодно, когда угодно и, как угодно.

С Нинулей Б. дела обстояли сложнее. Любовь к этой женщине остыла, но, как оказалось, остались воспоминания, несмотря на все ее выкрутасы. Однако на этот раз инициатором нового витка отношений между ними стала Нина. Появившись в очередной раз у Галины в Июне, он наткнулся на ее младшую сестру, чему был неприятно удивлен, поскольку не предвидел ее появления здесь. Галя, извиняющимися глазами посмотрела на него, но кроме извинения во взгляде любовницы он заметил испытываемую жалость к сестре и просьбу, хотя бы выслушать эту сучку.

А ситуация сложилась драматическая. За две недели до этого ее любовник поставил Нину в известность о необходимости сделать перерыв во встречах, как минимум на месяц, сославшись на семейные неприятности, которые возникли из-за его частых отлучек. По его словам, жена стала подозревать о наличии любовницы. Однако через два дня женщина случайно услышала разговор его с приятелем, из которого узнала, что у е…аря появилась другая, молодая и ненасытная подруга. В отчаянии, Нина бросилась к сестре. Только зайдя в дом к Галине, Нинка расплакалась и даже не просто расплакалась, а с ней началась истерика. Галя поначалу не восприняла ее слезы всерьез, потом попыталась ее успокоить, но попытки не помогли, наоборот, рыданья усилились. А сквозь рыданья слышались только две фразы:

— Он должен понять! Он должен простить!

Старшая сестра перепугалась и умчалась на кухню за водичкой. Вернулась с полным стаканом. Заставила Нинку пить. Помогло. Рыданья прекратились, но слезы текли, не переставая. Однако со слезами на глазах Нина уже смогла говорить.

— Сергей должен понять, почему я так поступила. Он должен придумать что-то, — как мантру твердила и повторяла сестра.

Когда Галя узнала в чем собственно дело, то не смогла удержаться от наставлений.

— Ты снова наступаешь на одни и те же грабли. Вспомни школу, свой десятый класс, когда ты практически говорила очень похожие слова, но тоже не ему, а мне и Галке с Ольгой С.

Ты помнишь, что я тебе тогда сказала? Правильно, либо уступи, либо отступись. И я советовала уступить, но не сразу, а в несколько этапов. А, уступив, привязать его к себе, но ты пошла на поводу этих двух дурочек. И в результате? Ты его потеряла.

— Юморишь! — окрысилась на сестру Нина. — А если он больше, действительно, не захочет меня видеть? Впрочем, я знаю, тебе на меня наплевать, тебе подавай молодость любым способом и в любой позе! А кто при этом засовывает во все твои дырки свой член, тебе не важно…

— Во-первых, перестань орать! Во-вторых, ты прекрасно знаешь, что о любви я ведаю не меньше твоего, и для меня тоже имеет значение, кто трахает мои дырочки. Но нам уже не по пятнадцать и даже не по двадцать лет. Мы прекрасно с тобой знаем, что чувства не вечны, и можно любить одного, а трахаться с другим или даже с другими. Да и не в том мы, повторяю, возрасте, чтобы играть в любовные игры. Пора уже заботиться и больше думать о себе.

Нина снова заплакала, а Галя растерянно смотрела на сестру и не узнавала ее — всегда сдержанную и рассудительную, больше думающую головой, чем сердцем и уж, точно, не вагиной.

— Это мне расплата! — прорвало Нину. — За прошлое. За то, что я в свое время не оценила его, не долюбила. Не раздвинула ноги, когда ему необходимо было доказательство моих чувств, моей преданности. И за настоящее.

— Ну, кто ж знал, что жизнь так повернется, — ответила Галя.

— А и знать ничего не надо было! — зло проговорила Нина. — Мне тогда уже исполнилось почти семнадцать лет. И я сама, сама хотела, чтобы он вставил свой хер в вагину, но испугалась, зажалась и не дала. И ничего, самое главное, не рассказала ему о своих страхах, не попросила, чтобы он дал мне время перебороть их, чтобы я свыклась с мыслью о сексе с ним. Но нет, как же, девичья гордость! Ах, он меня не понял! Я не такая!

— Успокойся, ты действительно была не такая, — попыталась утихомирить ее сестра.

— Да такая я, такая! И ты такая! Все мы, бабы, такие! Строим из себя невесть что, а на самом деле, как кошки ждем, чтобы нас кто-нибудь оттрахал. Что, разве не так?

— В общем-то, ты права, — подумав, согласилась Галя.

— Конечно, права! Другому, не любимому я же подставила пи…ду и даже родила от него, а любимому отказала. Это нормально?

— Не нормально, но прошлого не вернуть даже второй молодостью, — резонно заявила Галина. — И этот психологический надлом, если он есть, останется между вами навечно. Но зацикливаться на прошлом нельзя, живи настоящим, живи так, как чувствуешь жизнь сегодня. Хочешь, чтобы тебя трахал Сергей, трахайся с ним. Но сделай все, чтобы ему хотелось и хотелось, и хотелось тебя трахать. Хочешь другого, отдавайся другому. Ты взрослый, самостоятельный человек, отличный специалист и уже давно не девочка. Пора стать прагматичнее. И всегда помнить, что нам, бабам, не зря дана вагина и все остальное. Наши сиськи, письки нам строить и жить помогают. Так устроена жизнь, устроено общество, и не нам с тобой их менять. И такое положение вещей меня, лично, вполне устраивает. Мне нравится, что мы зависим от мужчин, а они зависят от нас.

— То есть ты считаешь, что верный путь к Сереже — это отдаться на его волю?

— Нельзя быть в чем-то уверенной на сто процентов. Сергей сложный человек. А запись на видео, не постановочный порнофильм — это еще один «камень преткновения» между вами. Даже не камень, а огромный валун!

В тот день они ничего не решили, но в конце недели позвонила Галя и решительно заявила:

— Приезжай сегодня вечером ко мне.

И Нина, напрягаясь под грузом сомнений, переселив гордость, приехала.

Сергей нехотя кивнул, удовлетворяя молчаливую просьбу старшей сестры, и Галя удалилась в комнату, предоставив обоим бывшим любовникам возможность выяснить отношения. Нина сидела и ждала зареванная на кухне, в напряжении сжавшись, как пружина, готовая моментально распрямиться и убежать, если Сергей откажет ей начать их отношения, как бы с нуля. Хорошо, что мужчина мог читать мысли и убедился, что женщина по-настоящему раскаивается во лжи и измене.

Поэтому не доставил себе удовольствия смотреть, как она падает перед ним на колени и валяется у него в ногах, вымаливая прощение. Но поговорил с ней предельно жестко, не выбирая выражений и слов. Обещаний никаких не дал, но, не жалея ее самолюбия и чувств, объяснил, что о каких-либо отношениях пока и речи быть не может, поскольку ему до сих пор даже неприятно прикасаться к ней после того, что довелось увидеть и услышать. И, конечно, прежних душевных, доверительных отношений, если он и надумает подарить ей вторую молодость, скорее всего, уже не вернуть. К тому же он сам не собирается отказываться от ее сестры ради нее, а если захочется и от других женщин.

— Я сообщаю тебе об этом сразу и сейчас, чтобы ты, как умная и рациональная женщина, имела возможность подумать и решить для себя, что тебе дороже — быть со мной или упиваться свободой. Только имей в виду на будущее, своих женщин, конечно, незамужних, которые молодеют благодаря мне, я не собираюсь раздаривать или даже одалживать другим мужикам. И если я все-таки поддамся на уговоры твоей сестры, то это будет твоей последней попыткой остаться со мной. На этом наш с тобой разговор сегодня закончен, можешь идти, я не могу заставлять ждать женщину, которая приняла меня целиком и полностью таким, какой я есть на самом деле, еще ничего не зная о возможности получить вторую молодость.

Нина встала, но выходя с кухни, обернулась и спросила:

— Но есть у меня надежда, что мы снова увидимся?

— Я честно пока и сам не знаю, смогу ли преодолеть себя, но твердо могу обещать, что через две недели дам тебе определенный ответ. А ты за это время серьезно подумай и прикинь, просчитай, сможешь ли ты быть со мной на тех условиях, которые я тебе озвучил. Кстати, я изменился и стал жестким человеком, хотя, как и прежде, от своих обещаний не отступаю. Поэтому еще раз хочу заверить тебя, что, если ты сейчас думаешь, что через какое-то время я резко воспылаю чувством по отношению к тебе, не обольщайся. Ты три последних года лгала мне! В той жизни ты дважды предала меня и обманула мои ожидания! В новой жизни, как я уже сказал, у тебя будет только одна попытка, второй не предоставлю!

И в голосе Сергея прозвучала такая обида и такое твердое намерение, что Нина испуганно посмотрела на него, затем опустила взгляд и, ссутулившись, быстро ушла, даже не попрощавшись с сестрой.

Следует сказать, что в конце второй недели, как и обещал, Сергей появился в доме Нины Б., когда ее сына там не было. И первым делом поинтересовался, что она надумала. Нина, которая все отведенное ей мужчиной время думала и прикидывала, сможет она отвечать требованиям любовника или нет, заверила, что если он доверится ей, то она больше его не подведет. Проникнув в ее мысли, он убедился, что слова не расходятся с намерениями и сказал.

— Хорошо, я тебе поверю в последний раз. Но сеансы омоложения с тобой я начну в день рождения Галины, поскольку она вписалась за тебя, и в ее присутствии. А затем тебе предстоит наблюдать, как я проведу сеанс с твоей сестрой. Если тебя и твою сестру такой вариант устраивает, то настраивайтесь. Если же нет, то никаких отношений между нами в дальнейшем не предвидится. Передай это сестре слово в слово. И еще, если за это время ты надумаешь завести нового любовника, то все наши сегодняшние договоренности аннулируются.

Проговорив это, Сергей собрался уйти. Тогда Нинка робко поинтересовалась:

— И ты мне так ни слова и не скажешь?

— Я сказал больше, чем слово. Сделай так, чтобы мне не пришлось окончательно разочароваться в тебе.

Сказав, он повернулся и ушел. А Нинка, закрыв за ним дверь, неожиданно расплакалась. Но так и не смогла себе объяснить, чего больше в ее слезах — огорчения или надежды?

Зато с Танечкой П., как и с Олечкой Кидман и многими другими у мужчины никаких проблем не случалось и не предвиделось.

Танюшку устраивало все, и размеры члена, и темперамент партнера, и позы, и виды секса. Правда, у нее появились и особо любимые позы, и виды секса. Изредка, чтобы не привыкала, Сергей баловал ее своим трехчленом и доводил до полуобморочного состояния одновременным двойным проникновением языков в обе дырочки и стимуляцией клитора. Также Таня исходила от неги, когда любовник ласкал ее тело в четыре руки. И если в самом начале она сдерживалась, то уже через месяц и далее стонала, вскрикивала, кричала и даже позволяла себе орать во всю мочь. Правда, по ее собственному признанию, после орева в голове долгое время стоял звон. Однако, чем моложе она становилась, тем чаще ей приходилось орать…

За время сеансов с Олечкой Н. («Кидман») тоже произошли большие изменения. И не только в физическом плане. Страстные желания ума и сладострастная похоть тела переросли в усладу просто видеть своего мужчину, дотрагиваться до него, смотреть, как он двигается, как ест, как одевается и раздевается. От одного его взгляда, эту красавицу бросало в дрожь, а по телу начинали бегать мурашки, и нега расползалась в конечности. Сергей для нее стал таким родным и незаменимым, что других мужчин Оля словно и не замечала…

И, наконец, Ольга-целка, которую он тоже довел до необходимой ему кондиции по физическим параметрам, превратилась в высокую стройную крутобедрую 18-летнюю девушку фотомодельной стати с классными средней величины сиськами и потрясной сексуальной жопой. Лица ее он почти не коснулся. Правда, его овал сделал более нежным.

Ну и надбровные дуги стали менее нависать над глазами. И сразу выражение лица из строгого и даже жесткого, превратилось в милое и доброе, располагающее к общению. С внешностью или от потрясающего, по ее признанию, секса, изменился и характер подруги. Она превратилась в женщину с мягкими и плавными движениями, менее резкими и категоричными стали суждения о людях, их пристрастиях и событиях. Впрочем, в сексе Ольга преображалась в страстную, развратную и ненасытную самку с самой широкой и глубокой пи…дищей (не считая Ларисы из Министерства биопрома) из всех любовниц мужчины. Но о том, что она непременно хочет от него родить, девушка не заикалась теперь даже мысленно. Теперь с рождением детей ей можно было не спешить…

Надо сказать, что Сергей заметил за всеми любовницами, что чем моложе они становились, тем чувствительней становились их внутренние половые губки, клитор и соски грудей. Да и все тело через кожу, ставшую более нежной и эластичной, начинало отзываться на ласки и прикосновения более органично.

Правда, при таком обилии любовниц, Сергею приходилось идти на хитрость, используя свои клоны. Для секса и удовлетворения всех подруг он создал их в достаточном количестве. И хватало, более чем! Правда, раз в месяц всех помолодевших, приходилось ему трахать самому лично, ну и, конечно, еженедельно всех, кто еще молодел. Впрочем, и на этот счет у него появились некоторые идеи.

Трахая свою дорогую и золотую Васильевну, а в общении просто Галочку, ту самую, у которой пися была для него одной из самых красивых и лучших писей Москвы и Московской области, он добрался и до ее дочери Оли. Дочь ни в чем не уступала матери и была бабенкой тоже дай бог каждой! У обеих и подержаться было за что и спереди и сзади. И вставлять им во все дырочки Сергею было в кейф! Владели подруги и минетом.

Правда, Сергей начал трахать Васильевну значительно раньше Ольги, еще с декабря прошлого года и, как ожидал, Галку уговаривать не пришлось. Как только она из 69-летней пожилой дамы, превратилась в сорокалетнюю статную мокрощелку, то сразу же оголилась, а когда увидела, чем он ее станет трахать, то отдалась всеми своими щелочками и дырочками на милость любовника.

Но одновременно, с Галей все оказалось значительно сложнее, чем мог себе представить. Если бы он продолжал трахать ее одну, то проблем никаких не возникло, но мужчина собирался соблазнить и дочку Ольгу, которую тоже хотел сделать своей наложницей. Однако Галя, как выяснилось, даже слышать не хотела, чтобы ее дочь трахалась с Сергеем. Он это понял, когда в разговоре сделал комплимент в адрес Ольги, которая, к счастью, в это время отсутствовала. Сначала спокойно Галя поинтересовалась:

— Тебе что нравится моя дочь?

— Конечно, — не стал отрицать мужчина, — а почему ты так напряглась?

Спросил он, поняв, что, казалось, невинная тема, готова стать проблемой в их отношениях.

— И ты не отказался бы ее трахать, как меня?

— Хм, интересный вопрос! Отвечу честно — не отказался бы, но только с твоего искреннего одобрения.

— Не надейся! Я никогда не стану делить тебя даже со своей дочерью.

— Но ты спокойно делишь меня с моей женой! — заявил он, зная, что Галя не в курсе о его вдовстве.

— Ну, во-первых, она оказалась с тобой в постели намного раньше меня и подставляет вагину на официальных законных основаниях. А потом, кто тебе сказал, что я спокойна?

От доброй, сексолюбивой Гали таких слов он не ожидал. В ее мыслях подобного никогда не было! От удивления он раскрыл рот и округлил глаза. Заметив это, женщина усмехнулась и сказала:

— А я тебе всегда говорила, что я женщина и тебе никогда не понять меня до конца.

— Кстати, на счет конца. Он, думаю, понимает тебя лучше меня.

— А вот это точно! Потому что даже самые умные из мужчин, всегда думают больше своим концом. А, чем больше они думают им, тем умнее он у них становится.

— Конец, — переваливаясь на Галку, обратился Сергей к своему члену, засаживая его подруге в красивейшую «киску» Москвы, — а не пора ли тебе перестать думать?

И, намечавшаяся было ссора, резко перешла в захлебывающиеся стоны «загадочной» женщины.

И все-таки Ольгу, ее дочь, он втайне соблазнил и начал трахать не хуже матери. Правда, встречи были не часты, и мужчина внимательно следил, чтобы молодость наложницы никому не бросалась в глаза. И каждый раз после громкого и страстного перепиха, на всякий случай, он стирал память женщины о встрече…

Однако в обойме любовниц Васильевна с Ольгой были не первой и не последней парой мать-дочь.

Начиная в декабре прошлого года трахать своих старых любовниц, в том числе и Людку, он заранее знал, что скоро к матери пожелает присоединиться и Аленчик. С ними с обеими он трахался и раньше, правда, по очереди. Став обладателем молодильной спермы, мужчина, уже не испытывая чувств ни к одной из них, кроме физического влечения, легко согласился на просьбу Людмилы тыкать их во все дырки на глазах обеих. С первой групповухи он понял, как много потерял, что не занялся с ними этим раньше.

Подруги так неистово отдавались ему, что от двойного совокупления с ними он получал много дополнительной энергии и незабываемых моментов, которых иногда недоставало, когда приходилось трахать каждую по отдельности. Впрочем, может быть, раньше они и не отдавались бы так беззаветно, но сейчас, то прыгая на трехчлене в ласках четырех рук, то «улетая» от его орального секса в три языка, мать с дочерью за четыре часа непрерывной еб…и, получали такой кейф, какого они не знали ни с одним мужчиной.

Мало того, обе понимали, что такой секс может быть только с ним. Что мать, что дочка производили на него приятное впечатление и в них обеих он нашел только им присущее отличие от других подруг. У Людмилы и Аленчика писи отличались особой мягкостью и эластичностью, поэтому ему доставляло большое удовольствие вводить член в эти нежные похотливые «норки», внутренние половые губки которых, словно приклеивались к его «дружку», получая и передавая удовольствие и блаженство обеим телам и организмам женщин.

Ко всему прочему их тела были красивы и пропорционально скроены. А переделав их широковатые плечи в узкие и худощавые, Сергей создал образы нежных и беззащитных сучечек, на которые «западает» любой мужчина. О том, что Аленчик когда-то отомстила ему, занявшись сексом с его хорошим знакомым за то, что он пренебрег ею и женился на другой, он старался не вспоминать. Не напоминали ему о прошлом и женщины.

С Мариной С.Б. и с Дашей он начал практиковать совместный секс тоже далеко не сразу. К тому времени Марина успела превратиться в 34-летнюю молодую женщину и на фоне тоже омолодившейся 19-летней дочери уже не выглядела мамой, а походила на старшую сестру или подругу. Хотя групповым сексом они занялись не только по этой причине.

Обе, трахаясь с Сергеем, кардинально изменили взгляды на стыдливость и интимность. Они, став обалденно сексуально привлекательными, благодаря стараниям мужчины, перестали стесняться демонстрировать свои тела. Ну, а перед Сергеем и друг перед дружкой, тем более. В принципе физические радикальные изменения повлекли за собой и психологические, и только пятилетняя Манюня оставалась для них сдерживающим фактором.

Впрочем, не для Сергея. Однако в ее отсутствие полные сексуальной энергии женщины переставали себя сдерживать. Начало сексу с ними обеими одновременно положила Маринка, демонстративно при Дашке в ночной короткой прозрачной сорочке утром за завтраком, забравшись на колени Сергея. Не отойдя после утреннего секса с ним, она решила продолжить ласки и так распалилась, сидя и целуясь взасос у него на коленях, что схватила его руку и запустила себе между ног.

Сергей не возражал, он сам спровоцировал Маринку, и начал пальпировать женщине клитор. Конечно, подруга начала стонать от удовольствия, а у Дашки от такой эротики разгорелись глаза. И до самого оргазма матери, дочь пожирала возбужденным взглядом перипетии сексуальных ласк, мастурбируя свой клитор. Однако кончить так и не смогла.

— Помоги ей, — усмехнувшись, попросила Маринка Сергея, после своего оргазма.

Естественно, мужчина сразу же оказал помощь и не только руками, но и языками. И когда Дашку, после стонов и криков, скрутило в оргазме, и она, наоравшись вволю, опустошенной и обессиленной отвалилась навзничь, отдышавшаяся к тому времени Маринка приступила к минету.

Наступила очередь Сергея дергаться и стонать от острых эмоциональных ощущений. Кончал мужчина под ласками обеих обворожительных подруг.

Правда, стоит сказать, что при повзрослевшей шестилетней Манюне, ни бабка, ни мать не позволяли себе даже ласкаться с любовником, хотя иногда Сергею, глядя на хитрую мордашку девочки, казалось, что для той не секрет, чем занимаются между собой мужчина и ее кровные родственницы. Но малышка благоразумно молчала и не лезла с расспросами.

Маринка с Дашкой по достоинству оценили молчание своей «кровиночки» и не злоупотребляли демонстрацией своих отношений с мужчиной.

Марина хозяйствовала по дому, Даша работала, а Манюня посещала детский сад, а по вечерам играла в дочки-матери сама с собой.

Правда, для Марины, которая постоянно находилась то на даче, то дома в Москве, ее щелочкам все лето доставалось больше и чаще дочери.

И, ставшая 34-летней, Марина воспринимала все происходящее с ней, как счастливый поворот в судьбе. Впрочем, Даша о своей судьбе придерживалась схожего мнения. Помимо сеансов, которые продолжились раз в месяц даже после достижения ими желанного возраста, каждая получала возможность заняться с Сергеем сексом еще раз или два в неделю, не догадываясь, что е…ется не с оригиналом, а с его фантомом. Правда, продолжительность секса составляла час или полтора, но подруги знали, что от их мужчины можно ожидать еще и спонтанных сексуальных контактов. А спонтанность обе подруги обожали больше всего…

Кроме проверенных и устоявшихся связей, Сергей обзаводился и новыми отношениями с молодыми женщинами. Впрочем, «телочки» сами липли к нему, чувствуя его сексуальную мощь и силу. Они чувствовали его брутальность и породистость. У баб любого возраста на генетическом уровне существует чутье на сексуально одаренных мужчин. Поэтому к Сергею подруг тянуло как магнитом. И он, в силу своих возможностей, имел большой, даже огромный выбор среди мокрощелок. Это позволяло ему отбирать самых красивых, породистых и здоровых из них.

Правда, не чурался он и родственниц жены, а именно ее племянниц.

В Июне, почти через два года после трагедии, случилось так, что его пригласила на шашлыки молодая компания теперь уже его ровесников, состоящая из дочки с зятем, племянницы покойной жены с мужем, и еще одной племянницы и племянника.

Сергея, уже собравшаяся компания, встретила радушно. Он был своим среди своих. Присутствующие женщины, за исключением дочки, особенно интересовались его молодостью. Естественно, мужчина ничего толком не объяснил, а перевел в шутку, заявив, что помолодел в силу того, что ему потребовалось стать ближе к молодежи.

— И насколько близко к молодежи ты хочешь стать? — игриво спросила Таня.

— А насколько близко она сама подпустит меня к себе, настолько и стану, — в той же тональности последовал ответ.

Компания развеселилась и раскрепостилась. Пошли расспросы о житье-бытье, о знакомствах, об отдыхе летом. Кто-то собирался заграницу, кто-то в экстремальное путешествие на байдарках, а кто-то никуда не ехал, и намеревался отдыхать в Подмосковье или у себя в деревне, потому что дети были еще маленькими, да и с отпуском не все ладно выходило. Мужчины занялись подготовкой мяса к шашлыкам, а женщины стали резать овощи. Правда, дела не мешали разговорам, а главное никто никуда не спешил. Люди в компании собрались отдыхать, пообщаться, поделиться впечатлениями. Конечно, выпивали. Правда, не сильно. Половина компании приехала сюда на своих авто…

Элка с дочкой Сергея потягивали крымскую мадеру, Татьяна пила безалкогольное пиво, а мужчины употребляли напитки покрепче, кто водку, а кто виски. Впрочем, все жили недалеко от места встречи и поэтому, помня о ДПСниках надеялись, что пронесет. Сергей начал с виски, но затем перешел на водку. Муж Элки, сам «ГАИшник», поинтересовался, а не сморит ли его оттого, что он смешивает напитки. Мужчина успокоил его, сказав, что владеет секретом, как оставаться абсолютно трезвым независимо от количества выпитого алкоголя. Недоверчиво хмыкнув, парень больше с подобными вопросами не лез, но Сергей заметил, что тот стал внимательно наблюдать за ним.

Мужчина и сам наблюдал за двумя персонажами, сестрами, выбирая для себя подругу на вечер, а, может быть, и на ночь. Он, конечно, отодрал бы обеих, но пока не решил, каким образом это сделать.

Подруги тоже зыркали на него. Но если одна из них только изредка позволяла себе бросить на него свой взгляд, то Татьяна не скрывала своего интереса к нему. Через какое-то время он почувствовал, что подруга собирается пойти отлить и сработал на опережение, обратившись ко всем и ни к кому:

— Интересно, а где здесь можно избавиться от скопившейся лишней жидкости?

— Да тут таких мест и искать не нужно. Повсюду деревья, да кустики, — ответил ему за всех племянник жены.

— Но здесь и людей много, — возразил Сергей. — Быть может, кто из вас знает укромное местечко?

— Ладно, — проговорила, как бы нехотя, Таня, — пойдем уж, отведу тебя в такое местечко. Заодно и посторожу, чтобы никто не покусился на твою персону.

— Сергей, главное следи, чтобы она сама на тебя не покусилась, — заржав, посоветовал ее двоюродный брат.

— Ой, какой же ты дурашлеп! — удивилась Татьяна. — Как же я на него покушусь, если я и так буду его телохранителем?

Слово «телохранитель» она произнесла по частям, что позабавило остальных, кроме Элки. Та завистливо посмотрела на сестру, незаметно вздохнула, но промолчала…

Как только они вдвоем отошли от компании, Сергей приказал всем оставшимся забыть об их существовании. Таня повела сначала его по тропинке вдоль речки, а затем свернула в лесок, где обнаружился овражек, поросший кустами.

— Вот это самое укромное местечко. Что хочешь здесь делай, никто не увидит, — томно произнесла подруга.

— Так уж прям, что хочешь? — поддразнил ее Сергей. — Сама проверяла?

— Сама, только не в том смысле, — улыбнулась, не смущаясь, Татьяна.

— А, в каком-таком не том? — не унимался мужчина.

— Ладно, прекрати! — засмеялась она. — А то я женщина одинокая, горячая и добрая.

— Ух, звучит, как угроза! — Сергей, будто с испуга, передернул плечами.

— Ты сюда, зачем шел? Так спускайся и делай свои дела! — посоветовала племянница.

— А ты здесь останешься?

— Не бойся, не потревожу! — усмехнулась она.

— Да я не о том. Просто отсюда сверху все проглядывается…

— Ой! А у тебя есть за чем подглядывать? — попалась на провокацию женщина.

— Не знаю. Есть или нет, не мне судить, а женщине, — скромно заметил Сергей.

— Ха! Чтобы оценить, надо видеть! — «завелась» Татьяна, поддаваясь на соблазн.

— Так издалека, как ты это сможешь сделать?

— Да, действительно, издалека не поймешь, — согласилась она. — Ладно, спущусь с тобой.

И начала спускаться первой. Сергей последовал за ней. Когда они оказались на дне оврага, Таня повернулась к нему и сказала:

— Ну, спускай штаны, показывай. Оценку дам объективную.

Глаза ее плотоядно смотрели на Сергея, точнее на его пах. Мужчина, чтобы продлить ее ожидание и сильнее возбудить женщину, стал медленно развязывать тесемку спортивных брюк, а затем также медленно снимать их. Татьяна в нетерпении топталась на месте, готовая сорвать их с него, но смогла взять себя в руки. Оголяясь, Сергей возбуждался и сам. И когда остался в трусах, то женщина увидела, что там находится предмет, который стоит рассмотреть внимательней.

— И, что дальше? Ты его вытаскивать из трусов собираешься или мне самой его вытащить, да еще и подержать, пока ты будешь писать?

— Хорошая идея! — обрадовался ее предложению Сергей. — Отдаю его тебе в руки.

Таня, возбужденная до предела ситуацией и размером предмета в трусах, времени терять не стала. Она, немедля, запустила к нему в трусы руку и… округлила от удивления глаза. Когда же ее рука вытащила на свет божий его хозяйство, она даже присвистнула от восторга:

— Ни фига себе!

Оглядев член со всех сторон, зажмурилась, но, взяв себя в руки, спросила:

— Пись, пись, пись! Надо говорить?

— Знаешь, мне что-то в твоих руках расхотелось писать, — признался Сергей.

— Так мне его убирать на место или тебе захотелось чего-то другого? — держа член в руке и непроизвольно, видно по привычке, несмело подрачивая его, спросила Танька.

По запаху, исходившему от нее, мужчина знал, что подруга изнывает от желания перепехнуться, но специально оттягивал момент трахания.

— Ну, не знаю… я, конечно бы, не отказался задвинуть своего «дружка» в твою «подружку», но опасаюсь, что ты сочтешь мое желание за сексуальное домогательство…

— Обязательно сочту и подам на тебя в суд, и сообщу всем СМИ об этом, — приговаривала женщина, тем временем спуская с себя спортивные штаны.

Оставшись в стрингах, она вопросительно посмотрела на Сергея — снимать их или нет? Он отрицательно покачал головой и Танька, все еще держа член в руке, нагнулась и приставила его головку к своей «сиповке», которая раскрывшись, как бы приветливо улыбнулась, одобряя поведение хозяйки. Что оставалось делать?

Однако, втапливая «дружка» в мягкую, даже нежную, Танькину вагину, мужчина успел-таки подколоть ее еще раз и спросил:

— А тебе уже исполнилось шестнадцать?

— Хулиган! — произнесла томно и игриво женщина, когда сначала охнув, а, затем, ахнув, приняла в себя его конец.

— Да, я такой, — согласился Сергей.

Но его слова утонули в стонах подруги, которая сразу почувствовала такое похотливое удовольствие, что не смогла удержаться, да и не захотела скрывать свои эмоции. Мужчина тоже получал удовольствие, наблюдая весь процесс полового акта. Одновременно с этим он радостно осматривал круглую и достаточно большую Танькину жопу. Продержалась женщина не долго. Зато кончала с полминуты с криками и стонами, поскольку партнер, лишь в самый пик оргазма прекратил долбить ее пи…ду. Какое-то время партнерша буквально повисла у него в руках со вставленным в нее членом, но быстро очнулась и поняла, что она все еще «на крючке».

— Так ты не кончил? — спросила Татьяна, повернув к нему голову.

— Я с женщиной теперь не кончаю быстро даже после самого первого полового контакта, — ответил Сергей.

— А с мужчиной?

— С мужчиной тем более! Я гетеросексуал, — пояснил он. — Просто раньше при первом сношении с партнершей выброс спермы происходил максимум в течение минуты. Это я вторую палку кидал от пятнадцати до двадцати минут не меньше. А сейчас все сдвинулось в еще более продолжительный процесс совокупления. Хотя, в принципе, не стану скрывать, могу заставить себя, при большом желании женщины, кончить и за пять минут, но не быстрее.

— Так ты, значит, собираешься продолжить? — с надеждой спросила подруга.

— Всенепременно! — пообещал мужчина. — До полного твоего удовлетворения!

И секс продолжился…

После четвертого оргазма, которые следовали каждые пять-семь минут, женщина запросила пощады.

— Все не могу больше! У меня даже в боку свело! Обкончалась! А ты так и не захотел или не смог?

— Не смог, но я могу кончить тебе в попу.

— Не, не, не! — засуетилась «на крючке» партнерша. — В попку я не практикую. К тому же такой членище ее просто порвет!

— Зря боишься! — попытался уговорить ее Сергей.

Но подруга категорически отказалась, но, чтобы смягчить свое нежелание подставлять попу, предложила:

— Давай я лучше возьму в ротик.

Мужчина не отказался. Ртом Танька владела мастерски! И ее умение отсасывать вскоре принесло результат. Сергей слил ей большую порцию спермы, которую, правда, женщина глотать не стала, а, подержав во рту, сплюнула на землю.

— А она у тебя приятная на вкус, — проговорила она.

— Так что ж ты ее тогда не проглотила? — удивился партнер.

— Не все сразу, — ответила партнерша, — а то подумаешь обо мне, черт знает что!