Свободный художник

     -1-
     
Эскалатор метрополитена выплюнул Андрея в 7 вечера вместе с толпой, спешащей по домам.

     Март 96-го выдался холодным, и Андрей ускорил шаг. В этот вечер какие-то грусные мысли одолевали его. Он вдруг подумал, что в свои 24 года не имел ни машины, ни дачи, ни семьи. Комната в двухкомнатной, но все же коммуналке тоже прибавляла радости. Отношения с девушкой имели переменный успех. Сейчас как раз был спад. Нике 22, у нее приличная семья высокие моральные принципы и… собака. Скукота.

     Да еще на эскалаторе в голову пришла неясная мысль, о каком-то пробеле или упущении в его сексуальной жизни. Он успел познать радость секса с несколькими женщинами, лишил девственности Нику, но кое-что он все же упустил.

     Не хватало визуальных образов. Андрей стал перебирать в памяти тела виденных им обнаженных женщин. Всем им было от 18 до 30. Худые и полные белых и не очень. Не так много, но и не мало. Но если в начале половой жизни ему нужна была разрядка, или самоутверждение, то теперь стали преобладать другие мотивы. Видеть и трогать нежные тела – вот что выходило на первый план.

     

     Впрочем, почему только от 18 до 30? Еще в детстве он уломал девочку Машу – соседку по кровати в детском саду показать ему писю во время тихого часа. Когда группа легла на тихий час, а воспитательница удалилась по своим делам, они оба, как заранее и договорились – сняли под одеялом свои трусики. Затем повернулись на бок, лицом друг к другу. Девочка осмотрелась по сторонам, подмигнула и прошептала… “Давай вместе”. Она приподняла свое одеяло, а Андрей свое. Сведенные ноги лежащей на боку девочки не давали полной картины, но и это было не мало. Розовая тонкая щелочка маняще уходила вниз. “Петушок” Андрюши напрягся, яички подтянулись. Он в смущении опустил свое одеяло. Девочка тоже.

     Как-то они уединились на прогулке в кустах. Девочка первой предложила ему снять штанишки. Андрей тут же согласился. На условиях взаимности, которые были выражены словами “ты тоже” – с одной стороны и кивком головы с другой.

     Девочка спустила свои серенькие застиранные колготки, затем беленькие трусики. Андрей спустил свои штаны вначале до колен, а затем по просьбе Маши еще ниже. Сам же попросил девочку раздвинуть ножки. Та немедленно исполнила, и насколько позволяли спущенные колготки, развела колени. В этот раз Андрей увидел больше. Округлый животик, зачатки малых губ. Еще блеклый и беловатый, но довольно большой и мягкий клитерок.

     Созерцания им явно было мало. Поскольку никого не было, они продолжали.

     Девочка протянула руку и легонько охватила своими пальчиками яички Андрея. Затем Маша с деловым видом ощупала, яички, ствол. Вот только крайнюю плоть оттянуть не догадалась. Андрей попросил ее присесть, разведя шире колени. Маша так и сделала, а Андрей нагнулся к земле, почти положив щеку на землю. Протянул руку. В этот раз он увидел что-то новое. Дырочку под клитором, даже две. Он аккуратно потрогал, но девочке не понравилось. Она встала, расставила ножки и произнесла почти шепотом… смотри так. И добавила… не трогай, а то мне неприятно.

     Колготки спустились ниже колен, всё было видно как на ладони. Андрей осмотрел “прелести” со всех сторон. Положил одну руку спереди, другой погладил попку.

     Но затем кто-то стал ломиться в кусты. Им пришлось быстро натягивать одежонку.

     В следующий раз они уединились в подъезде соседнего с детским садом дома. Во время прогулки Маша махнула Андрею в сторону подъезда. Тот всё сразу понял. Пока воспитательница разбиралась с набедокурившим мальчиком – одногруппником, “герои – любовники” бросились к подъезду. Девочка промчалась на площадку между третьим и четвертым этажом, обернулась, увидела едва поспевающего Андрея и с улыбкой сдернула трусы почти до самых пяток. Ловко подняла платьице и расставила ножки. Похоже, ей это стало нравиться. Андрей присел и легонько стал щупать складочки уже знакомой щелки. Затем молча встал, спустил штанишки и трусы.

     – Потрогай.

     Девочка натянула свои трусики и стала трогать Андрея. Мошонку, маленькие. Не так давно опустившиеся в мешочек яички, ствол, который сразу поднялся, как подъемный кран. Волна блаженства откуда-то снизу охватила Андрея. Девочка мягко перебирала пальчиками, терла и гладила.

     Они сбежали о лестнице. Похоже, никто не заметил их двухминутного отсутствия.

     Когда через несколько недель потеплело и Маша пошла на прогулку без колготок, то всё упростилось. Они садились на землю, за кустами, раздвигали ноги и оттягивали перемычки на трусиках. Приятнее всего было трогать друг друга одновременно.

     Так они делали еще раза три. Но вскоре девочку перевели в другой сад, и Андрюша ее больше не встречал.

     

     -2-

     Несколько лет Андрей ничего такого не видел и не делал. Но однажды ему повезло на пляже.

     Андрею тогда было тогда около одиннадцати. Он подходил к пляжу по тропинке, которой редко пользовались. Внезапно Андрей увидел перед собой чье-то белое тело. В кустах переодевалась девочка лет девяти-десяти, Она спустила трусики почти до пяток. Он увидел девочку чуть раньше, чем она его. Андрюша впился глазами в белое тело. Он видел ее всю. И влекущую пещерку тоже! Она была свободна от ткани, поскольку Андрей застал девочку в тот самый момент, когда мокрые трусы спустились почти к пяткам. Заветная щелка слегка приоткрылась, обнажив внутреннюю поверхность мягких складок. Девочка слегка вскрикнула и попыталась вернуть трусы на место, но они предательски свернувшись под коленками в трубочку. Выгнувшийся, слегка пухленький живот заставил пещерку приоткрыть свои секреты. Пушка еще не было, да Андрюша тогда еще и не знал, что он должен быть.

     Девочка ошарашено посмотрела на Андрея, судорожно пытаясь подтянуть трусы к верху и одновременно их раскрутить. Молча посмотрев на девочку, Андрей сделал вид, что ему не интересно. Затем демонстративно отвернул голову и прибавил шаг. Он едва сдержал радость от увиденного.

     

     -3-

     Андрей шел от метро, вертя в кармане зажигалку. Черный портфель почти не отягощал вторую руку. Ни с того, ни с сего Андрей внезапно вспомнил ту девочку на пляже. Вдруг он понял чего ему не хватало, в чем был пробел. Пробел этот состоял в том, что он никогда не видел голышом представительниц противоположного пола в возрасте от 12 до 18.

     Из художественной школы он перевелся еще в третьем классе, так и не приняв участие в рисовании натурщиц. Рассказы одноклассников как-то не восполняли картину, а порножурналы были редкостью. Впрочем, став взрослее он не раз видел и волосатые влагалища и полные груди…. Почему-то сейчас они не волновали.

     Безволосые письки, плоские тела у маленьких девочек видел, конечно, тоже. Но интереса к этому взрослый Андрей не испытывал. По крайней мере, до сего дня.

     И тут в голове стали возникать вопросы. Какое оно, девичье тело, когда начинает расти, начинает наливаться грудь, появляются волоски? Что раньше – первые волоски или припухлость груди? Этого он не знал. Подросткового тела ему не хватало. Эта мысль его почему-то не напугала, и Андрей сразу переключился на будничные заботы.

     Он стал обходить киоски у метро, чтобы купить, что-нибудь к ужину. Уже когда Андрей отходил от киоска, раскладывая сдачу, он столкнулся с небольшой девчушкой лет 13-ти.

     – У вас не найдется,… дайте немного денег, мне на еду не хватает.

     Андрей растерянно поднял взгляд. Перед ним стояла чуть плотненькая девчушка, совсем не голодного вида. Она была одета в зимний комбинезон на меху. Черные волосы а-ля Мирей Матье, только чуть длиннее, чем нужно. Просящий тон и требовательный взгляд.

     – Тебе нужны деньги? – сориентировался Андрей – пойдем, поговорим.

     Девчонка явно была не против, хоть и промолчала.

     – Отойдем туда – продолжил Андрей, кивнув в сторону домов.

     Девчонка неохотно и медленно побрела за ним. Будь дома чуть дальше 30 метров, она наверняка бы не пошла. Но пройти-то несколько шагов можно. Кругом же люди.

     Андрей тем временем на ходу придумывал, что он скажет. Не важно, что лишь бы посмотреть. На нее. Без одежды. Наверняка уже есть волосики, да и грудь, наверное, начала наливаться…

     

     Они остановились у ближайшего дома.

     -Ты знаешь, я художник – произнес он.