Тайная жизнь учителей

Сколько себя помню, всю жизнь мечтала быть учителем. Почему именно такую профессию выбрал мой детский мозг – я не знаю, но сохранилась эта мечта до окончания школы и поступления в университет. По окончании обучения я гордо носила звание учителя русского языка и литературы. Я решила поискать работу на сайте объявлений после лета, но работа нашла меня сама. В конце июля мне поступил звонок с незнакомого номера, я подняла трубку. Знакомый женский голос произнес:

— Здравствуй, Эмма. Это тебя беспокоит Людмила Дмитриевна Загорская, завуч школы.

— Здравствуйте, — я немного растерялась, потому что эта женщина работала в той школе, где в свое время училась я, — слушаю вас.

— Я слышала, что ты получила специальность учителя русского языка, поэтому хотела бы пригласить тебя в наш коллектив.

Я задумалась. Жила я достаточно далеко от своей школы, поскольку недавно переехала в другой район. Но желание новых свершений взяло верх и я согласилась на ее предложение

без долгих раздумий.

— Очень хорошо, что ты согласилась. Я буду ждать тебя в конце августа, чтобы оформить на работу. До встречи.

Она положила трубку, а я почувствовала, что меня ждет впереди нечто интересное, ведь работать с детьми мне очень хотелось. Дни проходили незаметно, чувство волнения постепенно отступило, и я даже немного забыла о том, что теперь практически официально устроена в школу. Очередной звонок завуча напомнил мне о том дне, когда я должна была явиться пред ее светлые очи. Я собрала все документы и поехала в школу.

Процесс оформления долго не затягивался. Я сидела в кабинете, заполняя заявления и еще какие-то бланки. Раздался стук в дверь, и вошла молодая светловолосая девушка в брюках, достаточно непристойно обтягивающих ее попу.

— Эмма, знакомься, это Диана Павловна. С ней вы будете работать в двух группах одного класса.

Мы обменялись дежурными фразами о том, что рады знакомству, и на этом завершили диалог. Я продолжила писать, она забрала журнал. Но когда проходила мимо меня, улыбнулась. Странное чувство возникло у меня. Но я понимала, что на работе никаких романов быть не должно, и гнала от себя эти мысли как можно дальше.

Наше с Дианой сотрудничество началось с того, что первого сентября мы разделили класс на группы, чтобы было удобнее работать. Конечно, все наши разговоры начинались с обсуждения рабочих моментов. Мы обсуждали темы уроков, поведение учеников, способы проведения занятий. И на этом наше общение обрывалось. У нас еще не было других общих тем, помимо работы, но я чувствовала, что меня тянет к ней. И я боялась этого. Боялась, что она не поймет меня. Когда она подходила ко мне, ее запах окутывал меня приятной мягкостью, от чего сердце начинало стучать быстрее. А когда она улыбалась, ее холодные голубые глаза делались такими глубокими, что мне хотелось смотреть в них, и искать истину.

Мы стали видеться все чаще. Как-то на перемене она подошла ко мне.

— Привет, — Диана улыбнулась и села на стул напротив меня, — как дела тут у вас?

— Привет, — я немного смутилась, потому что она снова была крайне сексуальна. – Мы делаем фонетический разбор. Из начальной школы вообще ничего не помнят.

— Не расстраивайся только! Думаешь, у меня лучше? Мало того, что не помнят ничего, так еще и дисциплина на нуле. Давай будем вместе искать выход? Я же как и ты работаю здесь только первый год.

Она поднялась со стула, подошла ко мне и обняла. Такого поворота событий я никак не ожидала. Она слегка сжала мои плечи, а я списала это на дружеские объятия, поскольку мой страх выдать свои зарождающиеся чувства к ней, был сейчас максимально высок. Поэтому я так же, как и она, легонько прижала ее к себе. Но эта легкость, с которой я обнимала Диану, полностью компенсировалась той бурей, которая разыгралась внутри. Прозвенел звонок, она отстранилась, улыбнулась и ушла.

Через несколько дней после этого случая она позвала меня погулять. Я решила, что она видит во мне подружку, и не знала, как поступить. Воспользоваться ли таким развитием событий или пойти против желаний и не прикасаться к ней? Размышляла я не долго, и уже через час мы сидели с ней в парке.

— Ты знаешь, — вдруг сказала Диана, — мне очень не хватает дружеской поддержки сейчас. Я живу одна, мои друзья разъехались. Поэтому мне немного грустно. А с тобой я чувствую себя комфортно, кажется, ты меня понимаешь.

— И мне с тобой уютно, нравится общаться. Может быть, мы даже подружимся, — с натянутой улыбкой сказала я. Значит, она все-таки хочет со мной дружить. Что ж, пусть лучше будем дружить, чем совсем никак.

На следующий день нам предстояло писать диктант с нашим классом. Диана пару раз появлялась, немного нервничала перед чтением текста, но я взяла ее за руку и сказала, что у нее все получится, ведь она молодец. Наверное, это не спасло ситуацию, но заставило ее улыбнуться. После уроков Диана пришла в мой кабинет.

— Ты еще не проверяла диктанты?

— Нет, но я хотела сегодня начать.

— А давай вместе проверять? Просто я боюсь одна, вдруг ошибок каких-то наделаю.

— Да, конечно, давай вместе проверим. Присаживайся вот сюда, — я освободила ей стул от тетрадей, — рядом лучше, чтоб видеть все.

Она села настолько близко ко мне, что я даже пожалела. Ведь нас должны связывать только дружеские отношения, но во мне начинала закипать страсть. Я сосредоточенно уставилась в тетрадь ее ученика, находя ошибки.

— Эмма, — Диана шепотом позвала меня.

Я повернулась к ней, и мы оказались лицом к лицу.

— Я ведь не знала, как сказать тебе, — она помолчала. – И до сих пор не знаю. Поэтому…

Она не договорила. Фразу закончил поцелуй. Сначала такой робкий, несмелый. Ее губы слегка коснулись моих. Видимо, мое удивление было настолько велико, что отобразилось на лице.

— Прости, ты меня неправильно поняла, — начала оправдываться девушка, но я не дала ей договорить. Я была гораздо смелее, и более уверенно прильнула к ее губам. Сердце колотилось как мотылек в банке. Внутри все кричало и болело, разливалось лавой. Я ждала этого больше месяца.

Вдруг Диана встала.

— Куда ты? – я испугалась, что она сейчас уйдет.

— Я закрою дверь, чтобы нас никто не видел. Ведь нам же не нужны свидетели, правда?

Я согласно кивнула, но все еще не могла сосредоточиться и поверить, что секунду назад целовала ее. Девушка села обратно на стул, и мы продолжили проверять тетради, как ни в чем не бывало. Вдруг она немного подалась ко мне, и долгий поцелуй отпечатался на моей шее. Механизм был запущен. Больше мне не хотелось сдерживаться, хотелось только одного: Диану.

Я не знала, как действовать, но ее поцелуй придал мне уверенности. Я расстегнула пуговицы на ее рубашке, открывая доступ к телу. Красивый кружевной бюстгальтер сиреневого цвета скрывал небольшую грудь. Девушка не сопротивлялась, а только сильнее прижималась ко мне. Я покрывала поцелуями ее шею, спускаясь все ниже. Она сама спустила бретельки, помогая обнажить упругую грудь. Я слегка сжала зубами аккуратный сосок, он моментально стал твердым. Диана тихонько застонала, видимо, ее вполне устраивало, что я делаю. Она гладила мою спину, и одним уверенным движением расстегнула молнию на платье. Я освободилась от мешающей одежды, оставшись в одном белье. В это время Диана сдвинула все тетради на край стола, и очень вовремя, потому что я усадила ее на стол, раздвигая попутно ее стройные ножки. Я стала целовать внутреннюю сторону ее бедер, нежная кожа вмиг покрылась мурашками.

Я не спешила, однако очень хотелось поскорее добраться до ее центра удовольствия. Наконец, я сняла с нее трусики, и нежно провела языком по половым губам. Диана застонала. Мой язык стал более настойчиво изучать ее киску, очерчивая круги и зигзаги вокруг клитора. Она стонала все громче, поэтому пришлось закрывать рот ладонью. Хоть в школе почти никого не осталась, все равно конспирация должна быть превыше всего. Я хотела продлить ее наслаждение как можно сильнее, но вдруг она затряслась, тяжело задышала и легонько отстранила меня. Несколько секунд она лежала неподвижно, но потом подняла голову и сказала:

— Иди ко мне, я хочу, чтобы ты сидела на моем лице.

Я послушно взобралась на стол, устроилась на уровне ее лица и уперлась руками в свои колени. Диана подвинула меня так, как ей было удобно, и сдвинула мои трусики в сторону. Нежные движения ее языка заставили меня погрузиться в сладкую истому. Давно я не чувствовала подобного, будто внутри рос огромный шар чувственности. Девушка ласкала мою киску, помогая себе пальчиком. Я стонала все громче, удовольствие нарастало, превращаясь в одну оглушительную волну. Мой внутренний шар чувственности лопнул, вытекая наружу мощным оргазмом, сотрясающим все тело. Несколько секунд я не могла пошевелиться, а потом рухнула рядом с Дианой.

— Я думала, ты не такая, — сказала она.

— Разве это плохо? – удивилась я.

— Наоборот, это очень хорошо. Я хотела тебя с первого дня. Ты такая необычная, — Диана провела пальцем по моему телу, от груди до пупка.

— Почему же мы раньше не писали эти диктанты? – пошутила я. Она улыбнулась:

— Всему свое время.

Мы пролежали на столе еще какое-то время, обсуждая случившееся. Потом собрали разбросанную одежду и тетради, очистили место преступления, и будто ни в чем не бывало продолжили искать ошибки в тетрадях учеников. Ошибки в своей жизни мы уже нашли.