Тайна подвала: голодная похоть. Часть 3

     – Что вы от меня хотите? – не поняла Линн.

     – Взламываем?

     – Ломайте. Всё равно мы собирались устанавливать новые двери.

     Он вытащил из своего огромного чемодана ломик и принялся за дело. Когда раскуроченная, покосившаяся дверь открылась, Брайан отстегнул от пояса фонарик и направил яркий луч света в темноту открывшегося помещения. Дрожа всем телом и затаив дыхание, Линн приблизилась ко входу.

     Изнутри кладовой потянуло холодом, пахнуло сыростью. В глубине Брайан и Линн разглядели стоявший у стены здоровенный дизель-генератор. Кабель выходил из противоположной стены, тянулся затем под углом вниз и исчезал в небольшом углублении, видимо той самой яме про которую рассказывал Джон Грэм. Там кабель скрывался под грудой расколотых облицовочных плит, битых кирпичей и кусков штукатурки. Затем, он выныривал оттуда и далее уходил к генератору.

     – Черт, кабель придавлен, – пробормотал Брайан, присаживаясь на корточки возле углубления. – Нужно высвободить его.

     Он начал откидывать в сторону весь мусор. Дело шло быстро. Но вот, потащив за край достаточно большой кусок плитки, он растревожил весь завал и послышался приглушенный грохот. Даже пол под ногами слегка завибрировал. Брайан испуганно отпрянул назад. И вовремя. Внезапно небольшое углубление превратилось в яму диаметром метра в два и все что образовывало завал с шумом рухнуло вниз.

     Когда грохот стих Брайан, поднявшийся к тому времени на ноги осторожно приблизился к образовавшейся яме. Линн, с громко стучащим сердцем подошла с другой стороны. Яма была круглая, хотя и с неровными краями. Оттуда тянуло холодом. И было что-то ещё. Линн, по крайней мере испытывала не просто тревогу, не просто душевное беспокойство, а самый настоящий страх. И дикое, безудержное любопытство. Этот тёмный, источающий угрозу провал так и влёк её.

     Брайан, похоже тоже ощущал себя не в “своей тарелке”. Он направил в яму луч фонаря. Вертикальная шахта с неровными, бугристыми стенками уходила вниз метра на три, а ниже пролегал горизонтальный туннель, тянущийся в обе стороны на неизвестное расстояние.

     – Что там? – дрожащим голосом спросила Линн. С того места где она стояла ей было не очень видно.

     Брайан рискнул склонится над ямой. Начал с удивленным видом принюхиваться.

     – Вроде, как животными пахнет, – сообщил он. – Странный такой запах.

     Он взглянул на хозяйку дома.

     – Здесь водятся крысы?

     – Понятия не имею, – Линн начала боязливо пятиться от ямы. – А вы думаете это они там?

     – Не знаю, – электрик пожал плечам. – Я не разбираюсь в этом. Если это крысы, то нора что-то слишком уж большая. Может, к вам сюда забрался барсук? В любом случае я бы на вашем месте вызвал санитарно-ветеринарную службу. И лучше засыпать, а потом забетонировать эту яму. Ладно, давайте посмотрим, что там с кабелем. Похоже, он поврежден в двух местах.

     Электрик повернулся к к яме спиной и ухватив кабель начал вытягивать его и немного отклонять в сторону. Линн между тем приблизилась к генератору и с интересом начала осматривать его. Похоже, какая-то старая модель. Но если он работает, можно оставить. Дополнительный и резервный источник энергии в доме никогда ведь не помешает.

     За спиной послышались странный шум: какая-то возня, хрип. Линн обернулась и в ужасе застыла возле стены. Брайан был в яме. Точнее, его голова и плечи. Что-то утягивало электрика вниз. Он отчаянно извивался всем телом, судорожно дергал ногами, стучал ими по полу, выбивая своими ботинками клубы известняковой пыли. Последовал резкий рывок и Брайан был втянут, уже по пояс. Пальцы его отчаянно скребли по краям ямы, ища возможности зацепиться, но всё было тщетно. Ещё рывок и электрик полностью исчез во тьме провала. До слуха Линн донеслось странное приглушенное рычание, затем вой, преисполненный злобы и торжества. Брайан закричал: дико, страшно, пронзительно. Но крик электрика резко оборвался, а на смену ему пришли не менее жуткие звуки, словно там, в яме урчало голодное животное, наконец-то дорвавшееся до вожделенной пищи.

     Боясь дышать, Линн осторожно начала красться к выходу из кладовки. От ужаса ноги сделались, словно ватными, внизу живота повисла свинцовая тяжесть, руки тряслись, как и колени. Да что там колени! Её всю колотило, словно в сильнейшем ознобе, мысли путались, горло сдавил спазм, ладони покрылись холодной испариной. Она отступала к выходу спиной, боясь упустить яму из виду.

     Что-то зашуршало, до слуха молодой женщины донеслось поскуливание и быстрый топот. Господи, да что же там такое?

     Линн не рассчитала и ударилась спиной о косяк. Нужно сместиться правее, чтобы оказать в дверном проёме. А потом вверх по спасительной лестнице – прочь из подвала! Порочь! Быстрее добежать и закрыть дверь! Она массивная, тяжелая, выдержит всё что угодно!

     Снова послышались топот и утробное урчание, затем звук, словно скребли когтями по камню. Линн выскочила из кладовки, успев заметить, как что-то серое и огромное начало выбираться из ямы. И тут она закричала и побежала. Вот и лестница! Скорее наверх! Скорее! За спиной слышен быстрый топот и тяжелое сопение. Господи! Споткнулась: Чертова ступенька! Проклятие!

     Линн пронзительно завизжала, почувствовав, как её схватили за лодыжку левой ноги. Это были прохладные, жесткие, очень сильные пальцы. И они вцепились намертво. Сильный рывок сдернул молодую женщину вниз. Колени прибольно ударились о нижнюю ступеньку. Линн пронзительно вскрикнула и из глаз её брызнули слёзы. Она попыталась зацепиться за более верхнюю ступеньку руками, но тщетно – пальцы соскользнули. Линн обернулась и очередной крик застрял в её горле, когда она увидела того, кто её держит.

     Существо было огромным и если бы поднялось и приняло вертикальное положение, то ростом было бы под два метра. В общем целом оно было человекообразным, имело две длинные руки и две ноги с немного вывернутыми под странным углом коленными суставами, отчего ноги напоминали задние конечности сатиров, изображения которых не редко можно встретить на древнегреческой керамике. Голова этого монстра, сидящая на крепкой длинной шее, была круглой и безволосой. Под тяжелыми надбровными дугами сверкали желтые глаза с черными вертикальными черточками зрачков. Нос был плоский с широкими ноздрями.

     Губы тонкие и черные, подбородок маленький и невыразительный. Уши были напротив очень развиты, с заостренными верхушками, как у Спока из “Звездного пути” и плотно прижаты к черепу. Под глазами начинались две складки и тянулись через щеки вниз к уголкам рта, придавая морде зверя особенно жуткое и хищное выражение. Плечи его нельзя было бы назвать широкими, грудная клетка скорее плоская и узковатая для существа таких габаритов, талия тонкая, даже изящная, а вот бёдра крепкие и сильные.

     Вообще, чудище было ни столько мускулистым, сколько жилистым и судя по всему очень ловким и быстрым. И безусловно сильным не смотря на кажущуюся худобу. Из-за тусклого света всех деталей было не разглядеть, но Линн заметила, что гладкая, глянцево блестящая кожа чудовища имеет тёмно-сапфировый окрас, а на животе переходит в чуть более светлый оттенок. А ниже: Господи! У твари был здоровенный член! Десять или одиннадцать дюймов в длину и толщиною, как ударная часть бейсбольной биты. Снизу болтались крупные, тугие на вид яйца. Целых три!

     Ствол члена был тёмно-лилового цвета и испещрён мелкими чёрными точками. Наличие столь развитых половых органов указывало на зрелость самца, на сексуальную активность и агрессивность.

Страницы: [ 1 ]